Cлово "СКАЗАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СКАЗАЛ, СКАЗАЛА, СКАЖУ, СКАЗАНО

1. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 80.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 77.
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 73.
4. Митина любовь
Входимость: 71.
5. На даче
Входимость: 68.
6. Деревня (часть 1)
Входимость: 59.
7. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 58.
8. Деревня (часть 3)
Входимость: 53.
9. Натали
Входимость: 43.
10. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 41.
11. Учитель
Входимость: 40.
12. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 39.
13. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 39.
14. При дороге
Входимость: 38.
15. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 35.
16. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 35.
17. Хорошая жизнь
Входимость: 35.
18. Игнат
Входимость: 35.
19. Ночной разговор
Входимость: 34.
20. Божье древо
Входимость: 34.
21. Веселый двор
Входимость: 33.
22. Суходол
Входимость: 32.
23. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 31.
24. Деревня (часть 2)
Входимость: 30.
25. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 30.
26. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 30.
27. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 29.
28. Худая трава (Оброк)
Входимость: 29.
29. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 29.
30. Сила
Входимость: 29.
31. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 27.
32. Белая лошадь
Входимость: 26.
33. Цифры
Входимость: 25.
34. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 25.
35. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 24.
36. Весенний вечер
Входимость: 24.
37. Автобиографические заметки
Входимость: 24.
38. Воспоминания Бунина
Входимость: 24.
39. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 23.
40. Святые
Входимость: 23.
41. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 22.
42. Братья
Входимость: 22.
43. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 21.
44. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 21.
45. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава III
Входимость: 21.
46. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 21.
47. Личарда
Входимость: 20.
48. Из "Великого дурмана"
Входимость: 20.
49. Ида
Входимость: 20.
50. Будни
Входимость: 20.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 80. Размер: 74кб.
Часть текста: (Примечание В. Н. Буниной: Эти строки напечатаны Иваном Алексеевичем в десятом томе полного собрания сочинений, изданных "Петрополисом" в 1935 году. В 1953 году Иван Алексеевич в том же томе, на странице 237, красным карандашом, отметив слова "Была ли в его жизни хоть одна большая любовь? Думаю, что нет", на нижнем поле страницы твердым почерком написал: "Нет, была. К Авиловой").  * * * Воспоминания Авиловой, написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом, были для меня открытием. Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и замечаний о ней самой. Редкая женщина!  * * * А сколько лет она молчала. Ни одним словом не намекнула при жизни (ведь я с ней встречался) о своей любви. Ее воспоминания напечатаны через десять лет после ее смерти.  * * * Прочел я и предисловие к этому сборнику какого-то Котова и удивился его тупости. Он пишет: ..."При всем этом нельзя не отметить чрезмерную субъективность и односторонность автора...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 77. Размер: 204кб.
Часть текста: той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был...
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 73. Размер: 78кб.
Часть текста: видимость: спорить есть о чем, поводов для спора и размышлений очень много... И далее: - Допустим, что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую волю. Однако даже и в этом случае мог ли бы я избежать спора с обвинителем, определившим преступника не более не менее, как «уголовным волком»? Во всяком деле все можно воспринять по-разному, все можно осветить так или иначе, представить по-своему, на тот или иной лад. А что же мы видим в нашем деле? То, что нет, кажется, ни одной черты, ни одной подробности в нем, на которую бы мы с обвинителем смотрели одинаково, которую мы могли бы передать, осветить в согласии: «Все так, да не так!» - должен каждую минуту говорить я ему. Но, что всего важнее, так это то, что «все не так» в самой сути дела... Ужасно и началось оно, это дело. Было 19 июня прошлого года. Было раннее утро, был шестой час, но в столовой ротмистра лейб-гвардии гусарского полка Лихарева было уже светло, душно, сухо и жарко от летнего городского солнца. Было, однако, еще тихо, тем...
4. Митина любовь
Входимость: 71. Размер: 116кб.
Часть текста: этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами...
5. На даче
Входимость: 68. Размер: 74кб.
Часть текста: в комнату Гриши и поставила у кровати большие штиблеты на широкой подошве без каблука. Гриша открыл глаза. - Гарпина! - сказал он баритоном. Гарпина остановилась в дверях. - Чого? - спросила она шепотом. - Поди сюда. Гарпина покачала головой и вышла. - Гаприна! - повторил Гриша. - Та чого вам? - Поди сюда... на минутку. - Hе пiду, хоч зарiжте! Гриша подумал и крепко потянулся. - Ну, пошва вон! - Бариня загадали вчора спитать вас, чи попдете у город? - А дальше? - Казали, щоб не пздили, бо барин cьoгoлнi прыпдуть. Гриша, не отвечая, обувался. - Повотенце? - спросил он громко. - Та на столi - он! Не збудiть бариню... Заспанный, свежий и здоровый, в сером шелковом картузе, в широком костюме из легкой материи, Гриша вышел в гостиную, перекинул через плечо мохнатое полотенце, захватив стоявший в углу крокетный молоток, и, пройдя переднюю, отворил дверь на улицу, на пыльную дорогу. Дачи в садах тянулись направо и налево в одну линию. С горы открывался обширный вид на восток, на живописную низменность. Теперь все сверкало чистыми, яркими красками раннего утра. Синеватые леса темнели по долине; светлой, местами алой сталью блестела река в камышах и высокой луговой зелени; кое-где с зеркальной воды снимались и таяли полосы серебряного пара. А вдали широко и ясно разливался по небу оранжевый свет зари: солнце приближалось... Легко и сильно шагая, Гриша спустился с горы и дошел по мокрой, глянцевитой и резко пахнущей сыростью траве до купальни. Там, в дощатом номере, странно озаренном матовым отсветом воды, он...

© 2000- NIV