Cлово "ЗАПАХНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАПАХ, ЗАПАХЛИ, ЗАПАХНИ, ЗАПАХЛО

1. Митина любовь
Входимость: 19.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12.
3. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 9.
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 8.
5. Суходол
Входимость: 6.
6. Антоновские яблоки
Входимость: 6.
7. Жизнь Арсеньева
Входимость: 6.
8. Учитель
Входимость: 5.
9. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 5.
10. Сосны
Входимость: 5.
11. Деревня (часть 2)
Входимость: 4.
12. Под серпом и молотом
Входимость: 4.
13. Тень птицы
Входимость: 4.
14. Зойка и Валерия
Входимость: 4.
15. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 4.
16. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 4.
17. Игнат
Входимость: 4.
18. «Третий Толстой»
Входимость: 4.
19. Пыль
Входимость: 4.
20. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 3.
21. Шаляпин
Входимость: 3.
22. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIII
Входимость: 3.
23. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3.
24. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 3.
25. Каргина Н. Ф.: Иван Алексеевич Бунин. Очерк жизни и творчества
Входимость: 3.
26. Странствия
Входимость: 3.
27. Белая лошадь
Входимость: 3.
28. Генрих
Входимость: 3.
29. На даче
Входимость: 3.
30. Братья
Входимость: 3.
31. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 3.
32. Деревня (часть 1)
Входимость: 3.
33. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 3.
34. Сны Чанга
Входимость: 3.
35. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 2.
36. Качели
Входимость: 2.
37. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2.
38. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 2.
39. Закат ("Вдыхая тонкий запах четок")
Входимость: 2.
40. У гробницы Виргилия
Входимость: 2.
41. Начало
Входимость: 2.
42. Чаша жизни
Входимость: 2.
43. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
44. Российская человечина
Входимость: 2.
45. Апрель
Входимость: 2.
46. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 2.
47. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 2.
48. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
49. Его памяти (Шаляпин)
Входимость: 2.
50. Захар Воробьев
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Митина любовь
Входимость: 19. Размер: 116кб.
Часть текста: казалось ему. Они с Катей шли в двенадцатом часу утра вверх по Тверскому бульвару. Зима внезапно уступила весне, на солнце было почти жарко. Как будто правда прилетели жаворонки и принесли с собой тепло, радость. Все было мокро, все таяло, с домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12. Размер: 204кб.
Часть текста: не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро...
3. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 9. Размер: 36кб.
Часть текста: и «случайного» у Чехова, как и у Бунина, оказалось новым, непривычным для критики и не понятым ею. Зато горячо приветствовал бунинский рассказ А. М. Горький: «Большое спасибо за „Яблоки“. Это — хорошо. Тут Иван Бунин, как молодой бог, спел. Красиво, сочно, душевно: Злой и глупый отзыв Потапенко в „России“ — смешон». Есть своя знаменательность в том, что «Антоновские яблоки» написаны в 1900 году, на грани двух столетий. Позади весь XIX век, великолепное здание русской классической литературы, создававшееся поколениями писателей, уже высится. Всякий новый строитель, вступающий на леса этого здания, должен чувствовать за собой вековую традицию. В числе того самого важного, из чего образовался «жизненный состав» Бунина-писателя, были проза Гоголя и Тургенева, Толстого и Чехова, стихи Пушкина и Фета. Выбрать и усвоить из богатейшего наследия то, что отвечает собственным устремлениям, художническому и социальному опыту человека, живущего на рубеже веков, и обогатить это новым видением, развитием традиций (в чем и состоит одна из главных традиций великой русской литературы) — такую задачу выполнил своим творчеством Бунин. «Антоновские яблоки» — рассказ, пустивший корни в вековую толщу русских литературных традиций. Здесь же, как в зерне, можно найти те родовые, главные черты бунинского мировосприятия, бунинского стиля, которые разовьются потом, в последующем творчестве писателя. А Бунину, начавшему писать и печататься еще в восьмидесятые годы XIX века, доведется прожить и большую половину века XX (он умер в 1953 году). Такие рассказы Бунина, как «Антоновские яблоки», дали толчок и новым традициям, находящим неожиданное продолжение и отклик в произведениях уже наших современников. 2 За внешне простым показать сложное, ...
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 8. Размер: 111кб.
Часть текста: ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке, в таком-то уезде, в такой-то волости, и я вдруг почувствовал...
5. Суходол
Входимость: 6. Размер: 114кб.
Часть текста: прожила она у нас в Луневе, прожила как родная, а не как бывшая раба, простая дворовая. И целых восемь лет отдыхала, по ее же собственным словам, от Суходола, от того, что заставил он ее выстрадать. Но недаром говорится, что, как волка ни корми, он все в лес смотрит: выходив, вырастив нас, снова воротилась она в Суходол. Помню отрывки наших детских разговоров с нею: - Ты ведь сирота, Наталья? - Сирота-с. Вся в господ своих. Бабушка-то ваша Анна Григорьевна куда как рано ручки белые сложила! Не хуже моего батюшки с матушкой. - А они отчего рано померли? - Смерть пришла, вот и померли-с. - Нет, отчего рано? - Так бог дал. Батюшку господа в солдаты отдали за провинности, матушка веку не дожила из-за индюшат господских. Я-то, конечно, не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я...

© 2000- NIV