Cлово "ГОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОСТЕЙ, ГОСТИ, ГОСТЯХ, ГОСТЯ, ГОСТЯМИ

1. Учитель
Входимость: 15.
2. Зойка и Валерия
Входимость: 13.
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 12.
4. Соотечественник
Входимость: 12.
5. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 10.
6. Суходол
Входимость: 9.
7. Песнь о Гайавате. Эпилог
Входимость: 9.
8. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 9.
9. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 8.
10. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 8.
11. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 7.
12. Песнь о Гайавате. Свадебный пир Гайаваты
Входимость: 7.
13. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7.
14. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 6.
15. Я все молчу
Входимость: 6.
16. Святые
Входимость: 6.
17. Дело корнета Елагина
Входимость: 6.
18. Жилет пана Михольского
Входимость: 5.
19. Жизнь Арсеньева
Входимость: 5.
20. Песнь о Гайавате. По-пок-кивис
Входимость: 5.
21. Худая трава (Оброк)
Входимость: 5.
22. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 5.
23. Молодость
Входимость: 5.
24. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 5.
25. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 28 мая 1901 г.
Входимость: 4.
26. Божье древо
Входимость: 4.
27. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VIII
Входимость: 4.
28. Древний человек
Входимость: 4.
29. Князь во князьях
Входимость: 4.
30. Песнь о Гайавате. Сын Вечерней Звезды
Входимость: 4.
31. «Третий Толстой»
Входимость: 4.
32. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 4.
33. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 4.
34. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 4.
35. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 4.
36. Песнь о Гайавате. След белого
Входимость: 4.
37. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 4.
38. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 4.
39. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 4.
40. Кузнецова Г. Н. - Зурову Л. Ф., 26 марта 1929 г.
Входимость: 3.
41. Братья
Входимость: 3.
42. При дороге
Входимость: 3.
43. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 3.
44. Несколько слов английскому писателю (Г. Уэллс)
Входимость: 3.
45. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 3.
46. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 3.
47. Антоновские яблоки
Входимость: 3.
48. Старуха
Входимость: 3.
49. Любить - значит верить
Входимость: 3.
50. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Учитель
Входимость: 15. Размер: 70кб.
Часть текста: I Накануне сочельника учитель земской школы в Можаровке, Николай Нилыч Турбин, занимался очень неохотно. Класс был наполовину пуст. Турбин с усилием дотягивал занятия до половины второго. За последнее время во многих неприятностях и в утомительной работе он подкреплял себя напряженным ожиданием праздника и надеждой съездить домой. Но ехать оказалось не на что. Турбин давно уже понял, что никуда не поедет, но сказать себе это определенно все оттягивал. Теперь больше всего хотелось остаться одному. «Обсудим, обсудим!» - думал он беспокойно, прикрывая глаза, и ребята думали, что он или сердит, или нездоров. И правда, к концу занятий у него начало ломить в левой стороне головы. Когда же школа опустела, Турбин со злобой прихлопнул дверь в передней и быстро пошел в свою комнату. - Пусть будет так! - сказал он и, хмурясь, скинул с себя пиджак. Повесив его под простыню на стену, он накинул на себя длинный тулуп, крытый казинетом, и лег на кровать. «Ночной зефир струит эфир...» - напевал он мысленно. В голове стояло одно и то же: «Пусть будет так! - черт его побери, не ехать, так не ехать... эка важность!» Тащиться к дьячку обедать не хотелось. Левая сторона головы продолжала болеть. Он обмял плечом подушку поудобнее и старался не шевелиться. Сквозь дремоту он слышал, как приходил сторож Павел, обивал от снега лапти, крякал с мороза, сморкался и гремел ведрами; видел сквозь полузакрытые веки, что в комнате разливается отсвет заката, и чувствовал, что от холода стынут ноги и кончик носа... II Турбину шел двадцать четвертый год. Был он белокур, очень высок ростом, худ и от застенчивости очень неловок. Был он сын сельского дьякона, учился в семинарии, но курса не кончил: по бедности пришлось вернуться домой; дома он все выписывал программы, думая приготовиться то в юнкерскую, то в межевую школу. Кончил, однако, экзаменом на сельского учителя и рад был этому. Жить дома было тяжело. Матери он не помнил, а дьякон отличался болезненно-угрюмым характером; лицо ...
2. Зойка и Валерия
Входимость: 13. Размер: 27кб.
Часть текста: родственником. Был он с виду прост и добр, услужлив и неразговорчив, хотя с большой готовностью отзывался на всякое слово, обращенное к нему. Пациентам Данилевского отворяла дверь пожилая женщина в больничном платье, они входили в просторную прихожую, устланную коврами и обставленную тяжелой старинной мебелью, и женщина надевала очки, с карандашом в руке строго смотрела в свой дневник и одним назначала день и час будущего приема, а других вводила в высокие двери приемной, и там они долго ждали вызова в соседний кабинет, на допрос и осмотр к молодому ассистенту в сахарно-белом халате, и только уже после этого попадали к самому Данилевскому, в его большой кабинет с высоким одром у задней стены, на который он заставлял некоторых из них влезать и ложиться в самой жалкой и неловкой от страха позе: пациентов все смущало - не только ассистент и женщина в прихожей, где с такой гробовой медлительностью, блистая, ходил из стороны в сторону медный диск маятника в старинных стоячих часах, но и весь важный порядок этой богатой, просторной квартиры, это выжидательное молчание приемной, где никто не смел сделать лишнего вздоха, и все они думали, что это какая-то совсем особенная, вечно безжизненная квартира и что сам Данилевский, высокий, плотный, грубоватый, вряд ли хоть раз в году улыбается. Но они ошибались: в той жилой части квартиры, куда вели двойные двери из прихожей направо, почти всегда было шумно от гостей, со стола в столовой не сходил самовар, бегала горничная, добавляя к столу то чашек и стаканов, то вазочек с...
