Cлово "ЗАКРИЧАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАКРИЧАЛ, ЗАКРИЧАЛА, ЗАКРИЧУ, ЗАКРИЧАЛИ

1. Митина любовь
Входимость: 6.
2. Дело корнета Елагина
Входимость: 4.
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 4.
4. Веселый двор
Входимость: 4.
5. Ночлег
Входимость: 3.
6. Суходол
Входимость: 3.
7. Первая любовь (из воспоминаний детства)
Входимость: 3.
8. На даче
Входимость: 3.
9. Полуденный жар
Входимость: 3.
10. Юный пилигрим
Входимость: 2.
11. Деревня (часть 2)
Входимость: 2.
12. Качели
Входимость: 2.
13. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 2.
14. Сны
Входимость: 2.
15. Ида
Входимость: 2.
16. Князь во князьях
Входимость: 2.
17. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
18. Велга
Входимость: 2.
19. Учитель
Входимость: 2.
20. "Мадрид"
Входимость: 2.
21. Кастрюк
Входимость: 2.
22. Ночной разговор
Входимость: 2.
23. Безумный художник
Входимость: 2.
24. Тараскон
Входимость: 2.
25. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 2.
26. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 1.
27. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
28. Без роду-племени
Входимость: 1.
29. У истока дней
Входимость: 1.
30. Сверчок
Входимость: 1.
31. Обуза
Входимость: 1.
32. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 1.
33. Перед занавесом "художественников"
Входимость: 1.
34. Песнь о Гайавате. След белого
Входимость: 1.
35. Весенний вечер
Входимость: 1.
36. Из записной книжки ("Пришла весть с фронта... ")
Входимость: 1.
37. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 1.
38. При дороге
Входимость: 1.
39. Цифры
Входимость: 1.
40. Песнь о Гайавате. Гайавата и Жемчужное Перо
Входимость: 1.
41. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 29 января 1941 г.
Входимость: 1.
42. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 10 января 1948 г.
Входимость: 1.
43. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 1.
44. Братья
Входимость: 1.
45. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VII
Входимость: 1.
46. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 1.
47. Дневники Бунина (1920-1921)
Входимость: 1.
48. Игнат
Входимость: 1.
49. Танька
Входимость: 1.
50. Деревня (часть 3)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Митина любовь
Входимость: 6. Размер: 116кб.
Часть текста: брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами дремлющая тайна. Душа душе дала кольцо... Это последнее, эти стихи уже совсем больно задели Митю. Вообще, многое даже и в этот день было...
2. Дело корнета Елагина
Входимость: 4. Размер: 78кб.
Часть текста: его жертвы, волю которой он будто бы изнасиловал, кажутся чуть ли не всем, в этой зале присутствующим, недостойными особого мудрствования по их якобы достаточной пустоте и обыденности. Но все это совсем не так, все это только одна видимость: спорить есть о чем, поводов для спора и размышлений очень много... И далее: - Допустим, что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую волю. Однако даже и в этом случае мог ли бы я избежать спора с обвинителем, определившим преступника не более не менее, как «уголовным волком»? Во всяком деле все можно воспринять по-разному, все можно осветить так или иначе, представить по-своему, на тот или иной лад. А что же мы видим в нашем деле? То, что нет, кажется, ни одной черты, ни одной подробности в нем, на которую бы мы с обвинителем смотрели одинаково, которую мы могли бы передать, осветить в согласии: «Все так, да не так!» - должен каждую минуту говорить я ему. Но, что всего важнее, так это то, что «все не так» в самой сути дела... Ужасно и началось оно, это дело. Было 19 июня прошлого года. Было раннее утро, был шестой час, но в столовой ротмистра лейб-гвардии гусарского полка Лихарева было уже светло, душно, сухо и жарко от летнего городского солнца. Было, однако, еще тихо, тем более, что квартира ротмистра находилась в одном из корпусов гусарских казарм, расположенных за городом. И, пользуясь этой тишиной, а также и своей...
