Fxclub.org - акции сбербанка фондовый рынок http://www.fxclub.org/markets/stock/

Cлова на букву "Й"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово (варианты)
1ЙЕЙТС
3ЙОГ, ЙОГА (ЙОГАХ, ЙОГИ)
8ЙОД (ЙОДА, ЙОДОМ)
1ЙОДОФОРМ (ЙОДОФОРМОМ)
1ЙОРАН
1ЙОРИК (ЙОРИКА)
84ЙОРК (ЙОРКЕ, ЙОРКА, ЙОРКУ, ЙОРКОМ)
6ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКОМ, ЙОРКСКОЕ, ЙОРКСКОГО, ЙОРКСКИХ)
2ЙОРКШИР (ЙОРКШИРЕ)
25ЙОТА (ЙОТУ)

Несколько случайно найденных страниц

по слову ЙОД (ЙОДА, ЙОДОМ)

1. Дневники Бунина (1923-1932)
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Часть текста: возле меня и в то же мгновение я, от моего постоянного патологического ужаса к змеям, так дико взбросил ноги в воздух, что дугой перелетел через канаву назад и стал на ноги на шоссе - сделал то, что мог бы сделать лишь какой-нибудь знаменитый акробат или мой древний пращур, тигр, барс.-Мы не подозреваем, какие изумительные силы и способности еще таятся в нас с пещерных времен. [...] 5/75 Авг. 23 г. Купанье в Bocca. Вокзал, олеандры, их розаны и голубая синева моря за ними. Три купальщицы, молоденькие девушки. Незабываемое зрелище. Очки цвета йода. [...] 5/18 Авг. 23 г. После завтрака облака на западе. Скоро понял, что не облака. Говорят, что идет страшный лесной пожар [...] Часа в четыре все ближе докатывающийся до нас мистраль, хлопанье дверей по всему дому. Облака заняли треть неба. Густое гигантское рыжевато-грязное руно - Апокалипсис! Ночью огонь. 6/19 Авг. 23 г. Lassus maris et viarum - устав от моря и путей. Гораций. Как хорошо! При воспоминании вспоминается и чувство, которое было в минуту того, о чем вспоминаешь. 7/20 Авг. 23 г. Опять купался в Bocca. Перед вечером перед домом, по саду спокойный, недвижный, чуть розоватый свет. И запах гари. Август, август, любимое мое. Gefuhl ist alles - чувство все. Гете. Действительность - что такое действительность? Только то, что я чувствую. Остальное - вздор. Несрочная весна. Grau, lieber Freund, sind alle Theorien, Doch ewig grun das goldene Baum des Lebens- Все умозрения, милый друг, серы, Но вечно зелено златое Древо Жизни. Лаоцзы, написавший Тао-те-кин, родился с седыми волосами, старцем. Страшная гениальная легенда! 179 "Мысль изреченная есть ложь..." А сколько самой обыкновенной лжи! Человеческий разговор на три четверти всегда ложь, и невольной, и вольной, с большим старанием ввертываемой то туда, то сюда. И все хвастовство, хвастовство. Ночью с 28 на 29 Авг. (с 9 на 10 Сент.) 23 г. Проснулся в 4 часа, вышел на балкон - такое божественное великолепие сини неба и крупных звезд, Ориона, Сириуса, что...
2. Деревня (часть 1)
Входимость: 1. Размер: 111кб.
Часть текста: восхищались по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную" лавочку: "торговля мелочного товару чаю сахору тобаку сигар и протчего". Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде. Неутомимо гонял он за становыми - в те глухие осенние поры, когда взыскивают подати и идут по деревне торги за торгами. Неутомимо скупал у помещиков хлеб на корню, снимал за бесценок землю... Жил он долго с немой кухаркой, - "не плохо, ничего не разбрешет!" - имел от нее ребенка, которого она приспала, задавила во сне, потом женился на пожилой горничной старухи-княжны Шаховой. А женившись, взял приданого, "доконал" потомка обнищавших...
3. Красавица
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Часть текста: Красавица Чиновник казенной палаты, вдовец, пожилой, женился на молоденькой, на красавице, дочери воинского начальника. Он был молчалив и скромен, а она знала себе цену. Он был худой, высокий, чахоточного сложения носил очки цвета йода, говорил несколько сипло и, если хотел сказать что-нибудь погромче, срывался в фистулу. А она была невелика, отлично и крепко сложена, всегда хорошо одета, очень внимательна и хозяйственна по дому, взгляд имела зоркий. Он казался столь же неинтересен во всех отношениях, как множество губернских чиновников, но и первым браком был женат на красавице - все только руками разводили: за что и почему шли за него такие? И вот вторая красавица спокойно возненавидела его семилетнего мальчика от первой, сделала вид, что совершенно не замечает его. Тогда и отец, от страха перед ней, тоже притворился, будто у него нет и никогда не было сына. И мальчик, от природы живой, ласковый, стал в их присутствии бояться слово сказать, а там и совсем затаился, сделался как бы несуществующим в доме. Тотчас после свадьбы его перевели спать из отцовской спальни на диванчик в гостиную, небольшую комнату возле столовой, убранную синей бархатной мебелью. Но сон у него был беспокойный, он каждую ночь сбивал простыню