Playtravel.ru - Горящие туры в Доминикану, индивидуальные и групповые туры.

Cлово "ОТДАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТДАЛ, ОТДАЛА, ОТДАЛИ, ОТДАСТ

1. Весенний вечер
Входимость: 13.
2. Хорошая жизнь
Входимость: 6.
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5.
4. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4.
5. Деревня (часть 1)
Входимость: 4.
6. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 4.
7. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
8. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 3.
9. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3.
10. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Начало февраля 1899 г.
Входимость: 3.
11. Худая трава (Оброк)
Входимость: 3.
12. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 3.
13. Танька
Входимость: 3.
14. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Между 17 и 19 июля 1898 г.
Входимость: 3.
15. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 3.
16. Песня о Гоце
Входимость: 3.
17. Тень птицы
Входимость: 3.
18. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 3.
19. Дело корнета Елагина
Входимость: 3.
20. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 2.
21. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 2.
22. "Безграмотная ерунда"
Входимость: 2.
23. Сверчок
Входимость: 2.
24. Суходол
Входимость: 2.
25. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 2.
26. Бунин И. А. - Федорову А. М., 10 октября 1896 г.
Входимость: 2.
27. Бунин И. А. - Телешову Н. Д., 8 марта 1902 г.
Входимость: 2.
28. Грамматика любви
Входимость: 2.
29. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 2.
30. Чаша жизни
Входимость: 2.
31. При дороге
Входимость: 2.
32. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 2.
33. Темные аллеи
Входимость: 2.
34. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Середина августа 1899 г.
Входимость: 2.
35. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 2.
36. Эртель
Входимость: 2.
37. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 2.
38. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 2.
39. Красный генерал
Входимость: 2.
40. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 2.
41. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 2.
42. Заметки (о начале литературной деятельности и современниках)
Входимость: 2.
43. Чехов
Входимость: 2.
44. Брань
Входимость: 2.
45. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 2.
46. Белоусов И. А.: Литературная кооперация
Входимость: 2.
47. Город царя царей
Входимость: 2.
48. Человек, который умер от страха
Входимость: 2.
49. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 2.
50. Ночной разговор
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Весенний вечер
Входимость: 13. Размер: 22кб.
Часть текста: пору, когда земля только что вышла из-под снега, когда в степных лощинках еще лежит под голыми лубками серый затвердевший снежок, ходил по одной елецкой деревне, от двора к двору, старик-нищий - без шапки, с длинной холщовой кисой через плечо. Деревня эта большая, но молчаливая, полевая. Да и вечер такой выдался. Пусто было вдоль бесконечно разлившегося глинистого пруда, на ровном выгоне, где, в тени от изб и пунек, шел, держа в руке высокую ореховую палку, этот лысый и еще черный старик, похожий на святителя. Выгон чисто, ярко зеленел, в воздухе свежело, пруд, выпукло-полный, зеркально-телесного тона, очень хорош был, хотя еще плавала на нем одна бутылочно-зеленая льдина. Где-то на том боку, тепло и ласково освещенном в упор низким солнцем, - где-то, как казалось, очень далеко, - плакал ребенок, заблудившийся за какой-нибудь ригой или амбаром, и мило было слушать по заре его жалобный однообразный плач... Но подавали плохо. Там, при въезде, возле старого богатого двора с вековыми дубами в грачиных гнездах, за красной кирпичной избой в три связи, подала молодая сероглазая бабочка, да и то пустяк. Стояла она у каменного порога среди подсыхающей весенней грязи, на тугой тропинке, держала сидевшую у нее на руках хорошенькую девочку с бессмысленными голубыми глазами, в разнолоскутном чепчике, и, прижимая ее к себе, плясала, притоптывала босыми ногами и повертывалась, раздувая ситцевую юбку. - Вон старик, сейчас в сумку отдам, - заговорила она сквозь зубы, впиваясь губами в щечку девочки. Ппайду плясать, Альни пол хрустит... И, перевернувшись, переменила голос на звонкий, кому-то подражающий, кокетливый: - Старик, старик, не надобно ли вам девочку? Девочка не испугалась, она спокойно сусолила толстую баранку - и мать, шутя, на все лады, стала уговаривать девочку отдать ее подошедшему и улыбавшемуся нищему: - Отдай, деточка, отдай, а то мы с тобой во всем...
