Board.furniterra.ru - Доставим ваш отдам даром москва на любой выбор, есть скидки.

Cлово "СТЕПЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТЕПИ, СТЕПЬЮ, СТЕПЯХ, СТЕПЕЙ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 10.
2. Стихи
Входимость: 10.
3. Суходол
Входимость: 9.
4. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 8.
5. Святые горы
Входимость: 7.
6. На край света
Входимость: 7.
7. В степи
Входимость: 6.
8. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 6.
9. Эпитафия
Входимость: 5.
10. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 5.
11. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 4.
12. Ковыль
Входимость: 4.
13. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 4.
14. * * * ("Ненастный день. Дорога прихотливо... ")
Входимость: 4.
15. Полуденный жар
Входимость: 4.
16. Божье древо
Входимость: 4.
17. * * * ("Вьется путь в снегах, в степи широкой")
Входимость: 3.
18. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
19. Степь ("Сомкнулась степь синеющим кольцом")
Входимость: 3.
20. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 15 октября 1898 г.
Входимость: 3.
21. Из "Великого дурмана"
Входимость: 3.
22. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 3.
23. Князь во князьях
Входимость: 3.
24. Белая лошадь
Входимость: 3.
25. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 3.
26. * * * ("Дымится поле, рассвет белеет")
Входимость: 3.
27. * * * ("Гаснет вечер, даль синеет")
Входимость: 3.
28. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 3.
29. На даче
Входимость: 3.
30. В августе
Входимость: 3.
31. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 3.
32. * * * ("Роса, при бледно-розовом огне")
Входимость: 3.
33. Автобиографические заметки
Входимость: 3.
34. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 3.
35. Воспоминания Бунина
Входимость: 3.
36. В поле
Входимость: 2.
37. Деревня (часть 2)
Входимость: 2.
38. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.
39. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 1 июля 1891 г.
Входимость: 2.
40. Сверчок
Входимость: 2.
41. Иоанн рыдалец
Входимость: 2.
42. Цыганка
Входимость: 2.
43. * * * ("И снова вечер, степь и четко")
Входимость: 2.
44. Весенний вечер
Входимость: 2.
45. Мицкевич А.: Из "Крымских сонетов". Аккерманские степи
Входимость: 2.
46. Предисловие к книге Александра Клягина "Страна возможностей необычайных"
Входимость: 2.
47. При дороге
Входимость: 2.
48. Лирник родион
Входимость: 2.
49. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 28 июня 1891 г.
Входимость: 2.
50. Канун
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 10. Размер: 204кб.
Часть текста: который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой, хорошенькой женщиной, вдруг назвавшей его своим мужем. Потом...
2. Стихи
Входимость: 10. Размер: 55кб.
Часть текста: Бессмертный Благовестие о рождении Исаака Бог Бог полдня Богиня Богом разлученные Бред Бретань Бродяги Буря В арабской деревне В архипелаге В Гефсиманском саду В горах ("Катится диском золотым") В горах ("Поэзия темна, в словах невыразима") В горной долине В караване В костеле В Крымских степях В лесу В Москве В Орде В открытом море В отъезжем поле В первый раз В поезде В рощах Урвелы В Сицилии В старом городе В степи В цирке Вальс Вдовец Венеция ("Восемь лет в Венеции я не был") Венеция ("Колоколов средневековый") Венки Венчик Вершина Весеннее Веснянка Вечер Вечерний жук Вино Вирь Во полунощи Война Волны Воскресение Воспоминание Восход луны Встреча Вход в Иерусалим Гаданье Газелла Гальциона Гермон Голуби Голубь Горе Горный лес Горный путь к морю Господь скорбящий Гробница Гробница Рахили Гробница Сафии Грот Дагестан Два венка Два голоса Две радуги Дворецкий Девичья Дедушка Дедушка в молодости День гнева День памяти Петра Деревенский нищий Детская Детство Джины (старая орфография) Джордано Брунo Диза Дикарь Дия Долина Иосафата Донник Дочь Древний образ Дурман Дюны Дядька Жасмин Жена Азиса За гробом За измену Забытый фонтан Завеса Завет Саади Зазимок Закат ("Вдыхая тонкий запах четок") Закат ("Корабли в багряном зареве заката") Заклинание Закон Запустение Засуха в раю Звезда морей Звезда морей, Мария Звездопоклонники Зейнаб Зеленый стяг Зеркало Зимний день в Оберланде Зимняя вилла Змея ("Зашелестела тонкая трава") Змея ("Покуда март гудит в лесу по голым") Зной Зов Золотой невод Иаков Игроки Иерихон Иерусалим Из апокалипсиса Из книги пророка Исайи Из окна Изгнание Иконка Имру-Уль-Кайс Индийский океан Ириса Искушение Истара Источник звезды К востоку Кадильница Казнь Каин Каир Калабрийский...
