Cлово "ЗВУЧАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗВУЧИТ, ЗВУЧАЛИ, ЗВУЧАЛ, ЗВУЧАЛО, ЗВУЧАТ

1. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 5.
2. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 5.
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5.
4. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 5.
5. Митина любовь
Входимость: 4.
6. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 4.
7. Архивное дело
Входимость: 4.
8. К роду отцов своих
Входимость: 3.
9. Из "Великого дурмана"
Входимость: 3.
10. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 3.
11. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 3.
12. Мотив Сенкевича. Вечерняя молитва
Входимость: 3.
13. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 3.
14. Воды многие
Входимость: 2.
15. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
16. Николаев П. А.: Бунин И. А. ("Русские писатели". Биобиблиографический словарь)
Входимость: 2.
17. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Хранитель языковых традиций
Входимость: 2.
18. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 2.
19. Несрочная весна
Входимость: 2.
20. Тень птицы
Входимость: 2.
21. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 2.
22. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2.
23. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 2.
24. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 2.
25. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 2.
26. На край света
Входимость: 2.
27. Велга
Входимость: 2.
28. Блюм А.: "Грамматика любви"
Входимость: 2.
29. Сын
Входимость: 2.
30. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 2.
31. Памяти сильного человека (И. С. Никитин)
Входимость: 2.
32. На даче
Входимость: 2.
33. Михайлова М. В.: "Солнечный удар" - беспамятство любви и память чувства
Входимость: 2.
34. Чистый понедельник
Входимость: 2.
35. Думая о Пушкине
Входимость: 2.
36. Е. А. Баратынский (По поводу столетия со дня рождения)
Входимость: 1.
37. Аглая
Входимость: 1.
38. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 1.
39. Стон
Входимость: 1.
40. Саваоф
Входимость: 1.
41. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 8 мая 1901 г.
Входимость: 1.
42. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 17 января 1891 г.
Входимость: 1.
43. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 16 ноября 1947 г.
Входимость: 1.
44. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 1.
45. Бунин И. А. - Пащенко В. В., До 12 июля 1893 г.
Входимость: 1.
46. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 1.
47. Михайлова М. В.: "Чистый понедельник" - горькая дума о России
Входимость: 1.
48. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 13 июня 1891 г.
Входимость: 1.
49. «Остров Сирен»
Входимость: 1.
50. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 22, 23 августа 1890 г.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Часть текста: далеко не лучшей его вещи, большая публика охотно читала его; но для нее он был только занятный рассказчик, автор "Винта", "Жалобной книги"... Люди "идейные" интересовались им, в общем, мало: признавали его талантливость, но серьезно на него не смотрели, - помню, как некоторые из них искренно хохотали надо мной, юнцом, когда я осмеливался сравнивать его с Гаршиным, Короленко, а были и такие, которые говорили, что и читать-то никогда не станут человека, начавшего писать под именем Чехонте: "Нельзя представить себе, говорили они, чтобы Толстой или Тургенев решились заменить свое имя такой пошлой кличкой". Настоящая слава пришла к нему только с постановкой его пьес в Художественном театре. И, должно быть, это было для него не менее обидно, чем то, что только после "Мужиков" заговорили о нем: ведь и пьесы его далеко не лучшее из написанного им, а кроме того, это ведь значило, что внимание к нему привлек театр, то, что тысячу раз повторялось его имя на афишах, что запомнились: "22 несчастья", "глубокоуважаемый шкап", "человека забыли"...  * * * Долго иначе не называли его, как "хмурым" писателем, "певцом сумеречных настроений", "больным талантом", человеком, смотрящим на все безнадежно и равнодушно. Теперь гнут...
2. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 5. Размер: 25кб.
Часть текста: ПЕРСПЕКТИВЕ ВЕТХОЗАВЕТНОЙ ТЕМЫ В ИСТОРИОСОФИИ И. А. БУНИНА Не только чуткость к различным религиозным системам и умение проживать и воспроизводить в своем опыте их характерное звучание отличает Бунина с его глубочайшим интересом к миру Востока как колыбели собственной, христианской системы ценностей, но и опыт мыслителя, историософа и отчасти богослова, открывающего значение предшествующих религиозных эпох в их связи с настоящим и через настоящее. Тема ветхозаветной духовности и стилистики в творчестве И. А. Бунина, разработанная В. А. Котельниковым, может быть продолжена и развита – акцентированием некоторых существенных ее аспектов, вплоть до выявления напряженнейших, даже трагических ее тонов, и далее сверхсмысла темы, ее исхода из мрака в свет – именно так дается в бунинской религиозной историософии. Не только чуткость к различным религиозным системам и умение проживать и воспроизводить в своем опыте их характерное звучание отличает Бунина с его глубочайшим интересом к миру Востока как колыбели собственной, христианской системы ценностей, но и опыт мыслителя, историософа и отчасти богослова, открывающего значение предшествующих религиозных эпох в их связи с настоящим и через настоящее. Уникальность Бунина-мыслителя, обращающегося к миру религии через художественное, поэтическое его преломление, определяется, прежде...
3. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5. Размер: 111кб.
Часть текста: я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России, а не просто в Каменке, в таком-то уезде, в такой-то волости, и я вдруг почувствовал эту Россию, почувствовал ее прошлое и настоящее, ее дикие, страшные и все же чем-то пленяющие особенности и свое кровное родство с ней... II Очень русское было все то, среди чего жил я в мои отроческие годы. Вот хотя бы эта Становая. Впоследствии я не раз бывал в Становой и вполне убедился, что уже давно нет в ней никаких разбойников....
4. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 5. Размер: 68кб.
Часть текста: он сам. У него есть за стихами, за душой. Его строки - испытанного старинного чекана; его почерк - самый четкий в современной литературе; его рисунок - сжатый и сосредоточенный. Бунин черпает из невозмущенного Кастальского ключа. И с внутренней и с внешней стороны его лучшие стихи как раз вовремя уклоняются от прозы (иногда он уклониться не успевает); скорее он прозу делает поэтичной, скорее он ее побеждает и претворяет в стихи, чем творит стихи, как нечто от нее отличное и особое. У него стих как бы потерял свою самостоятельность, свою оторванность от обыденной речи, но через это не опошлился. Бунин часто ломает свою строку посредине, кончает предложение там, где не кончился стих; но зато в результате возникает нечто естественное и живое, и нерасторжимая цельность нашего слова не приносится в жертву версификации. Не в осуждение, а в большую похвалу ему надо сказать, что даже рифмованные стихи его. производят впечатление белых: так не кичится он рифмою, хотя и владеет ею смело и своеобразно, - только не она центр красоты в его художестве. Читая Бунина, мы убеждаемся, как много поэзии в нашей прозе и как обыкновенное сродни высокому. Из житейской будничности он извлекает красоту и умеет находить новые признаки...
5. Митина любовь
Входимость: 4. Размер: 116кб.
Часть текста: в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами дремлющая тайна. Душа душе дала кольцо... Это последнее, эти стихи уже совсем больно задели Митю. Вообще, многое даже и в этот день было неприятно и больно. Неприятна была шутка...

© 2000- NIV