Cлово "ЗЕЛЕНЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗЕЛЕНИ, ЗЕЛЕНЬЮ, ЗЕЛЕНЯХ, ЗЕЛЕНЕЙ

1. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 10.
2. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 9.
3. Дневники Бунина (1908-1911)
Входимость: 8.
4. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 8.
5. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 6.
6. Митина любовь
Входимость: 6.
7. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 6.
8. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 6.
9. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 5.
10. Бунин И. А. - Буниным А. Н., Л. А., М. А., Е. А., Н. К., 13, 14, 15 апреля 1889 г.
Входимость: 5.
11. На даче
Входимость: 5.
12. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4.
13. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
14. Всходы новые
Входимость: 3.
15. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 3.
16. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3.
17. Святые горы
Входимость: 3.
18. Дневники Бунина (1913-1914)
Входимость: 3.
19. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 3.
20. Камень
Входимость: 3.
21. Его высочество
Входимость: 3.
22. Натали
Входимость: 3.
23. Игнат
Входимость: 3.
24. Петр Александров
Входимость: 3.
25. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 3.
26. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 3.
27. Дневники Бунина (1912)
Входимость: 3.
28. Божье древо
Входимость: 3.
29. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 3.
30. Иудея
Входимость: 3.
31. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 2.
32. Без роду-племени
Входимость: 2.
33. Деревня (часть 2)
Входимость: 2.
34. Страна содомская
Входимость: 2.
35. Из цикла "Странствия"
Входимость: 2.
36. Худая трава (Оброк)
Входимость: 2.
37. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 2.
38. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XI
Входимость: 2.
39. Странствия
Входимость: 2.
40. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
41. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 2.
42. Храм Солнца
Входимость: 2.
43. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 2.
44. Последнее свидание
Входимость: 2.
45. Пароход "Саратов"
Входимость: 2.
46. Первая любовь (из воспоминаний детства)
Входимость: 2.
47. Дневники Бунина (1919)
Входимость: 2.
48. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 14 августа 1891 г.
Входимость: 2.
49. Антоновские яблоки
Входимость: 2.
50. Братья
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 10. Размер: 65кб.
Часть текста: в "Беседах с памятью": ] По вечерам Ян не писал. После ужина мы выходили на вечернюю прогулку, если бывало тихо, то шли по липовой аллее в поле. Любовались звездами, Коля знал превосходно все созвездия. [По свидетельству Веры Николаевны, Бунин писал в то время "Иудею", просматривал "Море богов", "Зодиакальный свет". Начал переводить "Землю и небо" Байрона, писал стихи, а в конце своего пребывания у Пушешниковых написал "Старую песнь". В дневничке-конспекте Веры Ник. сказано, что Бунин с Н. Пушешниковым вернулись в Москву в середине января, однако, по записям погоды того года, вернее, что в начале февраля. Эти записи прерываются после 1-го февраля и возобновляются только 12, 13 марта. Вероятно, именно тогда и вернулся Бунин в Васильевское после краткого пребывания в Москве и волнений относительно здоровья серьезно заболевшей сестры. Судя по записям погоды, в деревне Бунин пробыл весь март 1 . Вера Николаевна пишет 2 : ] Вскоре Ян получил приглашение выступить на вечере в Киеве. Он с радостью туда поехал. Из Киева отправился в Одессу, хотел немного отдохнуть среди друзей-художников, но внезапно оттуда уехал, получив от меня письмо. [...] [8 апреля 1908 года Бунин пишет из-под Конотопа П. А. Нилусу: ] Дорогой друг, заслушай сам и передай товарищам, которых я очень люблю, что я уезжаю все дальше от Одессы, совершенно не насыщенный ею, уезжаю с большой грустью, что мало виделись, много истратили времени на кабаки, будь они прокляты, и не поговорили как следует... в чем виновато,...
2. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 9. Размер: 71кб.
Часть текста: в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на обрывистом прибрежье. От рейда его отделяет длинная гряда рифов. За ними, у береговых отмелей, шелком сияют обвисшие паруса на высоких, тонких мачтах лодок. Их больше всего возле северной отмели, где когда-то был Водоем Луны, финикийская гавань. С севера к Яффе подступает золотисто-синяя от воздуха и солнца Саронская долина. С юга - желто-серые филистимские пески. На востоке - знойно-голубой мираж Иудеи. Там, за горами, - Иерусалим. В штиль рифы обнажаются - барка спокойно проскальзывает между их ржавыми, мокрыми и нестерпимо блестящими на солнце глыбами. На пристани сараи - таможни. По гладким каменным уступам, в тени звонких переулочков поднимаемся к базару. О Стамбуле напоминает в первую минуту запах гниющих апельсинов и укропа, смешанный с чадом восточной кухни. Но нет, даже в самых глухих закоулках Стамбула нет плит, столь выбитых и отшлифованных копытами и туфлями, и такой толпы - таких грубых одежд, такого жесткого загара и таких гортанных криков! Вот базар с мокрым фонтаном, с водоносами ...
3. Дневники Бунина (1908-1911)
Входимость: 8. Размер: 16кб.
