Cлово "ГЛУПОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГЛУПОСТИ, ГЛУПОСТЬЮ, ГЛУПОСТЯХ, ГЛУПОСТЕЙ

1. Из "Великого дурмана"
Входимость: 6.
2. Чехов
Входимость: 5.
3. Суп из человеческих пальцев
Входимость: 4.
4. Адамович Г. В. - Бунину И. А., 17 июля 1947 г.
Входимость: 4.
5. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 4.
6. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 4.
7. Заметки (о литературе и современниках)
Входимость: 3.
8. Об Эйфелевой башне
Входимость: 3.
9. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVI
Входимость: 3.
10. "Страна неограниченных возможностей"
Входимость: 2.
11. Товарищ дозорный
Входимость: 2.
12. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
13. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IX
Входимость: 2.
14. О писательских обязанностях
Входимость: 2.
15. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 2.
16. На поучение молодым писателям
Входимость: 2.
17. Из записной книжки ("Пустяк, но противный... ")
Входимость: 2.
18. Ночлег
Входимость: 2.
19. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 24 февраля 1900 г.
Входимость: 2.
20. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 2.
21. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 2.
22. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 2.
23. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 2.
24. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 2.
25. Дневники Бунина (1933-1939)
Входимость: 2.
26. Первая любовь (из воспоминаний детства)
Входимость: 2.
27. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VIII
Входимость: 2.
28. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 2.
29. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 2.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 2.
31. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 2.
32. Галя Ганская
Входимость: 1.
33. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 29 марта 1892 г.
Входимость: 1.
34. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 1.
35. Е. А. Баратынский (По поводу столетия со дня рождения)
Входимость: 1.
36. Без роду-племени
Входимость: 1.
37. Воды многие
Входимость: 1.
38. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 8 июля 1892 г.
Входимость: 1.
39. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18 января 1899 г.
Входимость: 1.
40. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 28 августа 1890 г.
Входимость: 1.
41. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 2 марта 1891 г.
Входимость: 1.
42. Бунин И. А. - Телешову Н. Д., 8 марта 1902 г.
Входимость: 1.
43. Аз (Зелюк О. Г.): Наши беседы. У академика И. А. Бунина
Входимость: 1.
44. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 25 декабря 1899 г.
Входимость: 1.
45. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 1.
46. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 24 мая 1891 г.
Входимость: 1.
47. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 4 ноября 1947 г.
Входимость: 1.
48. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 24 или 25 октября 1899 г.
Входимость: 1.
49. Хорошая жизнь
Входимость: 1.
50. Бунин И. А.: О Чехове. Предисловие Алданова M. А.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Из "Великого дурмана"
Входимость: 6. Размер: 89кб.
Часть текста: революции», о Брешко-Брешковской. Хозяин избы размеренно рассказывает: — Я про эту бабку давно слышу. Прозорливица, это правильно. За пятьдесят лет, говорят, все эти дела предсказала. Ну, только, избавь Бог, до чего страшна: толстая, сердитая, глазки маленькие, пронзительные, — я ее портрет в фельетоне видел… Сорок два года в остроге на чепи держали, а уморить не могли, ни днем ни ночью не отходили, а не устерегли, в остроге, и то ухитрилась миллион нажить. Теперь народ под свою власть скупает, землю сулит, на войну обещает не брать… А мне какая корысть под нее идти? Земля эта мне без надобности, я ее лучше в аренду сниму, потому что навозить мне ее все равно нечем, а в солдаты-то меня и так не возьмут, года вышли… Кто-то, белеющий в сумраке рубашкой, «краса и гордость русской революции», как оказывается потом, дерзко вмешивается: — У нас такого провокатора в пять минут арестовали бы и расстреляли! Но тот, кто говорил о «бабушке», возражает спокойно и твердо: — А ты, хоть и матрос, а дурак. Какой же ты комиссар, когда от тебя девкам проходу нету,...
2. Чехов
Входимость: 5. Размер: 38кб.
Часть текста: говорил о них: — На семьдесят пять лет отстали в развитии от русского общества! Пошлые и насквозь прожженные самолюбием люди. Вот, например, вспоминаю Соловцова. — Позвольте, — возразил я, — а помните телеграмму, которую вы отправили Соловцовскому театру после его смерти? — Мало ли что приходится писать в письмах, в телеграммах. Мало ли что говоришь иногда в лицо человеку. Людей не надо обижать… — И заметьте, — прибавлял он, хохоча, — как всегда говорят про умерших, прежних актеров: «Нет, батюшка, таких великанов, как были когда-то, теперь уж нет!» Так, может быть, и про Соловцова будут говорить… И помолчав, с новым смехом: — И про Художественный театр… Однажды, читая газеты, он поднял лицо и, не спеша, без интонаций, сказал: — Все время так: Короленко и Чехов, Потапенко и Чехов, Горький и Чехов… Теперь он выделен. Но, думается, и до сих пор не понять, не почувствовать как следует: слишком своеобразный, сложный был он человек, ...
3. Суп из человеческих пальцев
Входимость: 4. Размер: 18кб.