3. Суходол
Входимость: 9. Размер: 114кб.
Часть текста: родная, а не как бывшая раба, простая дворовая. И целых восемь лет отдыхала, по ее же собственным словам, от Суходола, от того, что заставил он ее выстрадать. Но недаром говорится, что, как волка ни корми, он все в лес смотрит: выходив, вырастив нас, снова воротилась она в Суходол. Помню отрывки наших детских разговоров с нею: - Ты ведь сирота, Наталья? - Сирота-с. Вся в господ своих. Бабушка-то ваша Анна Григорьевна куда как рано ручки белые сложила! Не хуже моего батюшки с матушкой. - А они отчего рано померли? - Смерть пришла, вот и померли-с. - Нет, отчего рано? - Так бог дал. Батюшку господа в солдаты отдали за провинности, матушка веку не дожила из-за индюшат господских. Я-то, конечно, не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь...
4. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 8. Размер: 69кб.
Часть текста: пишет: В 1887 году вышла его книга рассказов "В сумерках" - первая за подписью "Антон Чехов", а не Чехонте, как раньше. Он только что выступил на настоящую литературную дорогу. Тогдашняя критика высокомерно молчала; даже "нововременский" зубоскал Буренин, сотрудник того же издательства, которое выпустило эту книжку, отметил ее появление таким четверостишием: Беллетристику-то - эх, увы! Пишут Минские да Чеховы, Баранцевичи да Альбовы. Почитаешь - станет жаль Бовы.  * * * ... Михайловский отозвался о нем холодно и небрежно; а Скабичевский почему-то пророчил, что Чехов непременно сопьется и умрет под забором.  * * * В воспоминаниях Лазарева-Грузинского сказано, что выражения смелости, которое вообще было свойственно Чехову, кроме дней тяжелой болезни, нет ни на одном портрете, более или менее известном публике. Ведь даже письма Чехова дают представление о нем как о смелом человеке. Чехова до сих пор по-настоящему не знают (И. Б.).  * * * "... ты не рожден субъективным писакой... выбрасывай себя за борт всюду, не суй себя в герои своего романа, отрекись от себя хоть на полчаса", - писал он в 1883 г. брату Ал. Павловичу. ... Нужно: отречься от личного впечатления... Субъективность ужасная вещь. Она не хороша уже тем, что выдает бедного автора с руками и ногами... Умеешь ты так хорошо смеяться, перенес много, видел чересчур много... Из твоего материала можно делать железные вещи.  * * * Лейкину, 10 декабря 1883 г. Москва. "Вот уже три дня прошло, как у меня ни к селу, ни к городу идет кровь горлом. Это кровотечение мешает мне писать, помешает поехать в Питер... Вообще благодарю, не ожидал!.. Три дня не видал я белого плевка, а когда помогут мне медикаменты, которыми пичкают меня мои коллеги, сказать не могу. ......
5. Святые горы
Входимость: 7. Размер: 13кб.
Часть текста: завладевала душой, наполняла ее чувством радости, свежести. За курганом блеснула круглая ложбина, налитая весенней водой. Я свернул к ней на отдых. Есть что-то чистое и веселое в этих полевых апрельских болотцах; над ними вьются звонкоголосые чибисы, серенькие трясогузки щеголевато и легко перебегают по их бережкам и оставляют на иле свои тонкие, звездообразные следы, а в мелкой, прозрачной воде их отражается ясная лазурь и белые облака весеннего неба. Курган был дикий, еще ни разу не тронутый плугом. Он расплывался на два холма и, словно поблекшей скатертью из мутно-зеленого бархата, был покрыт прошлогодней травой. Седой ковыль тихо покачивался на его склонах - жалкие остатки ковыля. «Время его, подумал я, - навсегда проходит; в вековом забытьи он только смутно вспоминает теперь далекое былое, прежние стони и прежних людей, души которых были роднее и ближе; ему, лучше нас умели понимать его шепот, полный от века задумчивости пустыни, так много говорящей без слов о ничтожестве земного существования». Отдыхая, я долго лежал на кургане. С полей уже тянуло теплом. Облака светлели, таяли. Жаворонки,...

© 2000- NIV