Cлово "ГОРДОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОРДОСТИ, ГОРДОСТЬЮ

1. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5.
2. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 22 июля 1891 г.
Входимость: 4.
3. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 4.
4. Митина любовь
Входимость: 3.
5. Ходасевич В. Ф.: О Бунине
Входимость: 2.
6. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
7. Варламов Алексей: Пришвин и Бунин
Входимость: 2.
8. Богиня разума
Входимость: 2.
9. Я все молчу
Входимость: 2.
10. * * * ("Нет, не о том я сожалею")
Входимость: 2.
11. Бернар
Входимость: 2.
12. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
13. Записная книжка (о литературе)
Входимость: 2.
14. Сила
Входимость: 2.
15. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 2.
16. Горький
Входимость: 2.
17. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 2.
18. Автобиографические заметки
Входимость: 2.
19. Деревня (часть 1)
Входимость: 2.
20. Куприн
Входимость: 2.
21. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 2.
22. Воспоминания Бунина
Входимость: 2.
23. Галя Ганская
Входимость: 1.
24. Записная книжка (о "Современных записках")
Входимость: 1.
25. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 1.
26. Город царя царей
Входимость: 1.
27. Чехов
Входимость: 1.
28. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 14 июля 1891 г.
Входимость: 1.
29. Портрет
Входимость: 1.
30. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 1.
31. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 1.
32. Перечитывая Куприна
Входимость: 1.
33. Окаянные дни
Входимость: 1.
34. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 1.
35. Михайлова М. В.: "Чистый понедельник" - горькая дума о России
Входимость: 1.
36. Бунин И. А. - Письмо в редакцию "Русских ведомостей", 1913 г.
Входимость: 1.
37. Сверчок
Входимость: 1.
38. Из "Великого дурмана"
Входимость: 1.
39. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 1.
40. Ида
Входимость: 1.
41. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1.
42. Бунин И. А.: О Чехове. Предисловие Алданова M. А.
Входимость: 1.
43. Биография (вариант 5, автор неизвестен)
Входимость: 1.
44. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 4 февраля 1955 г.
Входимость: 1.
45. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава IV
Входимость: 1.
46. Заметки (по поводу второй годовщины октябрьского переворота)
Входимость: 1.
47. При дороге
Входимость: 1.
48. "Версты"
Входимость: 1.
49. Перевал
Входимость: 1.
50. Цифры
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5. Размер: 111кб.
Часть текста: связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое,...
2. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 22 июля 1891 г.
Входимость: 4. Размер: 8кб.
Часть текста: не хотела писать тебе: ведь и у меня есть гордость"... Конечно, есть, но причем она тут? Обидел я тебя? Или, лучше и точнее, была ли у меня цель обидеть? Нет, не была!.. Разлюбил? Опять нет. Отказывался от тебя? Но ведь это был не отказ от тебя добровольный (выстраданный, Варя!), а скорее, если можно так выразиться, заявление, что я считаю все конченным, что я думаю, что у тебя совершенно упало чувство! Если я ошибся, то разве этим можно оскорбить в том случае, когда для этого была масса поводов . Я упоминал про свою гордость 1 , так ведь... ну, ей-богу, она страдала. Подумай, - поставь себя на мое положение: ты меня любишь, ты дорожишь моими письмами, хочешь знать, положим, где я, что со мною, просишь в каждом письме написать тебе, и я ни на одну просьбу не обращаю внимания !.. ну разве не станет больно и обидно? Именно в таком положении (да в него входило еще другое кое-что) был я... Вот тут уже действительно страдает гордость, и, я думаю, будь ты в таком полож<ении>, обиделась бы очень... Правда?.. Дальше ты говоришь, что я "вполне отомстил тебе, нанес страшный удар и чувству, и самолюбию, и гордости". Нет, милая, хорошая моя! Ничем, не ж елал и не думал...
3. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 73кб.
Часть текста: 3) ШАЛЯПИН В Москве когда-то говорили, что Шаляпин дружит с писателями в пику Собинову, который соперничал с ним в славе: говорили, что тяга Шаляпина к писателям объясняется вовсе не его любовью к литературе, а желанiем слыть не только знаменитым певцом, но и "передовым, идейным человеком",- пусть, мол, сходит с ума от Собинова только та публика, которая во все времена и всюду сходила и будет сходить с ума от теноров. Но мне кажется, что Шаляпина тянуло к нам не всегда корыстно. Помню, например, как горячо хотел он познакомиться с Чеховым, сколько раз говорил мне об этом. Я наконец спросил: - Да за чем же дело стало? - За тем, - отвечал он, - что Чехов нигде не показывается, все нет случая представиться ему. - Помилуй, какой для этого нужен случай! Возьми извозчика и поезжай. - Но я вовсе не желаю показаться ему нахалом! А кроме того, я знаю, что я так оробею перед ним, что покажусь еще и совершенным дураком. Вот если бы ты свез меня как-нибудь к нему... Я не замедлил сделать это и убедился, что все была правда: войдя к Чехову, он покраснел до ушей, стал что-то бормотать... А вышел от него в полном восторге: - Ты не поверишь, как я счастлив, что наконец узнал его, и как очарован им! Вот это человек, вот это писатель! Теперь на всех прочих буду смотреть как на верблюдов. - Спасибо, - сказал я, смеясь. Он захохотал на всю улицу. Есть знаменитая фотографическая карточка, - знаменитая потому, что она, в виде открытки, разошлась в свое время в сотнях тысячах экземпляров,- та, на которой сняты Андреев, Горькiй, Шаляпин,...
4. Митина любовь
Входимость: 3. Размер: 116кб.
Часть текста: едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами дремлющая...
5. Ходасевич В. Ф.: О Бунине
Входимость: 2. Размер: 15кб.
Часть текста: для всех нас и к великой радости для меня, оказался я все-таки не совсем прав. В самый тот день, когда появилась моя статья, Нобелевская премия была присуждена Бунину. Я по-прежнему думаю, что самое сильное в Бунине, его словесное мастерство, иностранному ценителю недоступно. Оказалось, однако, что и других качеств его творчества достаточно для того, чтобы премия была ему предоставлена. Члены Шведской Академии сумели оценить Бунина и по переводам - это делает честь их литературному пониманию. Следует им отдать должное еще и в другом отношении. Они присудили лавры гонимому страннику, почти беззащитному и почти бесправному, да еще в такую как раз минуту, когда безумная корысть и корыстное безумие с особою силой толкают людей пресмыкаться перед его гонителями. Тут проявили они независимость и мужество, которые в другие времена для столь высоких собраний только естественны, но в наши горькие дни стали редки всюду. Таким образом, прислушавшись к голосу совести (и может быть - к ропоту русской литературы, давно ожидавшей к себе справедливости), члены Шведской Академии не только увенчали Бунина, но и отстояли собственную свою честь. Сознаю, что, конечно, в этих словах моих много гордости. Но наше положение ...

© 2000- NIV