Cлово "ЗАГЛЯНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАГЛЯНУЛ, ЗАГЛЯНУЛА, ЗАГЛЯНУЛИ, ЗАГЛЯНЕШЬ

1. Учитель
Входимость: 5.
2. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 5.
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
4. У истока дней
Входимость: 3.
5. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 3.
6. Странствия
Входимость: 3.
7. При дороге
Входимость: 3.
8. Эпитафия
Входимость: 2.
9. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 2.
10. Под серпом и молотом
Входимость: 2.
11. Митина любовь
Входимость: 2.
12. Туман
Входимость: 2.
13. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 2.
14. Метеор
Входимость: 2.
15. Натали
Входимость: 2.
16. Игнат
Входимость: 2.
17. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 2.
18. Деревня (часть 1)
Входимость: 2.
19. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
20. Степа
Входимость: 1.
21. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 1.
22. Без роду-племени
Входимость: 1.
23. Деревня (часть 2)
Входимость: 1.
24. Древний человек
Входимость: 1.
25. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 1.
26. Шеол
Входимость: 1.
27. Солнечный удар Бунина
Входимость: 1.
28. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 1.
29. Поздней ночью
Входимость: 1.
30. Писатели и критики: И. А. Бунин протестует против обвинения его в "барской" точке зрения на деревню, Московская газета. 1912. No 191. 21 мая
Входимость: 1.
31. Баллада
Входимость: 1.
32. Медведский К. П.: Новые лауреаты Академии наук
Входимость: 1.
33. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 1.
34. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 8, 9, 11 марта 1891 г.
Входимость: 1.
35. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 1.
36. Золотое дно
Входимость: 1.
37. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 2 апреля 1941 г.
Входимость: 1.
38. Шиф И. И.: У Ив. Ал. Бунина
Входимость: 1.
39. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 24 мая 1891 г.
Входимость: 1.
40. Суходол
Входимость: 1.
41. Камень
Входимость: 1.
42. Антигона
Входимость: 1.
43. Цифры
Входимость: 1.
44. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 1.
45. Бунин И. А. - Телешову Н. Д., 31 января 1900 г.
Входимость: 1.
46. Весной, в Иудее
Входимость: 1.
47. Российская человечина
Входимость: 1.
48. Апрель
Входимость: 1.
49. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 15 августа 1951 г.
Входимость: 1.
50. Мелитон
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Учитель
Входимость: 5. Размер: 70кб.
Часть текста: Повесив его под простыню на стену, он накинул на себя длинный тулуп, крытый казинетом, и лег на кровать. «Ночной зефир струит эфир...» - напевал он мысленно. В голове стояло одно и то же: «Пусть будет так! - черт его побери, не ехать, так не ехать... эка важность!» Тащиться к дьячку обедать не хотелось. Левая сторона головы продолжала болеть. Он обмял плечом подушку поудобнее и старался не шевелиться. Сквозь дремоту он слышал, как приходил сторож Павел, обивал от снега лапти, крякал с мороза, сморкался и гремел ведрами; видел сквозь полузакрытые веки, что в комнате разливается отсвет заката, и чувствовал, что от холода стынут ноги и кончик носа... II Турбину шел двадцать четвертый год. Был он белокур, очень высок ростом, худ и от застенчивости очень неловок. Был он сын сельского дьякона, учился в семинарии, но курса не кончил: по бедности пришлось вернуться домой; дома он все выписывал программы, думая приготовиться то в юнкерскую, то в межевую школу. Кончил, однако, экзаменом на сельского учителя и рад был этому. Жить дома было тяжело. Матери он не помнил, а дьякон отличался болезненно-угрюмым характером; лицо у него было как на старинных иконах у схимников - темное, деревянное, фигура сухая, сутулая; говорил он глухим басом и все кашлял, заправляя за ухо длинные косицы седых волос. Даже тон его был всегда один - такой, словно он старался вразумить, растолковать, образумить. Однако, проживши год одиноко, Турбин стал...
2. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 5. Размер: 92кб.
