Cлово "ОРАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОРАЛ, ОРЕТ, ОРУТ, ОРАЛИ

1. Деревня (часть 1)
Входимость: 6.
2. Из "Великого дурмана"
Входимость: 4.
3. «Третий Толстой»
Входимость: 4.
4. Записная книжка ("Ходит ветер и возвращается на круги свои…")
Входимость: 4.
5. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4.
6. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 4.
7. Деревня (часть 3)
Входимость: 3.
8. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 3.
9. Митина любовь
Входимость: 3.
10. Хорошая жизнь
Входимость: 2.
11. Окаянные дни
Входимость: 2.
12. Суходол
Входимость: 2.
13. Ночной разговор
Входимость: 2.
14. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 2.
15. Несколько слов английскому писателю (Г. Уэллс)
Входимость: 2.
16. Будни
Входимость: 2.
17. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 2.
18. Последняя весна
Входимость: 2.
19. Божье древо
Входимость: 2.
20. Записная книжка (о революционных годах в России)
Входимость: 2.
21. Я все молчу
Входимость: 2.
22. Тень птицы
Входимость: 2.
23. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 2.
24. Российская человечина
Входимость: 1.
25. Подснежник
Входимость: 1.
26. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 1.
27. Пожар
Входимость: 1.
28. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 1.
29. Канун
Входимость: 1.
30. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1.
31. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 1.
32. Степа
Входимость: 1.
33. Натали
Входимость: 1.
34. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 1.
35. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 1.
36. Notre-dame de la garde
Входимость: 1.
37. Новый завет
Входимость: 1.
38. Деревня (часть 2)
Входимость: 1.
39. Архивное дело
Входимость: 1.
40. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 1.
41. Иоанн рыдалец
Входимость: 1.
42. "Страна неограниченных возможностей"
Входимость: 1.
43. Дневники Бунина (1920-1921)
Входимость: 1.
44. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 1.
45. Маяковский
Входимость: 1.
46. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 1.
47. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Между 4 и 8 августа 1890 г.
Входимость: 1.
48. Ида
Входимость: 1.
49. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 1.
50. Дневники Бунина (1918)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Деревня (часть 1)
Входимость: 6. Размер: 111кб.
Часть текста: кружево, а сам, с каким-то мещанином Белокопытовым, поехал по губернии грабить церкви. Когда его поймали, он вел себя так, что им долго восхищались по всему уезду: стоит себе будто бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную"...
2. Из "Великого дурмана"
Входимость: 4. Размер: 89кб.
Часть текста: рассказывает: — Я про эту бабку давно слышу. Прозорливица, это правильно. За пятьдесят лет, говорят, все эти дела предсказала. Ну, только, избавь Бог, до чего страшна: толстая, сердитая, глазки маленькие, пронзительные, — я ее портрет в фельетоне видел… Сорок два года в остроге на чепи держали, а уморить не могли, ни днем ни ночью не отходили, а не устерегли, в остроге, и то ухитрилась миллион нажить. Теперь народ под свою власть скупает, землю сулит, на войну обещает не брать… А мне какая корысть под нее идти? Земля эта мне без надобности, я ее лучше в аренду сниму, потому что навозить мне ее все равно нечем, а в солдаты-то меня и так не возьмут, года вышли… Кто-то, белеющий в сумраке рубашкой, «краса и гордость русской революции», как оказывается потом, дерзко вмешивается: — У нас такого провокатора в пять минут арестовали бы и расстреляли! Но тот, кто говорил о «бабушке», возражает спокойно и твердо: — А ты, хоть и матрос, а дурак. Какой же ты комиссар, когда от тебя девкам проходу нету, среди белого дня лезешь? Погоди, погоди, брат, — вот протрешь казенные портки, пропьешь наворованные деньжонки, опять в пастухи запросишься! Опять, брат, будешь мою свинью арестовывать! Это тебе не над господами издеваться! Я-то тебя с твоим Жучковым (Гучковым) не боюсь! А третий прибавляет совершенно, как говорится, ни к селу, ни к городу: — Да его, Петроград-то, и так давно бы надо отдать. Там одно...
3. «Третий Толстой»
Входимость: 4. Размер: 55кб.
