Cлово "ИДТИ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ИДУТ, ШЕЛ, ШЛИ, ИДЕТ, ШЛА

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 50.
2. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 33.
3. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 33.
4. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 31.
5. Веселый двор
Входимость: 30.
6. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 29.
7. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 29.
8. Митина любовь
Входимость: 26.
9. Странствия
Входимость: 25.
10. Под серпом и молотом
Входимость: 24.
11. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 23.
12. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 22.
13. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 22.
14. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 21.
15. Деревня (часть 3)
Входимость: 20.
16. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 19.
17. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 17.
18. Учитель
Входимость: 17.
19. «Третий Толстой»
Входимость: 17.
20. Из цикла "Странствия"
Входимость: 16.
21. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 15.
22. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 15.
23. Окаянные дни
Входимость: 15.
24. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 15.
25. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 15.
26. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 15.
27. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 14.
28. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 14.
29. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 14.
30. Из "Великого дурмана"
Входимость: 14.
31. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 14.
32. Натали
Входимость: 14.
33. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 13.
34. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 13.
35. На даче
Входимость: 13.
36. Автобиографические заметки
Входимость: 13.
37. Воспоминания Бунина
Входимость: 13.
38. Деревня (часть 1)
Входимость: 12.
39. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 12.
40. Жизнь Арсеньева
Входимость: 12.
41. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 11.
42. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 11.
43. Октябрь (воспоминания 18-22 октября 1905 года)
Входимость: 11.
44. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 11.
45. Хорошая жизнь
Входимость: 11.
46. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 11.
47. Чаша жизни
Входимость: 11.
48. Братья
Входимость: 11.
49. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 11.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 10.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 50. Размер: 204кб.
Часть текста: в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой,...
2. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 33. Размер: 107кб.
Часть текста: стало поддерживать дисциплину. [...] В школе есть несколько человек способных. Нилус восхищается глазом ученика Шесток. Его маленькая племянница, Оля, тоже рисует очень точно и делает заметные успехи. Двигается и Дима Лазурский, очень милый и приятный мальчик. Но занятнее всех Рафаэль 29 . Он вносит столько веселья, что забываешь на него сердиться. [...] На бульваре встречаем единомышленников. Грызем семечки. Сидим и смотрим на море. Я с Верой Николаевной Ильнарской. Она молодец - несмотря на то, что им очень трудно, она не поступает ни в один из многочисленных театров и влачит скромное существование беженки. Ей уже приходится таскать воду. Живут они в одной комнате, выходящей окнами во двор. [...] Идут разговоры, и о том, не пуститься ли на "дубке", по примеру Волошина, в Крым. Серьезно об этом подумывают Варшавские. Зовут нас, но меня не очень увлекает это предприятие. [...] и Яну не хочется менять синицу на журавлей в небе... [...] Днем мы с Яном вышли прогуляться. [...] Сталкиваемся со Шмидтами и Варшавскими. Полевицкая обращается к Яну с просьбой: - Напишите мистерию, мне так хочется сыграть Божью Матерь или вообще святую, зовущую к христианству... - Постараюсь, - говорит, смеясь Ян. - Да, пожалуйста, - умоляющим тоном настаивает она. [...] Когда дождь прекращается, мы уходим. - Господи, - вздыхает Ян, - какое кощунство и в какое время! Играть Богоматерь, и перед такими скотами! Неужели она не понимает? [...] 3/16 июня. Год, как мы в Одессе, как не похожа она на...
3. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 33. Размер: 85кб.
Часть текста: Были Овсянико-Куликовский и писатель Кипен. Рассказывали подробности. На Б. Фонтане убито 14 комиссаров и человек 30 простых евреев. Разгромлено много лавочек. Врывались ночью, стаскивали с кроватей и убивали кого попало. Люди бежали в степь, бросались в море, а за ними гонялись и стреляли,- шла настоящая охота. Кипен спасся случайно,- ночевал, по счастью, не дома, а в санатории "Белый цветок". На рассвете туда нагрянул отряд красноармейцев.- "Есть тут жиды?" - спрашивают у сторожа.- "Нет, нету".- "Побожись!" - Сторож побожился, и красноармейцы поехали дальше. Убит Моисей Гутман, биндюжник, прошлой осенью перевозивший нас с дачи, очень милый человек. ----- Был возле Думы. Очень холодно, серо, пустое море, мертвый порт, далеко на рейде французский миноносец, очень маленький на вид, какой-то жалкий в своем одиночестве, в своей нелепости,- черт знает, зачем французы шатаются сюда, чего выжидают, что затевают? Возле пушки кучка народа, одни возмущались "днем мирного восстания", другие горячо, нагло поучали и распекали их. Шел и думал, вернее, чувствовал: если бы теперь и удалось вырваться куда-нибудь, в Италию, например, во Францию, везде было бы противно,- опротивел человек! Жизнь заставила так остро почувствовать, так остро и внимательно разглядеть его, его душу, его мерзкое тело. Что наши прежние глаза,- как мало они видели, даже мои! Сейчас на дворе ночь, темь, льет дождь, нигде ни души. Вся Херсонщина в осадном положении, выходить, как стемнеет, не смеем. Пишу, сидя как будто в каком-то сказочном подземелье: вся комната дрожит сумраком и вонючей копотью ночника. А на столе новое воззвание: "Товарищи, образумьтесь! Мы несем вам истинный свет социализма! Покиньте пьяные банды, окончательно победите паразитов! Бросьте душителя народных масс, бывшего акцизного чиновника Григорьева! Он страдает запоем и имеет дом в Елизаветграде!" 3 мая. Борешься с этим, стараешься...
4. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 31. Размер: 102кб.
Часть текста: понравился? - спросила я. - Очень. [...] 4/17 января. Еще по старому тянутся праздники, а я ничего не чувствую, кажется, что даже совершенно никаких праздников не было, и Нового года не встречали, хотя были в двух местах. У Дерибаса, брата Александра Михайловича, было человек двадцать, мало связанных друг с другом людей. Потом были в клубе Зейдемена. Приехали туда, когда все были пьяны, точно в Москву попали: почти вся редакция "Нового Слова", Шер, Толстые, Гюнтер и другие. [...] 6/19 января. Был Елпатьевский 2 . [...] Конечно, прежде всего заговорили о событии сегодняшнем, - назначении Колчака Верховным Главнокомандующим. [...] 13/26 января. Ян очень подавлен. Вчера был в клубе. Ян читал. Кошиц пела, Волошин 3 прочел два исторических своих стихотворений. [...] Сам Волошин, кажется, большой тугоум, какая-то у него толстая черепная кость. [...] 15/28 января. [...] Потом разговор перешел на политику и Ян сделал предсказания: 1) через 25 лет евреи утеряют силу, 2) будущее будет принадлежать японцам, русским и немцам (?) - А англичане тоже будут в хвосте? - спросила я. - Ну, и англичане будут в хвосте, - ответил он, - вообще, только тот народ силен, который религиозен, а евреи по существу своей религии не религиозны. Это удивляет тебя? Религия, как и поэзия, должна идти от земли, а у евреев все абстракция. Иегова их - абстрактен. В религии необходимо, познав плоть, отрешиться от нее. [...] 3) сильную религиозность в России, 4) крах социализма и увлечение индивидуализмом. Он находит, социализм совершенно не свойственен человеческой душе, противоречит ей. [...] 16/29 января. Встретила Варшавского 4 , присяжного поверенного, журналиста из "Русского Слова". [...] 22 января/4...
5. Веселый двор
Входимость: 30. Размер: 71кб.
Часть текста: А вот поправить крышу, законопатить пазы, переложить печку, борова почистить - на это у него догадочки не хватало, и зимой в избе волков можно было морозить: по всем углам нарастала снежная опушка. Давным-давно по чурке растаскали бы все это тырло добрые люди. Да мешала Анисья. Егор был белес, лохмат, не велик, но широк, с высокой грудью. Ходил Егор в облезлом, голубом от времени и тяжелом от пота, гимназическом картузе, в посконной рубахе с обитым, скатавшимся воротом, в обвисших, протертых и вытянутых на коленях портках, в лаптях, обожженных известкой. Всюду много и без толку болтал он, постоянно сосал трубку, до слез надрываясь мучительным кашлем, и откашлявшись, блестя запухшими глазами, долго сипел, носил своей всегда поднятой грудью. Кашлял он от табаку, курить начал по восьмому году, - а глубоко дышал от расширения легких, и когда дышал, все раскрывалась, показывалась в продольную прореху ворога бурая полоска загара, резко выделявшаяся на мертвенно-бледном голе. Уродливы были его руки: большой палец правой руки похож на обмороженную култышку, ноготь этого пальца - на звериный коготь, а указательный и средний пальцы - короче безымянного и мизинца: в них было только по одному суставу. Но ловко мял он этими тугими култышками золу в хлюпающей трубке, кашлял надрывисто, но даже с наслаждением как будто: «А-ax, так-то его так!» Глядя на него, не верилось, что бывают матери у таких хрипунов и сквернословов. Не верилось, что Анисья мать его. Да и нельзя было верить. Он белес, широк, она - суха, узка, темна, как мумия; ветхая понева болтается на тонких и длинных ногах. Он никогда не разувается, она вечно боса. Он весь болен, она за всю жизнь не была больна ни...

© 2000- NIV