и одеяло на пол. И вскоре красавица сказала горничной: - Это безобразие, он весь бархат на диване изотрет. Стелите ему, Настя, на полу, на том тюфячке, который я велела вам спрятать в большой сундук покойной барыни в коридоре. И мальчик, в своем круглом одиночестве на всем свете, зажил совершенно самостоятельной, совершенно обособленной от всего дома жизнью, - неслышной, незаметной, одинаковой изо дня в день: смиренно сидит себе в уголке гостиной, рисует на грифельной доске домики или шепотом читает по складам все одну и ту же книжечку с картинками, купленную еще при покойной маме, смотрит в окна... Спит он на полу между диваном и кадкой с пальмой. Он сам стелет себе постельку вечером и сам прилежно убирает, свертывает ее утром и уносит в коридор в мамин сундук. Там спрятано и все остальное добришко его. 28 сентября 1940
4. Деревня (часть 2)
Входимость: 1. Размер: 58кб.
Часть текста: рассказать, как погибал он, с небывалой беспощадностью изобразить свою нищету и тот страшный в своей обыденности быт, что калечил его, делал "бесплодной смоковницей". Обдумывая свою жизнь, он и казнил себя и оправдывал. Что ж, его история - история всех русских самоучек. Он родился в стране, имеющей более ста миллионов безграмотных. Он рос в Черной Слободе, где еще до сих пор насмерть убивают в кулачных боях, среди великой дикости н глубочайшего невежества. Буквам и цифрам выучил его и Тихона сосед, заливщик калош Белкин; но и то только потому, что работы у него никогда не было, - уж какие там калоши в Слободе! - что драть кого-нибудь за "виски" всегда приятно и что не все же сидеть на завалинке распояской, наклонив и подставив солнцу лохматую голову, поплевывая на пыль между босыми ногами. В базарной лавке Маторина братья постигли письмо, чтение, стал Кузьма и книжками увлекаться, которые дарил ему базарный вольнодумец и чудак, старик-гармонист Балашкин. Но до чтения ли в лавке! Маторин очень часто кричал: "Я тебе ухи оболтаю за твоих Гуаков, дьяволенок ты этакий!" Там Кузьма и писать стал, - начал рассказом о том, как один купец ехал в страшную грозу, ночью по Муромским лесам, попал на ночлег к разбойникам и был зарезан. Кузьма горячо изложил его предсмертные мольбы, думы, его скорбь о своей неправедной и "так рано пресекшейся жизни...". Но базар без пощады окатил его холодной водой: - Ну и дурак же ты, прости господи! "Рано!" Давно пора черту пузатому! Да и как же это ты узнал-то, что он думал? Ведь его же зарезали? Тогда Кузьма написал кольцовским ладом песню престарелого витязя, завещающего сыну своего верного коня. "Он носил меня в моей молодости!" - восклицал в песне витязь. - Так! - сказали ему. - Сколько же лет было этому самому коню? Ах, Кузьма, Кузьма! Ты бы лучше дельное-то что-нибудь сочинил, - ну, хоть про войну, к примеру... И Кузьма, подделываясь под...
5. Бунина В. Н. - Ландау Т. М., 11 октября 1951 г.
Входимость: 2. Размер: 3кб.
Часть текста: В. Н. - Ландау Т. М., 11 октября 1951 г. В. Н. БУНИНА - Т. М. ЛАНДАУ 11 октября 1951 г. Париж 11/10 51 Дорогая Татьяна Марковна, Спасибо за поздравление 1 , поблагодарите за письмо милого Марка Александровича. У нас плохо: лечение йодом и серой вызвало у моего большое сердечное ослабление. Пульс бывает 120 и очень слабый. Кроме того, м<ожет> б<ыть>, он получил грипп, который ходил по Парижу (вирус), причем t не поднимается и, если это так, то йод был очень вреден. Он очень ослаб и исхудал. Я провожу с ним ночи. Спит плохо. Пьет мало. Если будут силы, буду держать Вас в курсе. Если трудно будет писать, известим Полонских. Приезжал Кодрянский 2 , в субботу уплывает в Нью-Йорк. От Николая Романовича 3 была телеграмма, спрашивал, нужно ли перевести аванс за "Ж<изнь> Арс<еньева>" 4 . Ответили, что все скажет Кодрянский. Это будет выгоднее. "Воспоминания" в Америке по-английски идут хорошо 5 . В месяце продано 1200 экз<емпляров>. Обнимаем, целуем вас обоих. Л<еонид> Ф<едорович> шлет сердечный привет, он очень озабочен и много помогает. Ваша В. Бунина. Примечания 1 Вероятно, с именинами. 2 См. примеч. 7 к No 14. 3 Николай Романович Вреден (1901--1955) - литератор, издатель. В последние годы жизни работал в издательстве имени Чехова. Когда Алданов познакомился с ним в 1951 г., он так написал Бунину о Вредене (16 июля 1951 г.): "... сын лейб-медика, в ранней юности перед самой революцией ставший гардемарином, бежавший тогда в Америку и завоевавший себе с годами огромное положение в американском литературно-издательском мире. Человек он прекрасный, умный, образованный". 4 Бунин И. Жизнь Арсеньева. Первое полное издание. Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1952. 5...

© 2000- NIV