Cлова на букву "X"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1XXXI
1XXXII
1XXXIII
2XXXIV
1XXXVIII

Несколько случайно найденных страниц

по слову XXXIV

1. Зуров Л. Ф. - Кузнецовой Г. Н., Вторая половина января 1929 г.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Часть текста: подоконник, а окно было открыто и с улицы лился теплый золотистый свет (такого не бывает в жизни), села черно-синяя птица. А я подошел и взял ее в руки. Она была доверчива, легка, с глазами яркими и любопытными. И оттого, что я почувствовал ее в ладонях, теплую и дружелюбную, мне стало хорошо, как в детстве. Днем после службы в соборе ко мне подошел Белоцветов 2 и сказал, что Иван Алексеевич написал заметку о моих работах 3 . На следующий день я получил Ваше письмо и дорогие для меня строки. Все это радостно и чудесно. Спасибо за Ваши рассказы. Ваши стихи я читал в "Студенческих годах" 4 , а некоторые из них слышал от мичмана Петрова 5 . Мы жили тогда [без кабинок] в холодном коридоре Свободарни. Ваши рассказы читаю впервые. И "Золотой Рог", и "Кунак" мне очень понравились. У Вас хороший и простой язык, Вы так хорошо видите. Временами, особенно в "Кунаке", у Вас мужской язык. Желаю от души счастья и хорошей работы. Хотелось бы поскорее увидеть Вашу книгу. И заранее радуюсь. В Праге было очень тяжело. В 1924 году после госпиталя и летнего отдыха я покинул ее, чтобы очутиться около родных полей. К Латвии отошел кусок нашей Псковской губернии 6 . И близость России меня укрепила лучше всех докторов. "Отчину" я обещал Владычице Печорской, Покровительнице моей земли. Ее икона часто...
2. Ходасевич В. Ф.: О Бунине
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Часть текста: не дана русскому, но еще и оттого, что так трудно было бы объяснить европейскому литературному миру, почему именно Бунин достоин этой премии более, чем кто-либо другой". К счастью для всех нас и к великой радости для меня, оказался я все-таки не совсем прав. В самый тот день, когда появилась моя статья, Нобелевская премия была присуждена Бунину. Я по-прежнему думаю, что самое сильное в Бунине, его словесное мастерство, иностранному ценителю недоступно. Оказалось, однако, что и других качеств его творчества достаточно для того, чтобы премия была ему предоставлена. Члены Шведской Академии сумели оценить Бунина и по переводам - это делает честь их литературному пониманию. Следует им отдать должное еще и в другом отношении. Они присудили лавры гонимому страннику, почти беззащитному и почти бесправному, да еще в такую как раз минуту, когда безумная корысть и корыстное безумие с особою силой толкают людей пресмыкаться перед его гонителями. Тут проявили они независимость и мужество, которые в другие времена для столь высоких собраний только естественны, но в наши горькие дни стали редки всюду. Таким образом, прислушавшись к голосу совести (и может быть - к ропоту русской литературы, давно ожидавшей к себе справедливости), члены Шведской Академии не только увенчали Бунина, но и отстояли собственную свою честь. Сознаю, что, конечно, в этих словах моих много гордости. Но наше положение не дает нам права быть смиренными, ибо здесь, в Европе, мы сейчас не самих себя представляем и не во имя свое находимся. Все это относится, впрочем, не к самому Бунину и не к его творчеству, а к тому общественному и нравственному значению, которое бунинское творчество имеет для всех нас. Это значение так бесспорно и очевидно, что я больше на нем останавливаться не буду. Хотелось бы мне сказать о том, чему мы обязаны своим торжеством, - о писаниях Бунина. Но тут я испытываю большое...

© 2000- NIV