Cлово "ГРЯЗЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГРЯЗИ, ГРЯЗЬЮ

1. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 12.
2. Деревня (часть 1)
Входимость: 12.
3. Деревня (часть 2)
Входимость: 10.
4. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 6.
5. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 6.
6. Дневники Бунина (1912)
Входимость: 5.
7. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 4.
8. Последняя весна
Входимость: 4.
9. Богиня разума
Входимость: 4.
10. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
11. Ночной разговор
Входимость: 4.
12. Клаша
Входимость: 3.
13. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 3.
14. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава I
Входимость: 3.
15. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 3.
16. Митина любовь
Входимость: 3.
17. Я все молчу
Входимость: 3.
18. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 3.
19. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 3.
20. Гегель, фрак, метель
Входимость: 3.
21. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 3.
22. Дневники Бунина (1908-1911)
Входимость: 3.
23. Сила
Входимость: 3.
24. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 3.
25. Учитель
Входимость: 3.
26. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 3.
27. Степа
Входимость: 2.
28. Дневники Бунина (1916)
Входимость: 2.
29. Красный гимн
Входимость: 2.
30. Древний человек
Входимость: 2.
31. Товарищ дозорный
Входимость: 2.
32. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 2.
33. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
34. Из "Великого дурмана"
Входимость: 2.
35. Осенью
Входимость: 2.
36. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 2.
37. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 2.
38. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
39. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 2.
40. Грамматика любви
Входимость: 2.
41. Весенний вечер
Входимость: 2.
42. Андре Шенье
Входимость: 2.
43. Дневники Бунина (1918)
Входимость: 2.
44. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 2.
45. С новым годом
Входимость: 2.
46. Бунин И. А. - Белоусову И. А., 15 марта 1897 г.
Входимость: 2.
47. Апрель
Входимость: 2.
48. Антоновские яблоки
Входимость: 2.
49. Братья
Входимость: 2.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 12. Размер: 73кб.
Часть текста: не зажигают огня. Много мужиков и солдат; сидят на полу, и идиотски кричит Анюта-дурочка. В сенях вагона 1-го класса мешки, солдаты. По поезду идет солдатский контроль. Ко мне: сколько мне лет, не дезертир ли? Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней. Пришли мужики, не дали отправить. Коля рассказывал, что Лида говорила: в с. Куначьем (где попом отец Ив. Алексеевича, ее мужа) есть чудотворная икона Николая Угодника. Мужики, говоря, что все это "обман", постановили "изничтожить" эту икону. Но 9-го мая разразилась метель - испугались. Тупик говорит, что в с. Ламском мужики загалдели, зашумели, когда в церкви запели: "Яко до царя": "Какой такой теперь царь? Это еще что такое?" В Ефремове в городском саду пьяный солдат пел: Выну саблю, выну востру И срублю себе главу - Покатилася головка Во зеленую траву....
2. Деревня (часть 1)
Входимость: 12. Размер: 111кб.
Часть текста: по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную" лавочку: "торговля мелочного товару чаю сахору тобаку сигар и протчего". Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде. Неутомимо гонял он за...
3. Деревня (часть 2)
Входимость: 10. Размер: 58кб.