Часть текста: он в этой «советской» России, где только чекисты друг с другом советуются, особенно много и во всех родах, начавши с площадных сценариев о Распутине, об интимной жизни убиенных царя и царицы, написал вообще не мало такого, что просто ужасно по низости, пошлости, но даже и в ужасном оставаясь талантливым. Что до большевиков, то они чрезвычайно гордятся им не только как самым крупным «советским» писателем, но еще и тем, что был он все-таки граф, да еще Толстой. Недаром «сам» Молотов сказал на каком-то «Чрезвычайном восьмом съезде Советов»: «Товарищи! Передо мной выступал здесь всем известный писатель Алексей Николаевич Толстой. Кто не знает, что это бывший граф Толстой! А теперь? Теперь он товарищ Толстой, один из лучших и самых популярных писателей земли советской!» Последние слова Молотов сказал тоже недаром: ведь когда-то Тургенев назвал Льва Толстого «великим писателем земли русской». В эмиграции, говоря о нем, часто наминали его то пренебрежительно, Алешкой, то снисходительно и ласково, Алешей, и почти все набавлялись им: он был веселый, интересный собеседник, отличный рассказчик, прекрасный чтец своих...
4. Записная книжка ("Ходит ветер и возвращается на круги свои…")
Входимость: 4. Размер: 14кб.
Часть текста: …Итак, снова торжественные заседания, высокие речи, декларации, резолюции — и все именем России, «именем народа»… «А там, во глубине России…» Снова пробегаю отрывки воспоминаний о лете и осени 1917 года, проведенных мною в деревне, среди подлинной, а не выдуманной нами народной жизни… …Летние сумерки, на деревенской улице сидит возле избы кучка мужиков и ведет, в связи с слухами об Учредительном собрании, речь о «бабушке русской революции», о Брешко-Брешковской. Хозяин избы размеренно; рассказывает: — Я про эту бабку давно слышу. Прозорливица, это правильно. За пятнадцать лет, говорят, все эти дела предсказала. Ну только, избавь бог, до чего страшна: толстая, сердитая, глазки маленькие, пронзительные, — я ее портрет в фельетоне видел. Сорок два года в остроге на чепи держали, а уморить не могли, ни днем ни ночью не отходили, а не устерегли: в остроге и то ухитрилась миллион нажить. Теперь народ под свою власть скупает, землю сулит, на войну обешшает не брать. А мне какая корысть под нее идти? Земля эта мне без надобности, я ее лучше в аренду сниму, потому что навозить мне ее все равно не чем, а в солдаты-то меня и так не возьмут, года вышли… Кто-то, белеющий в сумраке рубашкой, «краса и гордость русской революции», как оказывается потом, дерзко вмешивается: — У нас такого провокатора в пять минут арестовали бы и расстреляли! Но тот, кто говорит о...
5. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 85кб.
Часть текста: власть завоюет мир. В этот момент предатель Григорьев хочет всадить рабоче-крестьянской власти нож в спину..." Приходил "комиссар" дома проверять, сколько мне лет, всех буржуев хотят гнать в "тыловое ополчение". Весь день холодный дождь. Вечером зашел к С. Юшкевичу: устраивается при каком-то "военном отделе" театр для товарищей, и он, боясь входить единолично в совет этого театра, втягивает в него и меня. Сумасшедший! Возвращался под дождем, по темному и мрачному городу. Кое-где девки, мальчишки красноармейцы, хохот, щелканье орехов... 2 мая. Еврейский погром на Большом Фонтане, учиненный одесскими красноармейцами. Были Овсянико-Куликовский и писатель Кипен. Рассказывали подробности. На Б. Фонтане убито 14 комиссаров и человек 30 простых евреев. Разгромлено много лавочек. Врывались ночью, стаскивали с кроватей и убивали кого попало. Люди бежали в степь, бросались в море, а за ними гонялись и стреляли,- шла настоящая охота. Кипен спасся случайно,- ночевал, по счастью, не дома, а в санатории "Белый цветок". На рассвете туда нагрянул отряд красноармейцев.- "Есть тут жиды?" - спрашивают у сторожа.- "Нет, нету".- "Побожись!" - Сторож побожился, и красноармейцы поехали дальше. Убит Моисей Гутман, биндюжник, прошлой осенью перевозивший нас с дачи, очень милый человек. ----- Был возле Думы. Очень холодно, серо, пустое море, мертвый порт, далеко на рейде французский миноносец, очень маленький на вид, какой-то жалкий в своем одиночестве, в своей нелепости,- черт знает, зачем французы шатаются сюда, чего выжидают, что затевают? Возле пушки кучка народа, одни возмущались "днем мирного восстания", другие горячо, нагло поучали и распекали их. Шел и думал, вернее, чувствовал: если бы теперь и удалось вырваться куда-нибудь, в Италию, например, во Францию, везде было бы противно,- опротивел человек! Жизнь заставила так остро почувствовать, так остро и внимательно...

© 2000- NIV