Thailande.ru - Тайский травяной бальзам wang prom green balm зеленый тайский зеленый бальзам.

Cлово "ГЛЯНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГЛЯНУЛ, ГЛЯНУЛА, ГЛЯНЬ, ГЛЯНЕТ

1. Деревня (часть 1)
Входимость: 11.
2. Митина любовь
Входимость: 7.
3. Хорошая жизнь
Входимость: 6.
4. Захар Воробьев
Входимость: 6.
5. Сила
Входимость: 6.
6. Я все молчу
Входимость: 5.
7. Суходол
Входимость: 4.
8. Деревня (часть 2)
Входимость: 4.
9. Ночной разговор
Входимость: 4.
10. Белая лошадь
Входимость: 4.
11. Постоялец
Входимость: 3.
12. Веселый двор
Входимость: 3.
13. Кастрюк
Входимость: 3.
14. * * * ("Шла сиротка пыльною дорогой")
Входимость: 3.
15. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 3.
16. Окаянные дни
Входимость: 2.
17. Последний день
Входимость: 2.
18. Натали
Входимость: 2.
19. Храм Солнца
Входимость: 2.
20. Сказки
Входимость: 2.
21. Птицы небесные
Входимость: 2.
22. В саду
Входимость: 2.
23. О дураке Емеле, какой вышел всех умнее
Входимость: 2.
24. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 2.
25. Полуденный жар
Входимость: 2.
26. Хороших кровей
Входимость: 2.
27. Весенний вечер
Входимость: 1.
28. Темные аллеи
Входимость: 1.
29. Баллада
Входимость: 1.
30. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1.
31. На чужой стороне
Входимость: 1.
32. Степа
Входимость: 1.
33. Личарда
Входимость: 1.
34. Красный генерал
Входимость: 1.
35. Святочный вечер
Входимость: 1.
36. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 16 - 18 июля 1947 г.
Входимость: 1.
37. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 1.
38. Мужичок
Входимость: 1.
39. Древний человек
Входимость: 1.
40. При дороге
Входимость: 1.
41. Игнат
Входимость: 1.
42. Танька
Входимость: 1.
43. Мелкопоместные (Из жизни елецких помещиков)
Входимость: 1.
44. Товарищ дозорный
Входимость: 1.
45. Весеннее
Входимость: 1.
46. Лирник родион
Входимость: 1.
47. Деревня (часть 3)
Входимость: 1.
48. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 1.
49. Зойка и Валерия
Входимость: 1.
50. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Деревня (часть 1)
Входимость: 11. Размер: 111кб.
Часть текста: им долго восхищались по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную" лавочку: "торговля мелочного товару чаю сахору тобаку сигар и протчего". Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде. Неутомимо гонял он за становыми - в те глухие осенние поры, когда взыскивают подати и идут по деревне торги за торгами. Неутомимо скупал у помещиков хлеб на корню, снимал за бесценок землю... Жил он долго с немой кухаркой, - "не плохо, ничего не разбрешет!" - имел от нее ребенка, которого она приспала, задавила во сне, потом женился на пожилой горничной старухи-княжны Шаховой. А женившись, взял приданого, "доконал" потомка обнищавших Дурново, полного, ласкового барчука, лысого на двадцать пятом году, но с великолепной каштановой...
2. Митина любовь
Входимость: 7. Размер: 116кб.
Часть текста: Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я...
3. Хорошая жизнь
Входимость: 6. Размер: 48кб.
Часть текста: просто сказать побирушки. Мы и переехали от них в другое село, а дом, скотину и какое было заведение продали. Переехали под самый город, сняли капусту у барыни Мещериной. Она фрелиной при царском дворце была, нехорошая, рябая, в девках поседела вся, никто замуж не взял, ну и жила себе на спокое. Сняли мы, значит, у ней луга, сели, честь честью в салаш. Стыдь, осень, а нам и горя мало. Сидим, ждем хороших барышей и не чуем беды. А беда-то и вот она, да еще какая беда-то! Дело наше уж к развязке близилось, вдруг - скандал ужасный. Напились мы чаю утром - праздник был, - я и стою так-то возле салаша, гляжу, как по лугу