Lady.tochka.net - кулинарные рецепты
Allcredits.ru - росбанк уфа

Cлова на букву "A"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
1ABANDON
1ABROAD
2ABSOLUTE
1ABSTRACTION
1ACADEMIA
1ACCEPTER
4ACCIDENT
1ACCORD
1ACQUAINTED
6ACTION
1ADA
1ADIEU
1ADJOINT
2ADMIRABLE
4ADMIRATION
1ADMIRE
1ADVENTURE
2AFFAIRES
1AGE
1AGREER
2AIME
1ALBA
1ALEX
3ALEXI
2ALFRED
1ALINE
5ALL
4ALLE
1ALONG
1ALP
2ALTER
1ALTOGETHER
1AMATA
1AME
16AMI
3AMITIE
1AMO
1AMOR
11AMOUR
1ANALOGUE
1ANDERS
1ANDRA
6ANDRE
1ANECDOTE
1ANIMAL
2ANN
1ANS
2ANTHOLOGY
2ANTHONY
1ANTILLES
1ANTOINETTE
1APOCALYPSE
1APPRECIATION
2APR
2ARBOR
2ARC
1ARCHIVE
2ARDIS
2ARE
1ARES
3ARGENT
2ARGUS
1ARM
2ARNOLD
2ARRIVER
4ART
2ARTISTE
1ASPECT
4ASSISTANCE
1ASSISTER
2ASTAIRE
1ASTRA
2ATTENTION
1AUGUST
4AURA
2AUS
3AUSSI
3AUT
2AUTHOR
1AUTHORIZED
1AUTOBIOGRAPHY
10AUTRE
3AUX
3AVAIS
3AVAIT
2AVANT
13AVEC
33AVENUE
13AVEZ
1AVIS
8AVOIR
3AVRIL
1AWAY

