Cлово "СЕСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЕЛИ, СЕЛО, СЕЛ, СЕЛА

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 21.
2. Веселый двор
Входимость: 16.
3. Митина любовь
Входимость: 13.
4. При дороге
Входимость: 12.
5. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 12.
6. Деревня (часть 3)
Входимость: 10.
7. Сверчок
Входимость: 9.
8. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 8.
9. Ночлег
Входимость: 8.
10. На даче
Входимость: 8.
11. Игнат
Входимость: 8.
12. Хорошая жизнь
Входимость: 7.
13. Учитель
Входимость: 7.
14. Таня
Входимость: 7.
15. Натали
Входимость: 7.
16. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 7.
17. Захар Воробьев
Входимость: 7.
18. Деревня (часть 1)
Входимость: 7.
19. Устами Буниных. 1944 - 1948 гг.
Входимость: 7.
20. Святочный вечер
Входимость: 6.
21. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 6.
22. Ермил
Входимость: 6.
23. Сказки
Входимость: 6.
24. Иоанн рыдалец
Входимость: 6.
25. Муза
Входимость: 6.
26. Суходол
Входимость: 6.
27. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 6.
28. Братья
Входимость: 6.
29. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 6.
30. Ночной разговор
Входимость: 6.
31. Худая трава (Оброк)
Входимость: 5.
32. Под серпом и молотом
Входимость: 5.
33. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5.
34. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 5.
35. Баллада
Входимость: 5.
36. Странствия
Входимость: 5.
37. Вести с родины
Входимость: 5.
38. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 5.
39. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 5.
40. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 5.
41. В Париже
Входимость: 5.
42. Чистый понедельник
Входимость: 5.
43. Солнечный удар
Входимость: 4.
44. В поле
Входимость: 4.
45. Записки Д.С.Шора о путешествии в Палестину с Буниными
Входимость: 4.
46. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 4.
47. Князь во князьях
Входимость: 4.
48. Будни
Входимость: 4.
49. Весенний вечер
Входимость: 4.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 21. Размер: 204кб.
Часть текста: я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая...
2. Веселый двор
Входимость: 16. Размер: 71кб.
Часть текста: сквернослов и курильщик, только подобрей характером. - Сосед он хоть куда, - говорили про него, - и печник хороший, а дурак: ничего нажить не может. Заработки у Егора всегда были плохи, надел не выходил из сдачи. Изба его, огромная, нескладная, с каждым годом все больше да больше сгнивала, разваливалась без призора. Раз он принес откуда-то и налепил снаружи на ее косой простенок, на трухлявые бревна, большую солдатскую мишень - черной краской напечатанное на белом бумажном листе туловище, с ружьем на плечо, в фуражке набекрень, с вытаращенными глазами. А вот поправить крышу, законопатить пазы, переложить печку, борова почистить - на это у него догадочки не хватало, и зимой в избе волков можно было морозить: по всем углам нарастала снежная опушка. Давным-давно по чурке растаскали бы все это тырло добрые люди. Да мешала Анисья. Егор был белес, лохмат, не велик, но широк, с высокой грудью. Ходил Егор в облезлом, голубом от времени и тяжелом от пота, гимназическом картузе, в посконной рубахе с обитым, скатавшимся воротом, в обвисших, протертых и вытянутых на коленях портках, в лаптях, обожженных известкой. Всюду много и без толку болтал он, постоянно сосал трубку, до слез надрываясь мучительным кашлем, и откашлявшись, блестя запухшими глазами, долго сипел, носил своей всегда поднятой грудью. Кашлял он от табаку, курить начал по восьмому году, - а глубоко дышал от расширения легких, и когда дышал,...
3. Митина любовь
Входимость: 13. Размер: 116кб.
Часть текста: даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами дремлющая тайна. Душа душе дала кольцо... Это последнее, эти стихи уже совсем больно задели Митю. Вообще, многое даже и в этот день было неприятно и больно. Неприятна была шутка насчет мальчишеской неловкости:...
4. При дороге
Входимость: 12. Размер: 51кб.
Часть текста: любовница, вдова-однодворка, сероглазая красавица, потом старшая дочь, Евгения. Но Евгению, чуждую и немилую ему, он рано выдал и заместил работником, пожилым придурковатым мужиком Володей. А сам часто отлучался из дому - и росла молчаливая Параша одиноко. Однажды, - ей шел тогда четырнадцатый год, это было как раз в то лето, когда Евгения переселилась в Баево, гнали по большой дороге порядочный гурт овец: часто так делают - покупает купец сто, двести голов на одной ярмарке и перегоняет их на другую, нанимая для того босяков, а для надзора за босяками посылая приказчика. Дотлевала летняя заря далеко позади хутора. Поджидая отца из города, Парашка сидела на пороге избы, глядела на вечерние поблекшие поля, на голый простор дороги. Овцы густой грязно-серой отарой медленно двигались мимо с тем неопределенным шумом, что производят и движение ног и дыхание их, с запахом своего руна и корма - степных трав и полыни! А за ними шли собаки с высунутыми красными языками, запекшимися и запыленными за день, оборванный высокий малый рядом с оборванным стариком и верхом ехал на белом горбоносом киргизе с кутузкой в руке, картузе на затылок, молодой мещанин. - Здравствуй, красавица, - сказал старик, отделяясь от гурта. - Помоги нам, прохожим, попроси у отца серничка... Она долго не отвечала, разглядывая его. Он был без шапки, клоки ее были надеты на его скользкий костыль. Он положил на него крупные блестящие руки, удерживая их дрожь, и с трудом дышал. В лохмотьях рыжего пальто, надетого на голое тело и подпоясанного обрывком, в подштанниках и сбитых опорках, зелено- седой и кудлатый, мертвенно-бледный и ...
5. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 12. Размер: 74кб.
Часть текста: Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и замечаний о ней самой. Редкая женщина!  * * * А сколько лет она молчала. Ни одним словом не намекнула при жизни (ведь я с ней встречался) о своей любви. Ее воспоминания напечатаны через десять лет после ее смерти.  * * * Прочел я и предисловие к этому сборнику какого-то Котова и удивился его тупости. Он пишет: ..."При всем этом нельзя не отметить чрезмерную субъективность и односторонность автора (Авиловой! И. Б.) в освещении материала, связанного с Чеховым. Едва ли можно считать вполне достоверным, что свои отношения к Авиловой Чехов выразил в рассказе "О любви". В действительности же в отношении Чехова к Авиловой главным образом проявляется его интерес к ней, как к писательнице, которая могла бы выступить с темой, весьма волнующей, -- о зависимости положения женщины, о ненормальности устройства семьи..." (Примечание В. Н. Буниной: Эти строки в статье Котова Иван Алексеевич отметил двумя восклицательными знаками, нотабеной, подчеркнул синим и красным карандашом возмутившие его особенно места, а на полях синим...

© 2000- NIV