Raskraski.ru - Разве так трудно найти рамки для фотографий 30х40, просила ещё в понедельник.

Cлово "СТОЯТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТОЯЛИ, СТОЯЛА, СТОЯЛ, СТОЯТ, СТОИТ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 58.
2. Митина любовь
Входимость: 31.
3. Деревня (часть 1)
Входимость: 29.
4. На даче
Входимость: 24.
5. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 22.
6. Под серпом и молотом
Входимость: 20.
7. Учитель
Входимость: 20.
8. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 20.
9. Деревня (часть 3)
Входимость: 20.
10. Странствия
Входимость: 18.
11. Суходол
Входимость: 18.
12. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 18.
13. Деревня (часть 2)
Входимость: 17.
14. Ночной разговор
Входимость: 17.
15. Дело корнета Елагина
Входимость: 16.
16. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 16.
17. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 16.
18. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 15.
19. Игнат
Входимость: 15.
20. Жизнь Арсеньева
Входимость: 14.
21. Из цикла "Странствия"
Входимость: 13.
22. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 13.
23. Воды многие
Входимость: 12.
24. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 12.
25. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 11.
26. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 11.
27. Хорошая жизнь
Входимость: 11.
28. Антоновские яблоки
Входимость: 11.
29. Веселый двор
Входимость: 11.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 11.
31. Окаянные дни
Входимость: 10.
32. При дороге
Входимость: 10.
33. Братья
Входимость: 10.
34. Безумный художник
Входимость: 10.
35. В стране пращуров
Входимость: 10.
36. Свет Зодиака
Входимость: 10.
37. В поле
Входимость: 9.
38. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 9.
39. Несрочная весна
Входимость: 9.
40. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 9.
41. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 9.
42. Руся
Входимость: 8.
43. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 8.
44. Последняя весна
Входимость: 8.
45. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 8.
46. Сверчок
Входимость: 8.
47. Дельта
Входимость: 8.
48. Весенний вечер
Входимость: 8.
49. Красный генерал
Входимость: 8.
50. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 8.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 58. Размер: 204кб.
Часть текста: я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был...
2. Митина любовь
Входимость: 31. Размер: 116кб.
Часть текста: домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. -...
3. Деревня (часть 1)
Входимость: 29. Размер: 111кб.
Часть текста: кружево, а сам, с каким-то мещанином Белокопытовым, поехал по губернии грабить церкви. Когда его поймали, он вел себя так, что им долго восхищались по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную" лавочку: "торговля мелочного товару чаю сахору тобаку сигар и протчего". Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде. Неутомимо гонял он за становыми - в те глухие осенние поры, когда взыскивают подати и идут по деревне торги за торгами. Неутомимо скупал у помещиков хлеб на корню, снимал за бесценок землю... Жил он долго с немой кухаркой, - "не плохо, ничего не разбрешет!" - имел от нее ребенка, которого она приспала, задавила во сне, потом женился на пожилой горничной старухи-княжны Шаховой. А женившись, взял приданого, "доконал" потомка обнищавших Дурново, полного,...
4. На даче
Входимость: 24. Размер: 74кб.
Часть текста: в саду стало светло, птицы так чисто и звонко щебетали в кустах, что отдавалось в комнатах. Но еще воздух и молодая майская зелень в росе были холодны и матовы, спальни дышали сном, теплом и покоем. Дом не походил на дачный; это был обыкновенный деревенский дом, небольшой, но удобный и покойный. Петр Алексеевич Примо, архитектор, занимал его уже пятое лето. Сам он больше бывал в разъездах или в городе. На даче жила его жена, Наталья Борисовна, и младший сын, Гриша. Старший, Игнатий, только что кончивший курс в университете, так же, как и отец, появлялся на даче гостем: он уже служил. В четыре часа в столовую вошла горничная. Сладко зевая, она переставляла мебель и шаркала половой щеткой. Потом она прошла через гостиную в комнату Гриши и поставила у кровати большие штиблеты на широкой подошве без каблука. Гриша открыл глаза. - Гарпина! - сказал он баритоном. Гарпина остановилась в дверях. - Чого? - спросила она шепотом. - Поди сюда. Гарпина покачала головой и вышла. - Гаприна! - повторил Гриша. - Та чого вам? - Поди сюда... на минутку. - Hе пiду, хоч зарiжте! Гриша подумал и крепко потянулся. - Ну, пошва вон! - Бариня загадали вчора спитать вас, чи попдете у город? - А дальше? - Казали, щоб не пздили, бо барин cьoгoлнi прыпдуть. Гриша, не отвечая, обувался. - Повотенце? - спросил он громко. - Та на столi - он! Не збудiть бариню... Заспанный, свежий и здоровый, в сером шелковом картузе, в широком костюме из легкой материи, Гриша вышел в гостиную, перекинул через плечо мохнатое полотенце, захватив стоявший в углу крокетный молоток, и, пройдя переднюю, отворил дверь на улицу, на пыльную дорогу. Дачи в садах тянулись направо и налево в одну линию. С горы открывался обширный вид на восток, на живописную низменность. Теперь все сверкало чистыми, яркими красками раннего утра. Синеватые леса темнели по долине; светлой, местами алой сталью блестела река...
5. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 22. Размер: 111кб.
Часть текста: старину. Большие дороги отживали свой век. Отживала и Чернавская. Ее прежние колеи зарастали травой, старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас...

© 2000- NIV