Playtravel.ru - Горящие туры в Доминикану, индивидуальные и групповые туры.

Cлово "ОТДАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТДАЛ, ОТДАЛА, ОТДАЛИ, ОТДАСТ

1. Весенний вечер
Входимость: 13.
2. Хорошая жизнь
Входимость: 6.
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5.
4. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4.
5. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 4.
6. Деревня (часть 1)
Входимость: 4.
7. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 3.
8. Худая трава (Оброк)
Входимость: 3.
9. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3.
10. Тень птицы
Входимость: 3.
11. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Между 17 и 19 июля 1898 г.
Входимость: 3.
12. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 3.
13. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Начало февраля 1899 г.
Входимость: 3.
14. Дело корнета Елагина
Входимость: 3.
15. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 3.
16. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
17. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 3.
18. Танька
Входимость: 3.
19. Песня о Гоце
Входимость: 3.
20. Город царя царей
Входимость: 2.
21. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 2.
22. Чехов
Входимость: 2.
23. Брань
Входимость: 2.
24. Человек, который умер от страха
Входимость: 2.
25. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 2.
26. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 2.
27. Бунин И. А. - Телешову Н. Д., 8 марта 1902 г.
Входимость: 2.
28. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Середина августа 1899 г.
Входимость: 2.
29. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 2.
30. Темные аллеи
Входимость: 2.
31. Сверчок
Входимость: 2.
32. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 2.
33. "Безграмотная ерунда"
Входимость: 2.
34. Бунин И. А. - Федорову А. М., 10 октября 1896 г.
Входимость: 2.
35. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 2.
36. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 2.
37. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 19 апреля 1891 г.
Входимость: 2.
38. Бунин И. А. - Брюсову В. Я., 4 октября 1900 г.
Входимость: 2.
39. Грамматика любви
Входимость: 2.
40. Суходол
Входимость: 2.
41. Красный генерал
Входимость: 2.
42. При дороге
Входимость: 2.
43. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 2.
44. Чаша жизни
Входимость: 2.
45. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 2.
46. Ночной разговор
Входимость: 2.
47. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 2.
48. Белоусов И. А.: Литературная кооперация
Входимость: 2.
49. Эртель
Входимость: 2.
50. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Весенний вечер
Входимость: 13. Размер: 22кб.
Часть текста: ясный, чуть розовый вечер, в ту прелестную пору, когда земля только что вышла из-под снега, когда в степных лощинках еще лежит под голыми лубками серый затвердевший снежок, ходил по одной елецкой деревне, от двора к двору, старик-нищий - без шапки, с длинной холщовой кисой через плечо. Деревня эта большая, но молчаливая, полевая. Да и вечер такой выдался. Пусто было вдоль бесконечно разлившегося глинистого пруда, на ровном выгоне, где, в тени от изб и пунек, шел, держа в руке высокую ореховую палку, этот лысый и еще черный старик, похожий на святителя. Выгон чисто, ярко зеленел, в воздухе свежело, пруд, выпукло-полный, зеркально-телесного тона, очень хорош был, хотя еще плавала на нем одна бутылочно-зеленая льдина. Где-то на том боку, тепло и ласково освещенном в упор низким солнцем, - где-то, как казалось, очень далеко, - плакал ребенок, заблудившийся за какой-нибудь ригой или амбаром, и мило было слушать по заре его жалобный однообразный плач... Но подавали плохо. Там, при въезде, возле старого богатого двора с вековыми дубами в грачиных гнездах, за красной кирпичной избой в три связи, подала молодая сероглазая бабочка, да и то пустяк. Стояла она у каменного порога среди подсыхающей весенней грязи, на тугой тропинке, держала сидевшую у нее на руках хорошенькую девочку с бессмысленными голубыми глазами, в разнолоскутном чепчике, и, прижимая ее к себе, плясала, притоптывала босыми ногами и повертывалась, раздувая ситцевую юбку. - Вон старик, сейчас в сумку отдам, - заговорила она сквозь зубы, впиваясь губами в щечку девочки. Ппайду плясать, Альни пол хрустит... И, перевернувшись, переменила голос на звонкий, кому-то подражающий, кокетливый: - Старик, старик, не надобно ли вам девочку? Девочка не испугалась, она спокойно сусолила толстую баранку - и мать, шутя, на все лады, стала уговаривать девочку отдать ее подошедшему и улыбавшемуся нищему: - Отдай, деточка, отдай, а то мы с тобой во всем дворе...
2. Хорошая жизнь
Входимость: 6. Размер: 48кб.
