Cлово "ВОЛЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЛИ, ВОЛЕ, ВОЛЮ, ВОЛЕЮ

1. Из "Великого дурмана"
Входимость: 17.
2. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 13.
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 12.
4. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 8.
5. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 8.
6. "Своими путями"
Входимость: 7.
7. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7.
8. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 6.
9. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 6.
10. Суходол
Входимость: 6.
11. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 6.
12. Суп из человеческих пальцев
Входимость: 5.
13. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5.
14. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 5.
15. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 5.
16. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5.
17. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 4.
18. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 4.
19. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 4.
20. Митина любовь
Входимость: 4.
21. Горький о большевиках
Входимость: 4.
22. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 4.
23. "Версты"
Входимость: 4.
24. Недостатки современной поэзии
Входимость: 4.
25. Самогонка и шампанское
Входимость: 4.
26. Святые
Входимость: 4.
27. Клаша
Входимость: 3.
28. Юный пилигрим
Входимость: 3.
29. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 3.
30. "Страна неограниченных возможностей"
Входимость: 3.
31. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 3.
32. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 3.
33. Под серпом и молотом
Входимость: 3.
34. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 3.
35. Будни
Входимость: 3.
36. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 3.
37. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт второй
Входимость: 3.
38. При дороге
Входимость: 3.
39. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
40. Чехи и эсеры
Входимость: 3.
41. Заметки ("Личная жизнь, благородные протесты против вторжения в нее...")
Входимость: 3.
42. Бунин Иван Алексеевич. Ответ на анкету, Новая жизнь. 1917. N 1
Входимость: 3.
43. На даче
Входимость: 3.
44. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 3.
45. Дневники Бунина (1942)
Входимость: 3.
46. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 3.
47. Несколько слов английскому писателю (Г. Уэллс)
Входимость: 3.
48. Автобиографические заметки
Входимость: 3.
49. Записная книжка ("Ходит ветер и возвращается на круги свои…")
Входимость: 3.
50. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Из "Великого дурмана"
Входимость: 17. Размер: 89кб.
Часть текста: я ее лучше в аренду сниму, потому что навозить мне ее все равно нечем, а в солдаты-то меня и так не возьмут, года вышли… Кто-то, белеющий в сумраке рубашкой, «краса и гордость русской революции», как оказывается потом, дерзко вмешивается: — У нас такого провокатора в пять минут арестовали бы и расстреляли! Но тот, кто говорил о «бабушке», возражает спокойно и твердо: — А ты, хоть и матрос, а дурак. Какой же ты комиссар, когда от тебя девкам проходу нету, среди белого дня лезешь? Погоди, погоди, брат, — вот протрешь казенные портки, пропьешь наворованные деньжонки, опять в пастухи запросишься! Опять, брат, будешь мою свинью арестовывать! Это тебе не над господами издеваться! Я-то тебя с твоим Жучковым (Гучковым) не боюсь! А третий прибавляет совершенно, как говорится, ни к селу, ни к городу: — Да его, Петроград-то, и так давно бы надо отдать. Там одно разнообразие… И я прохожу мимо и думаю: «Там одно разнообразие! Бог мой, что за чепуха...
2. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 13. Размер: 35кб.
Часть текста: нови» какой-то Горбов опять шельмует писателей эмигрантов и опять все за то же: за то, что мы будто бы «мертвецы», отстали от века, не видим и не понимаем всего того «живого, молодого, нового», что будто бы есть в большевистской России. Какая вообще потрясающая энергия у этих любителей «новой жизни»! Уже лет семьдесят орудуют российские «Бесы», а энергия их не только не ослабевает, но как будто даже увеличивается и долбит все в одну и ту же, все в одну и ту же точку, одурманивая, одурачивая всяческих «малых сих» (народ, молодежь) и так или иначе «выводя в расход» своих политических, «классовых» врагов. Помещик непременно кровопийца, купец — паук, поп — тунеядец, отравляющий народ «опиумом религии», неугодный писатель — ретроград, слепец, озлобленный противник всего «молодого, нового», клеветник на народ, на молодежь, — сколько уже лет этой красной песне, этой чекистской работе? Они звона не терпят гуслярного, Подавай им товару базарного, Все, чего им не взвесить, не смерити, Все, кричат...
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 12. Размер: 78кб.