Несколько случайно найденных страниц

по слову AMOUR

1. Бунин И. А. - Циону С. А., 21 февраля 1942 г.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Часть текста: лежу, как лежат теперь у нас очень, очень многие - и слабею зрением, - в России эта голодная болезнь называется "куриной слепотой", а в-третьих - новая беда: уже совсем на нет сошла моя несчастная Вера Николаевна от жесточайшего малокровия да вдобавок еще тяжело заболела с месяц тому назад спазмами в желудке, и вот пошли врачи, всякие исследования, просвечивания - и мои новые горести, страхи, хлопоты... Что у нее, еще неизвестно, сейчас она в Ницце (куда и я поеду послезавтра), я отвез ее на новые врачебные испытания, пока же врачи предполагают язву в желудке: вероятно, отравилась теми истинно страшными даже на вид ржавыми и закостеневшими в морской соли рыбками, что мы иногда покупаем как некоторое острое дополнение к гнилым "земляным грушам" 2 , коими мы почти исключительно питаемся за последнее время, иногда просто вареными в голой воде, иногда же поджаренными на какой-то сальной мерзости, называемой вежеталином 3 , каковой вежеталин и эти "груши" добываются у нас теперь уже по записям, по карточкам и в бесконечном стоянии в очередях с пяти, с шести часов утра: Ривьера теперь - унылая пустыня, оживляемая только ...
2. Блюм А.: "Грамматика любви"
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Часть текста: большие надежды, слыл за редкого умницу, как вдруг обрушилась на него любовь, ставшая единственным содержанием всей его жизни. После смерти свози возлюбленной - горничной Лушки - Хвощинский буквально заживо похоронил себя: более 20 лет он просидел в усадьбе, никому на показываясь и никого к себе не допуская. Эта история, которая под пером менее даровитого писателя превратилась бы, очевидно, в "уездный анекдот", приобретает у Бунина трагическое звучание. Молодой человек, наследник Хвощинского, показывает приезжему библиотеку старинных книг, сохранившихся в доме. Ивлев листает "серые" страницы "престранных книг": "Заклятое урочище", "Утренняя звезда и ночные демоны", "Размышления о таинствах мироздания", "Чудесное путешествие в волшебный край"... Наконец его взгляд падает на "крохотную, прелестно изданную почти сто лет назад" книжечку - "Грамматика любви, или Искусство любить и быть взаимно любимым". Молодой человек, заметивший интерес гостя к этой книге, говорит, что, к сожалению, он не может ее продать: "Она очень дорогая... они (то есть Хвощинский. - А. Б.) даже под подушку ее клали..." Ивлев просит разрешения хотя бы перелистать эту книжечку. Бунин в рассказе приводит чуть ли не целую страницу выдержек из "Грамматики любви": "Она вся делилась на маленькие главы: "О красоте", "О сердце", "Об уме", "О знаках любовных", "О размолвке и примирении", "О любви платонической"... Каждая глава состояла из коротеньких, изящных, порою очень тонких сентенций, и некоторые из них были деликатно отмечены пером красными чернилами. "Любовь не есть простая эпизода в нашей жизни, - читал Ивлев. - Разум наш противоречит сердцу и не убеждает оного. Женщины никогда не бывают так сильны, как когда они вооружаются слабостью..." и т. д. Бунин упоминает и об "изъяснении языка цветов", находящемся в конце книги, приводит трогательное четверостишие, написанное...
3. Богиня разума
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Часть текста: люди совсем простые, жили очень скромно, даже бедно. Но судьба одарила ее необыкновенной красотой в соединении с редкой грацией, в отрочестве у нее обнаружился точный музыкальный слух и верный, чистый голосок, а в двух шагах от улички Сэн-Мартэн, где она родилась и росла, находилось нечто сказочно-чудесное, здание Оперы. Естественно, что «античную головку» живой и талантливой девочки рано стали туманить обольстительные мечты, надежды на славную будущность. И случилось так, что мечты и надежды не только не обманули, но даже в некоторых отношениях превзошли ожидания. Тереза Анжелика Обри не только стала артисткой Оперы, не только пела и танцевала на ее сцене рядом с знаменитостями и вызывала восторженные рукоплескания, являясь перед толпой олимпийскими богинями, - то Дианой, то Венерой, то Афиной-Палладой, - но и попала в историю: 10 ноября 1793 года она играла на сцепе, которую никогда не могла и вообразить себе, - в Соборе Парижской Богоматери, выступала в роли неслыханной и невиданной, в роли Богини Разума, и затем - apres avoir detrone la ci-devant Sainte Vierge [2] - торжественно была отнесена в Тюильерийский дворец, в Конвент: какживое воплощение нового Божества, обретенного человечеством. Погребена Богиня на Монмартрском кладбище. Как не взглянуть на такую могилу? III Я давно собирался это сделать. Наконец поехал. В солнечный день, уже почти весенний, но довольно пронзительный, с бледно-голубым, кое-где подмазанным небом, я вышел...
4. Записи (о Нобелевской премии)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
Часть текста: видное в такие дни море, на туманные хребты Эстереля и ловлю себя на мысли: — Может быть, как раз сейчас, где-то там, на другом краю Европы, решается и моя судьба… В синема я однако опять забываю о Стокгольме. Когда, после антракта, начинается какая-то веселая глупость под названием «Бэби», смотрю на экран с особенным интересом: играет хорошенькая Киса Куприна, дочь Александра Ивановича. Но вот в темноте возле меня какой-то осторожный шум, потом свет ручного фонарика и кто-то трогает меня за плечо и торжественно и взволнованно говорит вполголоса: — Телефон из Стокгольма… И сразу обрывается вся моя прежняя жизнь. Домой я иду довольно быстро, но не испытывая ничего, кроме сожаления, что не удалось досмотреть, как будет играть Киса дальше, и какого-то безразличного недоверия к тому, что мне сообщили. Но нет, не верить нельзя: издали видно, что мой всегда тихий и полутемный в эту пору дом, затерянный среди пустынных оливковых садов, покрывающих горные скаты над Грассом, ярко освещен сверху донизу. И сердце у меня сжимается какою-то грустью… Весь вечер «Бельведер» полон звоном телефона, из которого что-то отдаленно кричат мне какие-то разноязычные люди чуть не из всех столиц Европы, оглашается звонками почтальонов, приносящих все новые и новые приветственные...
5. В Париже
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Часть текста: пальто, ему можно было дать не больше сорока лет. Только светлые глаза его смотрели с сухой грустью и говорил и держался он как человек, много испытавший в жизни. Одно время он арендовал ферму в Провансе, наслышался едких провансальских шуток и в Париже любил иногда вставлять их с усмешкой в свою всегда сжатую речь. Многие знали, что еще в Константинополе его бросила жена и что живет он с тех пор с постоянной раной в душе. Он никогда и никому не открывал тайны этой раны, но иногда невольно намекал на нее, - неприятно шутил, если разговор касался женщин: - Rien n'est plus difficile que de reconnaitre un bon melon et une femme de bien 3 . Однажды, в сырой парижский вечер поздней осенью, он зашел пообедать в небольшую русскую столовую в одном из темных переулков возле улицы Пасси. При столовой было нечто вроде гастрономического магазина - он бессознательно остановился перед его широким окном, за которым были видны на подоконнике розовые бутылки конусом с рябиновкой и желтые кубастые с зубровкой, блюдо с засохшими жареными пирожками, блюдо с посеревшими рублеными котлетами, коробка халвы, коробка шпротов, дальше стойка, уставленная закусками, за стойкой хозяйка с неприязненным русским лицом. В магазине было светло, и его потянуло на этот свет из темного переулка с холодной и точно сальной мостовой. Он вошел, поклонился хозяйке и прошел в еще пустую, слабо освещенную комнату, прилегавшую к магазину, где белели накрытые бумагой столики. Там он не спеша повесил свою серую шляпу и длинное пальто на рога стоячей вешалки, сел за столик в самом дальнем углу и, рассеянно потирая руки с рыжими волосатыми кистями, стал читать бесконечное перечисление закусок и кушаний, частью напечатанное, частью написанное...

© 2000- NIV