Часть текста: оттенком на фоне нежной зелени. Во всех комнатах запах ландышей. 1909 26 мая 1909 г. Перед вечером пошли гулять. Евгений, Петя и дьяконов сын пошли через Казаковку ловить перепелов, мы с Колей 62 в Колонтаевку. Лежали в сухом ельнике, где сильно пахло жасмином, потом прошли луг и речку, лежали на Казаковском бугре. Теплая, слегка душная заря, бледно-аспидная тучка на западе, в Колонтаевке цоканье соловьев. Говорили о том, как бедно было наше детство - ни музыки, ни знакомых, ни путешествий... Соединились с ловцами. Петя и дьяконов сын ушли дальше, Евгений остался с нами и чудесно рассказывал о Доньке Симановой и о ее муже. Худой, сильный, как обезьяна, жестокий, спокойный. "Вы что говорите?" И кнутом так перевьет, что она вся винтом изовьется. Спит на спине, лицо важное и мрачное, "кляп на животе, как двустволка". Потом перешли к мужицкой нищете, грязи, к мужицкому бессмысленному и грубому разврату с женами, следствие которого невероятное количество детей. "Конечно, каждую ночь. А то как же? Потушат огонь, сейчас за подол и пошел чесать..." Да, я пишу только сотую долю того, что следовало бы написать, но чего не вытерпит ни одна бумага в мире. Еще Евгений рассказывал, как какой-то новосельский мужик привязывал свою жену, всю голую, за косу к перемету и драл ее вожжами до потери сознания. 11 июня 1909 г., возвратясь из Скородного. Утро, тишина, мокрая трава, тень, блеск, птицы и цветы. Преобладающий тон белый. Среди него лиловое (медвежьи ушки), красное (кашка, гвоздика, иначе Богородицына трава), желтое (нечто вроде желтых...
4. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 8. Размер: 73кб.
Часть текста: Коля уехал в Елец - переосвидетельствование белобилетчиков. Все набор, набор! Идиоты. <...> Шестого телеграмма от Веры. Седьмого говорил с ней по телефону в Елец. Условились, что я приеду за ней и Колей, а по дороге заеду к Ильиным. Вечером Антон (австриец) отвез меня на Измалково. На станции "революционный порядок" - грязь, все засыпано подсолнухами, не зажигают огня. Много мужиков и солдат; сидят на полу, и идиотски кричит Анюта-дурочка. В сенях вагона 1-го класса мешки, солдаты. По поезду идет солдатский контроль. Ко мне: сколько мне лет, не дезертир ли? Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней. Пришли мужики, не дали отправить. Коля рассказывал, что Лида говорила: в с. Куначьем (где попом отец Ив. Алексеевича, ее мужа) есть чудотворная икона Николая Угодника. Мужики, говоря, что все это "обман", постановили "изничтожить" эту икону. Но 9-го мая разразилась метель - испугались. Тупик говорит, что в с. Ламском мужики загалдели, зашумели, когда в церкви запели: "Яко до царя": "Какой такой теперь царь? Это еще что такое?" В Ефремове в городском саду пьяный солдат пел: Выну саблю, выну востру И срублю себе главу - Покатилася головка Во зеленую траву. Замечательно это "себе". В Ефремове мужики приходили в казначейство требовать, чтобы...
5. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 6. Размер: 58кб.
Часть текста: "Советского Союза" и танцулька без конца. Позавчера речь Рузвельта, необыкновенно решительная [...] Нынче в газетах вчерашнее новогоднее послание Гитлера: "Провидение за нас... накажем преступников, вызвавших и длящих войну... поразим в 41-м году весь мир нашими победами..." Небольшой мистраль. Красота гор над Ниццей. 3. I. 41. С утра дождь и туман. После завтрака проглядывало солнце. К вечеру белые туманы в проходах Эстереля, море серо-свинцового тумана в долинах и горах в сторону Марселя. Перечитывал "Петра" А. Толстого вчера на ночь. Очень талантлив! 6. I. 41. Понедельник. Дождь, сыро, серо, холодно, опять сижу при огне - "фонарь" с закрытыми ставнями, задернутой занавеской и ширмами. [...] Англо-немецкая война все в том же положении - бьют друг друга, как каждый день всю осень. Осточертело читать и слушать все одно и то же. Японский м. внутр. дел произнес речь на весь мир - "41 год будет самый трагический для человечества, если продолжится война и не будет возможности для Яп., Ит. и Германии организовать новый мир ко всеобщему благополучию". Последнее особенно замечательно. [...] 21. I. 41. Были по всей Европе страшные холода, снега. У нас тоже. Холод в доме ужасный, топить вволю нельзя, нечем: запасы наши угля и дров на исходе, дальше будут давать только 100 кило в месяц- насмешка! Все время ищем что купить! Но нечего! Находим кое-где скверный, сморщенный горох (и торговец и мы врем - "для посева"), ржавые рыбки, род stet. селедочек и сардинок - и все. Питаемся скверно [...] Ждали, что немцы пройдут через Болгарию в Грецию. В Средиз. море их авиация работает уже - помогает итальянцам. Гитлер виделся с Мус[солини] - "приняты важнейшие решения". Нынче вечером советск. и швейц. радио: ...

© 2000- NIV