Часть текста: спора и размышлений очень много... И далее: - Допустим, что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую волю. Однако даже и в этом случае мог ли бы я избежать спора с обвинителем, определившим преступника не более не менее, как «уголовным волком»? Во всяком деле все можно воспринять по-разному, все можно осветить так или иначе, представить по-своему, на тот или иной лад. А что же мы видим в нашем деле? То, что нет, кажется, ни одной черты, ни одной подробности в нем, на которую бы мы с обвинителем смотрели одинаково, которую мы могли бы передать, осветить в согласии: «Все так, да не так!» - должен каждую минуту...
4. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 8. Размер: 60кб.
Часть текста: Это из баллады Толстого о Змее-Тугарине, это рожа певца, нахально появившегося на пиру киевского князя Владимира, рожа той «обдорской» Руси, которую он пророчит, которая должна, по его слову, заменить Русь киевскую. Мысль о том, «чтоб мы повернулись к Обдорам», кажется князю и его богатырям так нелепа, что они только смеются: Нет, шутишь! Живет наша русская Русь, Татарской нам Руси не надо! Но «рожа» не унимается. Вам, говорит она, моя весть смешна и обидна? А все-таки будет так. Вот, например, для вас теперь честь, стыд, свобода суть самые бесценные сокровища: Но дни, погодите, иные придут, И честь, государи, заменит вам кнут, А вече — коганская воля! И пророчество это, как известно, исполнилось: через долгую «обдорскую» кабалу, через долгое борение с нею пришлось пройти Руси. И кончилось ли это борение? Один великий приступ Русь «перемогла». Но вот надвинулся новый и, быть может, еще более страшный. Далеко той, прежней роже, что бахвалилась на пиру в Киеве, до рожи нынешней, что бахвалится на кровавом пиру в Москве, где «бесценными сокровищами» объявлены уже не честь, не стыд, не свобода, а как раз наоборот — бесчестие, бесстыдство, коганский кнут, где «рожа» именуется уже солью земли, воплощением, идеалом «новой» России, ее будто бы единственно-настоящим ликом, — в противовес России прежней, России Толстых, — и именуется не просто, а с величайшей и даже мессианской гордостью: «Да, скифы мы с раскосыми глазами!» или, например, так: Я не чета каким-то там болванам, Пускай бываю иногда я пьяным,...
5. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 8. Размер: 47кб.
Часть текста: послужит лишним напоминанием (которое никогда не будет лишним) о том, что начать отношения - не так уж и сложно, а вот по-настоящему сложно - удержать эту капризную волшебную жар-птицу с гордым именем Любовь. Для меня навсегда останется загадкой, почему такой знаменитый сердцевед, как Бунин, умудрённый к тому моменту шестидесятилетним жизненным опытом не смог (или в действительности не захотел?) удержать ту, которая так много для него значила. Я у них там свечку не держал, но, похоже, что в произошедшем Ивану Алексеевичу нужно было винить в основном себя. Мужчины, впитывайте мудрость, читая эту статью и учась на чужих ошибках. Женщинам этот материал читать необязательно, настоящая женщина есть цельная натура, и только от мужчины зависит, чтобы она рядом с ним, под его воздействием раскрылась, как раскрывается бутон цветка, только мужчина может оценить женщину и заставить сиять тем светом, который извечно в ней живёт, подобно тому, как огранщик превращает алмаз в сияющий всеми гранями бриллиант. * * * Жизнь, увы, не предоставила ей никакой иной роли, кроме роли "ведомой". Роли, которая привычно-обычна в жизни женщины, но которая часто разрушает в ней Личность. Она не замечала этого. Ей казалось, что всё иначе. Ведь её любили. До самой смерти. Впрочем, о чем это я здесь говорю? Боже мой, а так ли уж важна она в женщине - индивидуальность? Нечто странное, неуловимое, что-то такое, что нельзя потрогать руками, нечто вовсе неподходящее для обыденной жизни в стиле terre a terre [1] Так ли уж опасно было оно, невидимое глазу разрушение, стирание неведомых граней Личности, если было в её земном круге всё необходимое для удобства и спокойствия: обсаженный цветами дом, никак не напрягающая нервы работа, музыкальные вечера по выходным, общество любимой подруги?.. Правда, всё время хвастающей перед гостями...

© 2000- NIV