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 4. Размер: 74кб.
Часть текста: чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и замечаний о ней самой. Редкая женщина!  * * * А сколько лет она молчала. Ни одним словом не намекнула при жизни (ведь я с ней встречался) о своей любви. Ее воспоминания напечатаны через десять лет после ее смерти.  * * * Прочел я и предисловие к этому сборнику какого-то Котова и удивился его тупости. Он пишет: ..."При всем этом...
4. Веселый двор
Входимость: 4. Размер: 71кб.
Часть текста: в Пажени, весь выдался в Мирона, покойного отца своего: такой же пустоболт, сквернослов и курильщик, только подобрей характером. - Сосед он хоть куда, - говорили про него, - и печник хороший, а дурак: ничего нажить не может. Заработки у Егора всегда были плохи, надел не выходил из сдачи. Изба его, огромная, нескладная, с каждым годом все больше да больше сгнивала, разваливалась без призора. Раз он принес откуда-то и налепил снаружи на ее косой простенок, на трухлявые бревна, большую солдатскую мишень - черной краской напечатанное на белом бумажном листе туловище, с ружьем на плечо, в фуражке набекрень, с вытаращенными глазами. А вот поправить крышу, законопатить пазы, переложить печку, борова почистить - на это у него догадочки не хватало, и зимой в избе волков можно было морозить: по всем углам нарастала снежная опушка. Давным-давно по чурке растаскали бы все это тырло добрые люди. Да мешала Анисья. Егор был белес, лохмат, не велик, но широк, с высокой грудью. Ходил Егор в облезлом, голубом от времени и тяжелом от пота, гимназическом картузе, в посконной рубахе с обитым, скатавшимся воротом, в обвисших, протертых и вытянутых на коленях портках, в лаптях, обожженных известкой. Всюду много и без толку болтал он, постоянно сосал трубку, до слез надрываясь мучительным кашлем, и откашлявшись, блестя запухшими глазами, долго сипел, носил своей всегда поднятой грудью. Кашлял он от табаку, курить начал по восьмому году, - а глубоко дышал от расширения легких, и когда дышал, все раскрывалась, показывалась в продольную прореху ворога бурая полоска загара, резко выделявшаяся на мертвенно-бледном голе. Уродливы были его руки: большой палец правой руки похож на обмороженную култышку, ноготь этого пальца - на звериный коготь, ...
5. Ночлег
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Часть текста: перевалами на север. И в тени от их возвышенностей с одной стороны, в мертвой тишине этой пустынной ночи, однообразно шумел горный поток и таинственно плыли и плыли, мерно погасая и мерно вспыхивая то аметистом, то топазом, летучие светляки, лючиоли. Противоположные возвышенности отступали от долины, и по низменности под ними пролегала древняя каменистая дорога. Столь же древним казался на ней, на этой низменности, и тот каменный городок, куда в этот уже довольно поздний час шагом въехал на гнедом жеребце, припадавшем на переднюю правую ногу, высокий марокканец в широком бурнусе из белой шерсти и в марокканской феске. Городок казался вымершим, заброшенным. Да он и был таким. Марокканец проехал сперва по тенистой улице, между каменными остовами домов, зиявших черными пустотами на месте окон, с одичавшими садами за ними. Но затем выехал на светлую площадь, на которой был длинный водоем с навесом, церковь с голубой статуей Мадонны над порталом, несколько домов, еще обитаемых, а впереди, уже на выезде, постоялый двор. Там, в нижнем этаже, маленькие окна были освещены, и марокканец, уже дремавший, очнулся и натянул поводья, что заставило хромавшую лошадь бодрей застучать по ухабистым камням площади. На этот стук вышла на порог постоялого двора маленькая, тощая старуха, которую можно было принять за нищую, выскочила круглоликая девочка лет пятнадцати,...

© 2000- NIV