2. Хорошая жизнь
Входимость: 6. Размер: 48кб.
Часть текста: заучил. Он хоть и вдовый был, запойный, а, не хуже меня, ужасный умный, дельный и бессердечный. Как вышла, значит, воля, он и говорит мне: - Ну, девка, теперь я сам себе голова, давай деньги наживать. Наживем, переедем в город, купим дом на себе, отдам я тебя замуж за отличного господина, буду царевать. А у своих господ нам нечего сидеть, не стоют они того. Господа-то наши, и правда, хоть добрые, а бедные-пребедные были, просто сказать побирушки. Мы и переехали от них в другое село, а дом, скотину и какое было заведение продали. Переехали под самый город, сняли капусту у барыни Мещериной. Она фрелиной при царском дворце была, нехорошая, рябая, в девках поседела вся, никто замуж не взял, ну и жила себе на спокое. Сняли мы, значит, у ней луга, сели, честь честью в салаш. Стыдь, осень, а нам и горя мало. Сидим, ждем хороших барышей и не чуем беды. А беда-то и вот она, да еще какая беда-то! Дело наше уж к развязке близилось, вдруг - скандал ужасный. Напились мы чаю утром - праздник был, - я и стою так-то возле салаша, гляжу, как по лугу народ от церкви идет. А батенька по капусте пошел. День светлый такой, хоть и ветреный, я и загляделась, и не вижу, как подходят ко мне двое мужчин: один священник, высокий этакий, в серой рясе, с палкой, лицо все темное, землистое, грива, как у лошади хорошей, так по ветру и раздымается, а...
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5. Размер: 74кб.
Часть текста: или остаток чего-то вырождающегося, бывшего когда-то громадным, или же это часть того, что в будущем разовьется в нечто громадное, в настоящем же оно не удовлетворяет, дает гораздо меньше, чем ждешь". (Примечание В. Н. Буниной: Эти строки напечатаны Иваном Алексеевичем в десятом томе полного собрания сочинений, изданных "Петрополисом" в 1935 году. В 1953 году Иван Алексеевич в том же томе, на странице 237, красным карандашом, отметив слова "Была ли в его жизни хоть одна большая любовь? Думаю, что нет", на нижнем поле страницы твердым почерком написал: "Нет, была. К Авиловой").  * * * Воспоминания Авиловой, написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом, были для меня открытием. Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и замечаний о ней самой. Редкая женщина!  * * * А сколько лет она молчала. Ни одним словом не намекнула при жизни (ведь я с ней встречался) о своей любви. Ее воспоминания напечатаны через десять лет после ее смерти.  * * * Прочел я и предисловие к этому сборнику какого-то Котова и удивился его тупости. Он пишет: ..."При всем этом нельзя не отметить...
4. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4. Размер: 95кб.
Часть текста: не додумывал, я тем более. II Опять, еще раз была весна. И опять казалась она мне такой, каких еще не было, началом чего-то совсем не похожего на все мое прошлое. Во всяком выздоровлении бывает некое особенное утро, когда, проснувшись, чувствуешь наконец уже полностью ту простоту, будничность, которая и есть здоровье, возвратившееся обычное состояние, хотя и отличающееся от того, что было до болезни, какою-то новой опытностью, умудренностью. Так проснулся и я однажды в тихое и солнечное майское утро в своей угловой комнате, окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной простотой, присущей лету, его утреннему мягкому и чистому воздуху, запахам солнечного сада со всеми его...
5. Деревня (часть 1)
Входимость: 4. Размер: 111кб.
Часть текста: церкви. Когда его поймали, он вел себя так, что им долго восхищались по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную" лавочку: "торговля мелочного товару чаю сахору тобаку сигар и протчего". Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде. Неутомимо гонял он за становыми - в те глухие осенние поры, когда взыскивают подати и идут по деревне торги за торгами. Неутомимо скупал у помещиков хлеб на корню, снимал за бесценок землю... Жил он долго с немой кухаркой, - "не плохо, ничего не разбрешет!" - имел от нее ребенка, которого она приспала, задавила во сне, потом женился на пожилой горничной старухи-княжны Шаховой. А женившись, взял приданого, "доконал" потомка обнищавших Дурново, полного, ласкового барчука, лысого на двадцать пятом году, но с великолепной каштановой бородой. И...

© 2000- NIV