Часть текста: выучил его и Тихона сосед, заливщик калош Белкин; но и то только потому, что работы у него никогда не было, - уж какие там калоши в Слободе! - что драть кого-нибудь за "виски" всегда приятно и что не все же сидеть на завалинке распояской, наклонив и подставив солнцу лохматую голову, поплевывая на пыль между босыми ногами. В базарной лавке Маторина братья постигли письмо, чтение, стал Кузьма и книжками увлекаться, которые дарил ему базарный вольнодумец и чудак, старик-гармонист Балашкин. Но до чтения ли в лавке! Маторин очень часто кричал: "Я тебе ухи оболтаю за твоих Гуаков, дьяволенок ты этакий!" Там Кузьма и писать стал, - начал рассказом о том, как один купец ехал в страшную грозу, ночью по Муромским лесам, попал на ночлег к разбойникам и был зарезан. Кузьма горячо изложил его предсмертные мольбы, думы, его скорбь о своей неправедной и "так рано пресекшейся жизни...". Но базар без пощады окатил его холодной водой: - Ну и дурак же ты, прости господи! "Рано!" Давно пора черту пузатому! Да и как же это ты узнал-то, что он думал? Ведь его же зарезали? Тогда Кузьма написал кольцовским ладом песню престарелого витязя, завещающего сыну своего верного коня. "Он носил меня в моей молодости!" - восклицал в песне витязь. - Так! - сказали ему. - Сколько же лет было этому самому коню? Ах, Кузьма, Кузьма! Ты бы лучше дельное-то что-нибудь сочинил, - ну, хоть про войну, к примеру... И Кузьма, подделываясь под базарный вкус, стал писать о том, о чем толковал тогда базар, - о русско-турецкой войне: о том, как В семьдесят седьмом году Вздумал турка воевать, Подвигал свою орду И хотел Россию взять, - и как эта орда - В безобразных колпаках Подкрадалась под Царь-Пушку... С большой болью сознавал он потом, сколько тупости, невежества было в таких виршах и чего стоит этот хамский язык, это русское презрение к чужим ...
4. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 6. Размер: 42кб.
Часть текста: отсюда недельки через две-три? В Египет, например? Ничего еще не знаю, но мысли бродят. [...] Не знаешь-ли, Петр, о "Екатеринославе" чего-нибудь? [...] [Открытка от 21 (8) Янв. 1912: ] Ужели Вы так сошли с ума на гравюрах, что и не читали двух томов Толстого? А если да - то что скажете? Я порою не нахожу слов для выражения телячьего восторга! В Русских изданиях страсть сколько выпущено - я читал берлинские. [...] [Открытка, почтовый штемпель 20. 2.12: ] [...] Живем по прежнему - в работе. Я написал еще рассказ - развратный. [...] [За февраль, как сказано в дневничке В. Н., Бунин написал: "Игнат", "Захар Воробьев". Март: Возвращение домой. Неаполь. Бриндизи, австрийский пароход, Котору, Патрас, Афины. Неделя в Афинах. Путь в Константинополь. Астма у Коли. Одесса. Лондонская гостиница. Батистини. Грациэлла 2 . Куровские. Грузинский. Ценовский, ресторан Кузнецова. Апрель: Мое возвращение в Москву. [...] "Среда" - "Веселый двор". - Успех большой. В мае возобновляются дневниковые записи Бунина: ] 9 Мая 1912 г. Юлий, Митя и я ездили в Симонов монастырь. Потом в 5-ом часу были у Тестова. Говорили о Тимковском, о его вечной молчаливой неприязни к жизни. Об этом стоит подумать для рассказа. Ресторан был совершенно пустой. И вдруг - только для ...
5. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 78кб.
Часть текста: что ничего не записывал, нужно было записывать чуть не каждый момент. Но был совершенно не в силах. Чего стоит одна умопомрачительная неожиданность того, что свалилось на нас 21 марта! В полдень 21-го Анюта (наша горничная) зовет меня к телефону. "А откуда звонят?" - "Кажется, из редакции" - то есть из редакции "Нашего Слова", которое мы, прежние сотрудники "Русского Слова", собравшиеся в Одессе, начали выпускать 19 марта в полной уверенности на более или менее мирное существование "до возврата в Москву". Беру трубку: "Кто говорит?" - "Валентин Катаев. Спешу сообщить невероятную новость: французы уходят".- "Как, что такое, когда?" - "Сию минуту".- "Вы с ума сошли?" - "Клянусь вам, что нет. Паническое бегство!" - Выскочил из дому, поймал извозчика и глазам своим не верю: бегут нагруженные ослы, французские и греческие солдаты в походном снаряжении, скачут одноколки со всяким воинским имуществом... А в редакции - телеграмма: "Министерство Клемансо пало, в Париже баррикады, революция..." Двенадцать лет тому назад мы с В. приехали в этот день в Одессу по пути в Палестину. Какие сказочные перемены с тех пор! Мертвый, пустой порт, мертвый, загаженный город... Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы...

© 2000- NIV