Cлово "СТАЛЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТАЛИ, СТАЛЬЮ, СТАЛЯМИ

1. Жизнь Арсеньева
Входимость: 12.
2. Митина любовь
Входимость: 9.
3. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 8.
4. Веселый двор
Входимость: 8.
5. Игнат
Входимость: 8.
6. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 7.
7. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 7.
8. Худая трава (Оброк)
Входимость: 6.
9. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 6.
10. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 6.
11. Ночной разговор
Входимость: 6.
12. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 5.
13. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 5.
14. Суходол
Входимость: 5.
15. На даче
Входимость: 5.
16. Деревня (часть 3)
Входимость: 5.
17. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 5.
18. Деревня (часть 1)
Входимость: 5.
19. Дневники Бунина (1897-1903)
Входимость: 4.
20. Сталь
Входимость: 4.
21. Деревня (часть 2)
Входимость: 4.
22. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 4.
23. Последняя весна
Входимость: 4.
24. Под серпом и молотом
Входимость: 4.
25. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 4.
26. Из "Великого дурмана"
Входимость: 4.
27. Странствия
Входимость: 4.
28. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4.
29. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 4.
30. При дороге
Входимость: 4.
31. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 4.
32. Дневники Бунина (1918)
Входимость: 4.
33. * * * ("Стали дымом, стали выше")
Входимость: 4.
34. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 4.
35. Устами Буниных. 1920 г.
Входимость: 4.
36. Итоги
Входимость: 4.
37. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 4.
38. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3.
39. Эпитафия
Входимость: 3.
40. Заметки (к девятой годовщине со дня смерти Л. Н. Толстого)
Входимость: 3.
41. Товарищ дозорный
Входимость: 3.
42. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
43. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 3.
44. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 3.
45. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
46. Стихи
Входимость: 3.
47. Мелитон
Входимость: 3.
48. Самогонка и шампанское
Входимость: 3.
49. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 3.
50. Автобиографические заметки
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева
Входимость: 12. Размер: 103кб.
Часть текста: яко одушевленiи ..." Я родился полвека тому назад, в средней России, в деревне, в отцовской усадьбе. У нас нет чувства своего начала и конца. И очень жаль, что мне сказали, когда именно я родился. Если бы не сказали, я бы теперь и понятия не имел о своем возрасте, - тем более, что я еще совсем не ощущаю его бремени, - и, значит, был бы избавлен от мысли, что мне будто бы полагается лет через десять или двадцать умереть. А родись я и живи на необитаемом острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном...
2. Митина любовь
Входимость: 9. Размер: 116кб.
Часть текста: бульвару. Зима внезапно уступила весне, на солнце было почти жарко. Как будто правда прилетели жаворонки и принесли с собой тепло, радость. Все было мокро, все таяло, с домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а...
3. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 8. Размер: 102кб.
Часть текста: это приглашение: зимой в Крыму он не бывал и пожить в уютном гостеприимном доме ему, бездомному, было по душе. Вслед за Марьей Павловной и Евгенией Яковлевной он приехал в Аутку. И сразу почувствовал себя хорошо: по утрам, в погожие дни, солнце заливало его комнату; хозяйки были заботливыми, мастерицами в кулинарном искусстве, умели создавать подходящую для писателя обстановку. Антон Павлович, как это выяснилось после опубликования его писем, был доволен, что Бунин гостит у них и жалел о своем отсутствии. Евгения Яковлевна полюбила гостя и закармливала его, а с Марьей Павловной у Ивана Алексеевича возникала дружба. Они ездили в Учан-Су, Гурзуф, Су-ук-Су. Марья Павловна рассказывала о юности и молодости брата, о его неистощимом веселье и всяких забавных выдумках, о Левитане, которого она талантливо копировала, подражая его шепелявости, - он, например, вместо Маша произносил Мафа, - о его болезненной нервности, психической неустойчивости. Поведала и о том, что "ради Антоши" она отказалась выйти замуж: - Когда я сообщила ему о сделанном мне предложении, то по лицу его поняла, - хотя он и поздравил меня, - как это было ему тяжело... и я решила посвятить ему жизнь... Рассказывала и о увлечениях Антона Павловича, иногда действительных, иногда воображаемых. Он был очень скрытен и о своих сердечных делах никому...
4. Веселый двор
Входимость: 8. Размер: 71кб.
Часть текста: А вот поправить крышу, законопатить пазы, переложить печку, борова почистить - на это у него догадочки не хватало, и зимой в избе волков можно было морозить: по всем углам нарастала снежная опушка. Давным-давно по чурке растаскали бы все это тырло добрые люди. Да мешала Анисья. Егор был белес, лохмат, не велик, но широк, с высокой грудью. Ходил Егор в облезлом, голубом от времени и тяжелом от пота, гимназическом картузе, в посконной рубахе с обитым, скатавшимся воротом, в обвисших, протертых и вытянутых на коленях портках, в лаптях, обожженных известкой. Всюду много и без толку болтал он, постоянно сосал трубку, до слез надрываясь мучительным кашлем, и откашлявшись, блестя запухшими глазами, долго сипел, носил своей всегда поднятой грудью. Кашлял он от табаку, курить начал по восьмому году, - а глубоко дышал от расширения легких, и когда дышал, все раскрывалась, показывалась в продольную прореху ворога бурая полоска загара, резко выделявшаяся на мертвенно-бледном голе. Уродливы были его руки: большой палец правой руки похож на обмороженную култышку, ноготь этого пальца - на звериный коготь, а указательный и средний пальцы - короче безымянного и мизинца: в них было только по одному суставу. Но ловко мял он этими тугими култышками золу в хлюпающей трубке, кашлял надрывисто, но даже с наслаждением как будто: «А-ax, так-то его так!» Глядя на него, не верилось, что бывают матери у таких хрипунов и сквернословов. Не верилось, что...
5. Игнат
Входимость: 8. Размер: 57кб.
Часть текста: Извалы, она из такого же в Шатилове, что неподалеку от Извал. Но говорили, что она «полукровка», незаконная дочь шатиловского барина. Да и выросла она при господах. И поэтому, чем более волновала пастуха ее красота, тем более думал он о горничной, тем более робел. А чем более робел, тем чаще думал, тем сумрачнее и молчаливее становился. В черных блестящих глазах Любки была какая-то ясность, откровенность. Ловко и спокойно крала она одеколон и мыло у барыни, седой вдовы, курившей тонкие душистые папиросы. Иногда была она жива, наивна и казалась моложе своих лет, иногда - старше, все испытавшей женщиной. Да и груди были у нее как у женщины. А для Игната, еще не знавшего женщин, отношения между мужчинами и женщинами становились все страшнее и желаннее. Непроще, скрытнее его не было малого во всех Извалах. Даже едучи на розвальнях на гумно, за колосом для скотины, никогда не отвечал он прямо и сразу на вопрос: куда едешь? Избегая взгляда Любки, не поднимая угрюмых глаз, стыдясь своих лаптей, шапки и ошмыганного полушубка, он исподлобья следил за ней, и спокойное бесстыдство ее, смутно им понимаемое, было для него и жутко и пленительно. Усиливали его любовь и барчуки. Барчуки, - уже лечившийся на Кавказе офицер Алексей Кузьмич и Николай, все переходивший из одного учебного заведения в другое, - приезжали зимой только на большие праздники. В этом году на...

© 2000- NIV