Cлово "ЗЕМЛЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗЕМЛИ, ЗЕМЛЕ, ЗЕМЛЮ, ЗЕМЛЕЙ

1. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 38.
2. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 36.
3. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 33.
4. Из "Великого дурмана"
Входимость: 29.
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 28.
6. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 22.
7. Братья
Входимость: 18.
8. Деревня (часть 1)
Входимость: 18.
9. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 17.
10. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 17.
11. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 17.
12. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 16.
13. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 16.
14. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт второй
Входимость: 16.
15. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 15.
16. Митина любовь
Входимость: 14.
17. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 14.
18. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 14.
19. Веселый двор
Входимость: 14.
20. Воды многие
Входимость: 13.
21. Варламов Алексей: Пришвин и Бунин
Входимость: 13.
22. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 12.
23. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 11.
24. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 11.
25. Худая трава (Оброк)
Входимость: 11.
26. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 11.
27. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 11.
28. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 11.
29. Обуза
Входимость: 9.
30. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 9.
31. Песнь о Гайавате. Погоня за По-пок-кивисом
Входимость: 9.
32. Ответ на анкету "Южного слова" о Добровольческой армии
Входимость: 9.
33. Море богов
Входимость: 9.
34. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 9.
35. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 9.
36. Иудея
Входимость: 9.
37. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 9.
38. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 8.
39. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 8.
40. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 8.
41. Богиня разума
Входимость: 8.
42. Под серпом и молотом
Входимость: 8.
43. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 8.
44. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 8.
45. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт третий
Входимость: 8.
46. Ночь
Входимость: 8.
47. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 8.
48. Дневники Бунина (1912)
Входимость: 8.
49. Странствия
Входимость: 7.
50. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 38. Размер: 46кб.
Часть текста: _гряди_ - И тот пойдет по хляби невредимо. Я веры, как условия спасенья, Не требую. Лети со мной, как равный, Над бездною пространства, - я открою Тебе живую летопись миров Прошедших, настоящих и грядущих. Каин О бог иль бес - кто б ни был ты: что это? Ужель земля? Люцифер Ты не узнал земли? Той персти, из которой ты был создан? Каин Как! Этот круг, синеющий в эфире Вблизи кружка, похожего на то, Что ночью освещает нашу землю, И есть наш рай? А где же стены рая? И те, что стерегут их? Люцифер Покажи Мне место рая. Каин Это невозможно! Чем дальше мы уносимся вперед, Тем круг земли становится все меньше И, уменьшаясь, светится вдали Все ярче серебристым звездным светом. Мы с быстротою солнечных лучей Летим вперед, и он уж начинает Теряться средь бесчисленного сонма Окрестных звезд. Люцифер Но что бы ты подумал, Когда б узнал, что есть миры громадней, Чем мир земной, что есть созданья выше, Чем человек, что их число несметно, Что все они на смерть обречены И все живут, все страждут? Каин Я б гордился Своим умом, постигнувшим все это. Люцифер А...
2. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 36. Размер: 95кб.
Часть текста: Из книги четвертой Современники ГОРОД В ПОЭЗИИ ВАЛЕРИЯ БРЮСОВА Идею славы ложно соединяют с образом крыльев. Чаще она является moi ильной плитой, под которой погребают живого. Когда поэт становится в глазах публики "автором" такого-то произведения, ему бывает очень трудно выкарабкаться из-под этой плиты. Не менее тяжело бывает стать поэтом определенной области переживаний и явлений: поэтом ли "перепевших созвучий", или "поэтом "прекрасной дамы"", поэтом "половых извращений", или "поэтом города". 1 За Валерием Брюсовым утвердилась в настоящее время в русской литературе слава поэта города. Мне хочется проверить, по справедливости ли Брюсов заслужил эту тяжелую деревянную колодку, в которой критики хотят замкнуть его руки и шею. Город, действительно, неотвязно занимает мысли Брюсова, и половина всего, что он написал, так или иначе касается города. Но для того чтобы иметь право называться поэтом того или иного, надо глубоко любить и творчески воссоздавать это в слове. Никак нельзя назвать, например, Иоанна Крестителя поэтом Ирода, а Виктора Гюго поэтом Наполеона Третьего. 2 Отношение Валерия Брюсова к городу при первом взгляде очень сложно и противоречиво. Он то страстно призывает его: "Гряди могущ и неведом - быть мне путем к победам!". 3 То призывает варваров на разрушение его и восклицает: "Как будет весело дробить останки статуй и складывать костры из бесконечных книг!". 4 Попытаюсь последовательно выяснить отношение его к городу прошлого, к городу современному и городу будущего. В поэме "Замкнутые" {У Волошина ошибочно: "Заклятые". (Ред.).} отношение его к городу прошлого сказалось вполне законченно. Безвестный город рисует он в ней, старинный и суровый. Он живет одним воспоминанием о жизни и порвал связь с миром современным. Это как бы...
3. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 33. Размер: 71кб.
Часть текста: опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на обрывистом прибрежье. От рейда его отделяет длинная гряда рифов. За ними, у береговых отмелей, шелком сияют обвисшие паруса на высоких, тонких мачтах лодок. Их больше всего возле северной отмели, где когда-то был Водоем Луны, финикийская гавань. С севера к Яффе подступает золотисто-синяя от воздуха и солнца Саронская долина. С юга - желто-серые филистимские пески. На востоке - знойно-голубой мираж Иудеи. Там, за горами, - Иерусалим. В штиль рифы обнажаются - барка спокойно проскальзывает между их ржавыми, мокрыми и нестерпимо блестящими на солнце глыбами. На пристани сараи - таможни. По гладким каменным уступам, в тени звонких переулочков поднимаемся к базару. О Стамбуле напоминает в первую минуту запах гниющих апельсинов и укропа, смешанный с чадом...
4. Из "Великого дурмана"
Входимость: 29. Размер: 89кб.
Часть текста: кучка мужиков и ведет речь о «бабушке русской революции», о Брешко-Брешковской. Хозяин избы размеренно рассказывает: — Я про эту бабку давно слышу. Прозорливица, это правильно. За пятьдесят лет, говорят, все эти дела предсказала. Ну, только, избавь Бог, до чего страшна: толстая, сердитая, глазки маленькие, пронзительные, — я ее портрет в фельетоне видел… Сорок два года в остроге на чепи держали, а уморить не могли, ни днем ни ночью не отходили, а не устерегли, в остроге, и то ухитрилась миллион нажить. Теперь народ под свою власть скупает, землю сулит, на войну обещает не брать… А мне какая корысть под нее идти? Земля эта мне без надобности, я ее лучше в аренду сниму, потому что навозить мне ее все равно нечем, а в солдаты-то меня и так не возьмут, года вышли… Кто-то, белеющий в сумраке рубашкой, «краса и гордость русской революции», как оказывается потом, дерзко вмешивается: — У нас такого провокатора в пять минут арестовали бы и расстреляли! Но тот, кто говорил о «бабушке», возражает спокойно и твердо: — А ты, хоть и матрос, а дурак. Какой же ты комиссар, когда от тебя девкам проходу нету, среди белого дня лезешь? Погоди, погоди, брат, — вот протрешь казенные портки, пропьешь наворованные деньжонки, опять в пастухи запросишься! Опять, брат, будешь мою свинью арестовывать! Это тебе не над господами издеваться! Я-то тебя с твоим Жучковым (Гучковым) не боюсь! А третий прибавляет совершенно, ...
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 28. Размер: 103кб.
Часть текста: "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и...

© 2000- NIV