Часть текста: царила бедность. Стали поговаривать о продаже земли: оставят себе только усадьбу и несколько десятин для собственного прокормления. Пришел срок платить проценты в орловский дворянский банк. Родители решили воспользоваться поездкой Вани, дали ему денег. Но он деньги не все внес в банк, а купил себе кавалерийские сапоги, синюю тонкого сукна поддёвку, дворянскую фуражку, бурку и седло. И, конечно, сразу же снялся в этом наряде. Это было в 1889 году, а не в 1891, как ошибочно помечено на фотографии, приложенной к IV книге Библиотеки "Огонек", издательства "Правда". В "Орловский Вестник" он пришел рано, застал Надежду Алексеевну Семенову за утренним чаем. Она встретила его, как близкого знакомого. С интересом слушала его рассказы о Харькове, Крыме, настойчиво просила о сотрудничестве. Сказала, что сейчас познакомит его с двумя девицами: одна родная племянница Шелихова, дочь елецкого врача Пащенко, другая её подруга, Елена Николаевна Токарева. (Она написала Ивану Алексеевичу в 1934 году, после нобелевской премии, из Лиона, многое вспоминала. Она была замужем за...
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4. Размер: 204кб.
Часть текста: аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой, хорошенькой женщиной, вдруг назвавшей его своим мужем. Потом она опять села за...
4. У истока дней
Входимость: 3. Размер: 23кб.
Часть текста: на полированную полочку синие гербовые бумаги. Нужды нет, что эти бумаги покрыты строками крупных непонятных завитушек и что не приказано ни рвать, ни пачкать их: радостно уже одно и то, что обладаешь ими, что их много и что можно раскладывать их в тумбе, которая отныне будет твоею. Так было и сказано: - Вот эта тумбочка с нынешнего дня - твоя. А для того, чтобы было что укладывать, подарили большую кипу синих бумаг с красивыми двуглавыми птицами. Накопится много и других вещей, вроде коробочек и граненых пузырьков, стоящих на туалете. И все это будет спрятано сюда же. Но на свете, как известно, все кончается: бумаги уже несколько раз укладывались на полочке и так и этак, порядок, в котором они должны быть, строго обдуман, - остается затворить тумбу, поглядеть на нее с приятным чувством собственности - и заняться чем-нибудь другим. Чем же? Ребенок стоит возле туалета и осматривается. Увы, в простой деревенской комнате с голыми бревенчатыми степами совсем почти пусто: только стулья, да большая кровать, да августовское солнце, косо озаряющее некрашеный пол. Приятно подойти к окну, почувствовать тепло солнечного света и, прижавшись лицом к стеклу, расплющить нос... Очень заманчива и паутина - легкая восьмигранная сетка в верхнем углу окна... Но, во-первых, до нее не дотянешься, если...
5. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 3. Размер: 64кб.
Часть текста: оживают в местах, когда-то отмеченных его жизнью, многими ее днями, переживаниями. Происходит, как нечто въявь творимое, возрождение связующих начал. И душу освещает особое интимное чувство присутствия того, в чью сокровенную сердцевину жизни ты осмелился заглянуть. Бунин в той декабрьской записи сорок первого года передает ошеломившее его чувство: мировая война, накрывшая Западную Европу, а затем и Россию, докатилась до глубоких захолустий его юности. Дрогнули самые заповедные пласты его памяти. Племянница Бунина Найти ее оказалось все-таки непросто. Живет она не в Ефремове, а на Косой Горе, в поселке металлургов. Пасажиры, едущие из Москвы в поездах дальнего следования в южном направлении, вскоре за Тулой видят стоящий особняком, поднимающийся над холмистым пространством и как бы выламывающийся из него, старый металлургический завод. Доменные печи, змеиные переплетения гигантских чернеющих труб, как будто застывших в напряженном борении, белесый пар, ползущий рваными кусками, серо-пепельная гарь. Лики черной металлургии... Ночью особенно неожиданны пугающи резкие очертания домны, труб, градирен - всей этой махины, усеянной огнями, выступающей из черной мглы и точно надвигающейся на идущий поезд. Случается, что именно в этот момент из огненной наклоненной чаши с высокой насыпи льется раскаленный...

© 2000- NIV