Cлово "ВОЙТИ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОШЕЛ, ВОШЛИ, ВОШЛА, ВОЙДЯ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 20.
2. Натали
Входимость: 13.
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 12.
4. Суходол
Входимость: 10.
5. Антигона
Входимость: 9.
6. Под серпом и молотом
Входимость: 8.
7. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 7.
8. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 7.
9. Таня
Входимость: 7.
10. Чистый понедельник
Входимость: 7.
11. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 6.
12. Митина любовь
Входимость: 6.
13. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 6.
14. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 6.
15. Странствия
Входимость: 6.
16. Три рубля
Входимость: 6.
17. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VI
Входимость: 6.
18. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 6.
19. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 6.
20. Апрель
Входимость: 6.
21. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 6.
22. Деревня (часть 3)
Входимость: 6.
23. Устами Буниных. 1944 - 1948 гг.
Входимость: 6.
24. Жизнь Арсеньева
Входимость: 6.
25. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 5.
26. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 5.
27. Худая трава (Оброк)
Входимость: 5.
28. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 5.
29. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 5.
30. При дороге
Входимость: 5.
31. Смерть пророка
Входимость: 5.
32. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 5.
33. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 4.
34. Солнечный удар
Входимость: 4.
35. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 4.
36. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 4.
37. Окаянные дни
Входимость: 4.
38. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 4.
39. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 4.
40. Чаша жизни
Входимость: 4.
41. Устами Буниных. 1933 г.
Входимость: 4.
42. Генрих
Входимость: 4.
43. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 4.
44. Братья
Входимость: 4.
45. Заря всю ночь
Входимость: 4.
46. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 4.
47. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 4.
48. Деревня (часть 1)
Входимость: 4.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 4.
50. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 17 октября 1901 г.
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 20. Размер: 204кб.
Часть текста: но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения ...
2. Натали
Входимость: 13. Размер: 60кб.
Часть текста: в левой руке свечку, подставила мне для поцелуя щеку и сказала, качая головой со своей обычной насмешливостью: - Ах, вечно и всюду опаздывающий молодой человек! - Ну, уж на этот раз никак не по своей вине, - ответил я. - Опоздал не молодой человек, а поезд. - Тише, все спят. Целый вечер умирали от нетерпения, ожидания и наконец махнули на тебя рукой. Папа ушел спать рассерженный, обругав тебя вертопрахом, а Ефрема, очевидно оставшегося на станции до утреннего поезда, старым дураком. Натали ушла обиженная, прислуга тоже разошлась, одна я оказалась терпелива и верна тебе. Ну, раздевайся и пойдем ужинать. Я ответил, любуясь ее синими глазами и поднятой, открытой до плеча рукой: - Спасибо, милый друг. Убедиться в твоей верности мне теперь особенно приятно - ты стала совершенной красавицей, и я имею на тебя самые серьезные виды. Какая рука, шея и как соблазнителен этот мягкий халатик, под которым, верно, ничего нет! Она засмеялась: - Почти ничего. Но и ты стал хоть куда и очень возмужал. Живой взгляд и пошлые черные усики... Только что это с тобой? Ты за эти два года, что я не видала тебя, превратился из вечно вспыхивающего от застенчивости мальчишки в негаа, интересного нахала. И это сулило бы нам много любовных утех, как говорили наши бабушки, если бы не Натали, в которую ты...
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 12. Размер: 111кб.
Часть текста: что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке, в таком-то уезде, в такой-то волости, и я вдруг почувствовал эту Россию, почувствовал ее прошлое и настоящее, ее дикие, страшные и все же чем-то пленяющие особенности и свое кровное родство с ней... II Очень русское было все то, среди чего жил я в мои отроческие годы. Вот хотя бы эта Становая. Впоследствии я не раз бывал в Становой и вполне убедился, что уже давно нет в ней никаких разбойников. Однако, никогда не установилось у меня совсем простого взгляда на нее, все казалось, что недаром ее обитатели все еще...
4. Суходол
Входимость: 10. Размер: 114кб.
Часть текста: рано? - Так бог дал. Батюшку господа в солдаты отдали за провинности, матушка веку не дожила из-за индюшат господских. Я-то, конечно, не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь молочная Аркадь Петровичу, тетенька вторая ваша... Подрастая, все внимательнее прислушивались мы к тому, что говорилось в нашем доме о Суходоле: все понятнее становилось непонятное прежде, все резче выступали странные особенности суходольской жизни. Мы ли не чувствовали, что Наталья, полвека своего прожившая с нашим отцом почти одинаковой жизнью,- истинно родная нам, столбовым господам Хрущевым! И вот оказывается, что господа эти загнали отца ее в солдаты, а мать в такой...
5. Антигона
Входимость: 9. Размер: 18кб.
Часть текста: он приезжал из Москвы домой, за ним высылали на станцию тяжелый тарантас, пару рабочих лошадей и не кучера, а работника. А на станции дяди он всегда вступал на некоторое время в жизнь совсем иную, в удовольствие большого достатка, начинал чувствовать себя красивым, бодрым, манерным. Так было и теперь. Он с невольным фатовством сел в легкую коляску на резиновом ходу, запряженную резвой караковой тройкой, которой правил молодой кучер в синей поддевке-безрукавке и шелковой желтой рубахе. Через четверть часа тройка влетела, мягко играя россыпью бубенчиков и шипя по песку вокруг цветника шинами, на круглый двор обширной усадьбы, к перрону просторного нового дома в два этажа. На перрон вышел взять вещи рослый слуга в полубачках, в красном с черными полосами жилете и штиблетах. Студент сделал ловкий и невероятно широкий прыжок из коляски: улыбаясь и раскачиваясь на ходу, на пороге вестибюля показалась тетя - широкий чесучовый балахон на большом дряблом теле, крупное обвисшее лицо, нос якорем и под коричневыми глазами желтые подпалины. Она родственно расцеловала его в щеки, он с притворной радостью припал к ее мягкой темной руке, быстро подумав: целых три дня врать вот так, а в свободное время не знать, что с собой делать! Притворно и поспешно отвечая на ее притворно-заботливые расспросы о маме, он вошел за ней в большой вестибюль, с веселой ненавистью взглянул на несколько сгорбленное чучело бурого медведя с блестящими стеклянными глазами, косолапо стоявшего во весь рост у входа на широкую лестницу в верхний этаж и услужливо державшего в когтистых передних лапах бронзовое блюдо для визитных карточек, и вдруг даже приостановился от отрадного удивления: кресло с полным, бледным, голубоглазым генералом ровно катила навстречу к нему высокая, статная красавица в сером холстинковом платье, в белом переднике и белой косынке, с большими серыми глазами, вся сияющая молодостью, крепостью, чистотой, блеском холеных рук, матовой белизной лица. ...

© 2000- NIV