Часть текста: меня настойчивый. Насчет занятия всякого меня еще батенька заучил. Он хоть и вдовый был, запойный, а, не хуже меня, ужасный умный, дельный и бессердечный. Как вышла, значит, воля, он и говорит мне: - Ну, девка, теперь я сам себе голова, давай деньги наживать. Наживем, переедем в город, купим дом на себе, отдам я тебя замуж за отличного господина, буду царевать. А у своих господ нам нечего сидеть, не стоют они того. Господа-то наши, и правда, хоть добрые, а бедные-пребедные были, просто сказать побирушки. Мы и переехали от них в другое село, а дом, скотину и какое было заведение продали. Переехали под самый город, сняли капусту у барыни Мещериной. Она фрелиной при царском дворце была, нехорошая, рябая, в девках поседела вся, никто замуж не взял, ну и жила себе на спокое. Сняли мы, значит, у ней луга, сели, честь честью в салаш. Стыдь, осень, а нам и горя мало. Сидим, ждем хороших барышей и не чуем беды. А беда-то и вот она, да еще какая беда-то! Дело наше уж к развязке близилось, вдруг - скандал ужасный. Напились мы чаю утром - праздник был, - я и стою так-то возле салаша, гляжу, как по лугу народ от церкви идет. А батенька по капусте пошел. День светлый такой, хоть и ветреный, я и загляделась, и не вижу, как подходят ко мне двое мужчин: один священник, высокий этакий, в серой рясе, с палкой, лицо все темное, землистое, грива, как у лошади хорошей, так по ветру и раздымается, а другой - простой мужик, его работник. Подходит к самому салашу. Я оробела, поклонилась и говорю: - Здравствуйте, батюшка. Благодарим вас, что проведать нас вздумали. А он, вижу, злой, пасмурный, на меня не смотрит, стоит, калмышки палкой...
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5. Размер: 74кб.
Часть текста: хоть одна большая любовь? Думаю, что нет", на нижнем поле страницы твердым почерком написал: "Нет, была. К Авиловой").  * * * Воспоминания Авиловой, написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом, были для меня открытием. Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и замечаний о ней самой. Редкая женщина!  * * * А сколько лет ...
4. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4. Размер: 95кб.
Часть текста: окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной простотой, присущей лету, его утреннему мягкому и чистому воздуху, запахам солнечного сада со всеми его травами, цветами, бабочками. Я умылся, оделся и стал молиться на образа, висевшие в южном углу комнаты и всегда вызывавшие во мне своей арсеньевской стариной что-то обнадеживающее, покорное непреложному и бесконечному течению земных дней. На балконе пили чай и разговаривали. Был опять брат Николай, - он часто приходил к нам по утрам. И он говорил - очевидно, обо мне: - Да что ж тут думать? Конечно, надо служить, поступить куда-нибудь на место... Думаю, что Георгию все таки удастся устроить его где-нибудь, когда он сам как-нибудь устроится... И эти слова еще более умиротворяли меня. "Ну, что ж, служить так служить. А потом, все это еще так не скоро. Георгий уедет не раньше осени, а до осени еще целая вечность..." Какие далекие дни! Я теперь уже с усилием чувствую их своими собственными при всей той близости их мне, с которой я все думаю о них за этими записями и все зачем-то пытаюсь воскресить чей-то далекий юный образ. Чей это образ? Он как бы некое подобие моего вымышленного младшего брата, уже давно ...
5. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 4. Размер: 87кб.
Часть текста: обедневшему, затем совсем обнищавшему дворянскому роду. Детство и юность будущего писателя прошли на хуторе Бутырки, а после смерти бабушки — в поместье Озерки Елецкого уезда. Родные и близкие окружали мальчика вниманием и любовью. Отец — Алексей Николаевич Бунин — натура яркая, стихийная, увлекающаяся, был прекрасным рассказчиком. Самоотверженная, нежная мать — Людмила Александровна — открыла сыну богатства русского фольклора и языка. Дворовые крестьяне познакомили с местными песнями. Первый учитель, эрудированный, наделенный художественными способностями, пробудил воображение и тяготение к творчеству. Особую роль в образовании мальчика сыграл его старший брат Юлий. Высланный за участие в народническом движении на родину, он дал младшему «начатки психологии, философии, общественных наук» и прежде всего понимание русской словесности. Занятия с Юлием Алексеевичем по существу заменили гимназию, которую Бунин покинул, проучившись в Ельце несколько лет. Вплоть до отъезда в эмиграцию (1920) Юлий был для него самым близким другом и наставником. В атмосфере всеобщей заботы, в слиянии с природой формировалась личность будущего писателя. «... В глубочайшей полевой тишине,- писал он позже,- летом среди хлебов, подступивших к самым нашим порогам, а зимой среди сугробов и прошло все мое детство, полное поэзии, печальной и своеобразной». Печали действительно были. Навсегда запомнились Бунину слезы матери и странное поведение отца, захваченного «страстью к клубу, вину и картам»....

© 2000- NIV