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 12. Размер: 74кб.
Часть текста: Авиловой, написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом, были для меня открытием. Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и замечаний о ней самой. Редкая женщина!  * * * А сколько лет она молчала. Ни одним словом не намекнула при жизни (ведь я с ней встречался) о своей любви. Ее воспоминания напечатаны через десять лет после ее смерти.  * * * Прочел я и предисловие к этому сборнику какого-то Котова и удивился его тупости. Он пишет: ..."При всем этом нельзя не отметить чрезмерную субъективность и односторонность автора (Авиловой! И. Б.) в освещении материала, связанного с Чеховым. Едва ли можно считать вполне достоверным, что свои отношения к Авиловой Чехов выразил в рассказе "О любви". В действительности же в отношении Чехова к Авиловой главным образом проявляется его интерес к ней, как к писательнице, которая могла бы выступить с темой, весьма волнующей, -- о зависимости положения женщины, о ненормальности устройства семьи..." (Примечание В. Н. Буниной: Эти строки в статье Котова Иван Алексеевич отметил двумя восклицательными знаками, нотабеной, подчеркнул синим и красным карандашом возмутившие его особенно места, а на полях синим карандашом написал: "Какой замечательный...............
4. Соотечественник
Входимость: 12. Размер: 16кб.
Часть текста: за кипятком: схватит медный чайник и мчится в галереях Старых Рядов, темной водяной струей выписывая по серому полу цифру восемь... бойкий зимний день, идет снежок, Ильинка чернеет народом, бегут, тасуются извозчичьи лошади, а он, в одной рубашке, без шапки, - голова у него похожа на красного ежа, - срывается с тротуара, выскочив на улицу, и жжет на подошвах по льду в канавке... Представьте же, как странно видеть этого мужика в тропиках, под экватором! Он сидит в своей конторе, в старинном доме голландской постройки. За окнами - жаркий белый город, голые черные рикши, магазины драгоценных камней, отели, полные туристов со всех концов земли, в теплой зеленой воде гавани - американские и японские пароходы, за гаванью, на низменных побережьях, - кокосовые леса... Одетый во все белое, рослый, узловатый, огненно-рыжий, с голубой, веснушчатой кожей, бледный и энергично-возбужденный, даже просто шальной, - от зноя, нервности, постоянного хмеля и деловитости, - с виду он не то швед, не то англичанин. Письменный стол его весь завален бумагами, счетами. Кругом стоит сухой треск ремингтонов. Старик-индус, босой, в халате и тюрбане, бесшумно и быстро меняет своими темными, изящными руками в...
5. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 10. Размер: 102кб.
Часть текста: что Бунин гостит у них и жалел о своем отсутствии. Евгения Яковлевна полюбила гостя и закармливала его, а с Марьей Павловной у Ивана Алексеевича возникала дружба. Они ездили в Учан-Су, Гурзуф, Су-ук-Су. Марья Павловна рассказывала о юности и молодости брата, о его неистощимом веселье и всяких забавных выдумках, о Левитане, которого она талантливо копировала, подражая его шепелявости, - он, например, вместо Маша произносил Мафа, - о его болезненной нервности, психической неустойчивости. Поведала и о том, что "ради Антоши" она отказалась выйти замуж: - Когда я сообщила ему о сделанном мне предложении, то по лицу его поняла, - хотя он и поздравил меня, - как это было ему тяжело... и я решила посвятить ему жизнь... Рассказывала и о увлечениях Антона Павловича, иногда действительных, иногда воображаемых. Он был очень скрытен и о своих сердечных делах никому вообще не говорил. Занята была Марья Павловна и продажей именьица Кучукоя Перфильевой. Вскоре по приезде в Ялту Марья Павловна в письме к брату привела только что сочиненные строки Бунина: Позабывши снег и вьюгу, Я помчалась прямо к югу, Здесь ужасно холодно, Целый день мы топим печки, Глядим с Буниным в окно И гуляем, как овечки. Последняя строчка ей не понравилась, она нашла ее "глупой". А Иван Алексеевич утверждал, что она самая лучшая... В такой спокойной обстановке, полной забот о нем, Иван Алексеевич еще никогда не жил. И несмотря на свою семейную драму, боль от которой он, впрочем, скрывал, за едой бывал оживлен и остроумен, чем особенно пленил Евгению Яковлевну. По утрам и днем, когда он сидел дома, он начал приводить в порядок свои заметки о путешествии с Куровским, а потом засел за рассказ "Сосны", который и окончил после отъезда Марьи Павловны (12 января). Она просила его не...

© 2000- NIV