Часть текста: рассказ англичанина, вернувшегося из России и сообщающего, что в одной из коммунальных столовых Петербурга он ел суп, где плавали человеческие пальцы. Если бы эта мрачная глупость была напечатана в уличном листке, цель которого дать пищу дурным инстинктам толпы, я не обратил бы внимания на дикую выходку человека, видимо, раздраженного и, должно быть, неумного, но тут нахожу необходимым известить вас, что рассказчик солгал. Поверьте, дорогой Уэллс, мы, русские, все-таки еще не дошли до каннибализма и, я уверен, не дойдем, несмотря на то, что высококультурные государства Запада весьма озабочены созданием для России таких условий, которые помогли бы скорейшему и окончательному одичанию и вырождению русского народа. — Мы живем в такие дни, когда самое разнузданное и злое воображение не может создать ложь и клевету, которые были бы страшнее правды, и одной из таких отвратительных правд является травля России, страны, напрягающей всю свою волю и творчество социального опыта общечеловеческого значения. — Следовало бы предоставить нас нашему разуму или нашему безумию, то и другое поучительно было бы для Европы. Но Европа стремится задушить нас. Не думаю, чтобы это удалось ей, но возможно, что ее политика толкнет нас в сторону Азии. Не предвидите ли вы в этом страшную угрозу культуре Европы? — Поверьте, дорогой Уэллс, я не закрываю глаза на отрицательные явления, но я вижу, как в русской массе пробуждается воля к творчеству. А для меня актуализм — начало всех начал, ибо в начале было деяние!» Господин редактор, Вы, конечно, согласитесь со мной, что письмо это поистине замечательно, как, впрочем, и все, что исходит из горьковской России, где, очевидно, и в помине нет ни «мрачных глупостей», ни «уличных листков», ни «пищи...
4. Адамович Г. В. - Бунину И. А., 17 июля 1947 г.
Входимость: 4. Размер: 4кб.
Часть текста: Paris, 17 июля 1947 Дорогой Иван Алексеевич Я уезжаю в Ниццу в субботу или - самое позднее - в воскресенье. В субботу вечером, если не уеду, может быть, буду на Монпарнассе, хотя и не уверен в этом. А Вы не придете? Сегодня "прилетала" из Америки Женя Клебанова 1 , вероятно придет тоже - а Вы ее, кажется, любите, да и все ее любят. Насчет статей 1937 года о Вас и о ленинских "котлетках": я очень оценил Ваш совет обрить голову перед тем, как перечесть их, - но перечесть их не могу, их у меня нет. От презрения и отвращения (верьте или не верьте - вполне искреннего) к своим писаниям, особенно газетным, я не то, что ничего не сохранял, но даже и вспомнить о них не могу без дрожи. Заранее согласен, что там есть чепуха и глупость. Но нет на свете человека, который бы еженедельно "высказывался" строк на триста по разным темам - и глупостей не наговорил бы! Такое уж это занятье, и недавно, читая Белинского, я утешался, что он еще хуже меня (простите, это тоже похоже на глупость - но честное слово хуже, глупее, площе, только страстнее: а это, конечно, очень большое достоинство). А "рисовая котлета" - сказано очень хорошо. Ведь ему надо было уязвить Толстого, а если бы он сказал "яичницу", то не получилось бы того тошнотворного привкуса, который в "рисовых котлетках" есть! Вообще Ленин писал иногда очень хорошо, и во всяком случае всегда лучше Троцкого, которого ему ставили в пример. Тот вроде Слонима 2 , только развязнее. А что насчет Вашего предположения, будто я могу на Вас "обидеться" - то никак не верю, чтобы сердцевед, психолог и знаток души мог такое предположить....
5. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 4. Размер: 73кб.
Часть текста: что я приеду за ней и Колей, а по дороге заеду к Ильиным. Вечером Антон (австриец) отвез меня на Измалково. На станции "революционный порядок" - грязь, все засыпано подсолнухами, не зажигают огня. Много мужиков и солдат; сидят на полу, и идиотски кричит Анюта-дурочка. В сенях вагона 1-го класса мешки, солдаты. По поезду идет солдатский контроль. Ко мне: сколько мне лет, не дезертир ли? Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней. Пришли мужики, не дали отправить. Коля рассказывал, что Лида говорила: в с. Куначьем (где попом отец Ив. Алексеевича, ее мужа) есть чудотворная икона Николая Угодника. Мужики, говоря, что все это "обман", постановили "изничтожить" эту икону. Но 9-го мая разразилась метель - испугались. Тупик говорит, что в с. Ламском мужики загалдели, зашумели, когда в церкви запели: "Яко до царя": "Какой такой теперь царь? Это еще что такое?" В Ефремове в городском саду пьяный солдат пел: Выну саблю, выну востру И срублю себе главу - Покатилася головка Во зеленую траву. Замечательно это "себе". В Ефремове мужики приходили в казначейство требовать, чтобы им отдали все какие есть в казначействе деньги: "Ведь это деньги царские, а теперь царя нету, значит, деньги теперь наши". <...> 7...

© 2000- NIV