народ от церкви идет. А батенька по капусте пошел. День светлый такой, хоть и ветреный, я и загляделась, и не вижу, как подходят ко мне двое мужчин: один священник, высокий этакий, в серой рясе, с палкой, лицо все темное, землистое, грива, как у лошади хорошей, так по ветру и раздымается, а другой - простой мужик, его работник. Подходит к самому салашу. Я оробела, поклонилась и говорю: - Здравствуйте, батюшка. Благодарим вас, что проведать нас вздумали. А он, вижу, злой, пасмурный, на меня не смотрит, стоит, калмышки палкой разбивает. - А где, - говорит, - твой отец? - Они, - говорю, - по капусте пошли. Я, мол, если угодно, покликать их могу. Да вон они и сами идут. - Ну, так скажи ему, чтоб забирал он все свое добришко вместе с самоварчиком этим паршивым и увольнялся отсюда. Нынче мой караульщик сюда придет. - Как, - говорю, -...
4. Захар Воробьев
Входимость: 6. Размер: 28кб.
Часть текста: «Есть еще один вроде меня, - говорил он порою, - да тот далеко, под Задонском». Впрочем, настроен он был неизменно превосходно. Здоров на редкость. Сложен отлично. Он был бы даже красив, если бы не бурый загар, не слегка вывороченные нижние веки и не постоянные слезы, стеклом стоявшие в них под большими голубыми глазами. Борода у него была мягкая, густая, чуть волнистая, так и хотелось потрогать ее. Он часто, с ласковостью гиганта, удивленно улыбался и откидывал голову, слегка открывая красную, жаркую пасть, показывая чудесные молодые зубы. И приятный запах шел от него: ржаной запах степняка, смешанный с запахом дегтярных, крепко кованных сапог, с кисловатой вонью дубленого полушубка и мятным ароматом нюхательного табаку: он не курил, а нюхал. Он вообще был склонен к старине. Ворот его суровой замашной рубахи, всегда чистой, не застегивался, а завязывался маленькой красной ленточкой. На пояске висели медный гребень и медная копаушка. Лет до тридцати пяти носил он лапти. Но подросли сыновья, двор справился, и Захар стал ходить в сапогах. Зиму и лето не снимал он полушубка и шапки. И полушубок остался после него хороший, совсем новый,...
5. Сила
Входимость: 6. Размер: 22кб.
Часть текста: беззубый рот. На темном морщинистом личике, под сдвинутыми бровями, живо и весело блестели кофейные глазки. Он и хмурился и вместе улыбался, тянул с блюдца горячую воду, сося кусочек сахару, и все шарил по впалой груди, ощупывая карманы ветхого длиннополого сюртука, порыжевшего на лопатках. Горела над столом висячая лампочка. Буравчик поглядывал на нее, - она коптила, - и без умолку говорил. А беременная старостиха, сидевшая на нарах у печки и за веревку ногой качавшая люльку, закрытую ситцевым пологом, похожую на маленький шатер, рассеянно слушала, думая свое и заводя глаза от дремоты. - Вот они распарятся, я их и подберу, - говорил Буравчик и схлебывал с блюдца, указывая на стакан, набитый разбухшими кусками кренделей. - Распарятся, тогда и съем. А так нет, не угрызу. Нечем. И Буравчик, засмеявшись, полез сухим, бурым от окурков пальцам в рот. - О! Ишь! - сказал он с удовольствием. - Ни аноо не аалось, - сказал он, желая сказать: «ни одного не осталось», и водя пальцем по голой розовой десне. - По какой же такой притчине? - равнодушно спросила старостиха, с трудом поднимая веки и думая о том, что этот веселый старичок в обтертых сапожках и линючей розовой косоворотке пережил двух жен, вырастил шестерых сыновей, купил барское имение под городом, а прежних повадок все не кидает - живет побирушкой, торгует на селе в лавчонке, конокрадствует и, говорят, вот-вот опять должен в острог садиться. Буравчик зорко глянул на старостиху, на ее большое сонное лицо. - По какой притчине-то? - ответил он, вытирая палец о борт сюртука....

© 2000- NIV