Cлово "СКАЗАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СКАЗАЛ, СКАЗАЛА, СКАЖУ, СКАЗАНО

1. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 80.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 77.
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 73.
4. Митина любовь
Входимость: 71.
5. На даче
Входимость: 68.
6. Деревня (часть 1)
Входимость: 59.
7. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 58.
8. Деревня (часть 3)
Входимость: 53.
9. Натали
Входимость: 43.
10. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 41.
11. Учитель
Входимость: 40.
12. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 39.
13. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 39.
14. При дороге
Входимость: 38.
15. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 35.
16. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 35.
17. Хорошая жизнь
Входимость: 35.
18. Игнат
Входимость: 35.
19. Ночной разговор
Входимость: 34.
20. Божье древо
Входимость: 34.
21. Веселый двор
Входимость: 33.
22. Суходол
Входимость: 32.
23. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 31.
24. Деревня (часть 2)
Входимость: 30.
25. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 30.
26. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 30.
27. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 29.
28. Худая трава (Оброк)
Входимость: 29.
29. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 29.
30. Сила
Входимость: 29.
31. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 27.
32. Белая лошадь
Входимость: 26.
33. Цифры
Входимость: 25.
34. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 25.
35. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 24.
36. Весенний вечер
Входимость: 24.
37. Автобиографические заметки
Входимость: 24.
38. Воспоминания Бунина
Входимость: 24.
39. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 23.
40. Святые
Входимость: 23.
41. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 22.
42. Братья
Входимость: 22.
43. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 21.
44. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 21.
45. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава III
Входимость: 21.
46. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 21.
47. Личарда
Входимость: 20.
48. Из "Великого дурмана"
Входимость: 20.
49. Ида
Входимость: 20.
50. Будни
Входимость: 20.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 80. Размер: 74кб.
Часть текста: или остаток чего-то вырождающегося, бывшего когда-то громадным, или же это часть того, что в будущем разовьется в нечто громадное, в настоящем же оно не удовлетворяет, дает гораздо меньше, чем ждешь". (Примечание В. Н. Буниной: Эти строки напечатаны Иваном Алексеевичем в десятом томе полного собрания сочинений, изданных "Петрополисом" в 1935 году. В 1953 году Иван Алексеевич в том же томе, на странице 237, красным карандашом, отметив слова "Была ли в его жизни хоть одна большая любовь? Думаю, что нет", на нижнем поле страницы твердым почерком написал: "Нет, была. К Авиловой").  * * * Воспоминания Авиловой, написанные с большим блеском, волнением, редкой талантливостью и необыкновенным тактом, были для меня открытием. Я хорошо знал Лидию Алексеевну, отличительными чертами которой были правдивость, ум, талантливость, застенчивость и редкое чувство юмора даже над самой собой. Прочтя ее воспоминания, я и на Чехова взглянул иначе, кое-что по-новому мне в нем приоткрылось. Я и не подозревал о тех отношениях, какие существовали между ними.  * * * А ведь до сих пор многие думают, что Чехов никогда не испытал большого чувства. Так думал когда-то и я. Теперь же я твердо скажу: испытал! Испытал к Лидии Алексеевне Авиловой.  * * * Чувствую, что некоторые спросят: а можно ли всецело доверять ее воспоминаниям? Лидия Алексеевна была необыкновенно правдива. Она не скрыла даже тех отрицательных замечаний, которые делал Чехов по поводу ее писаний, как и...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 77. Размер: 204кб.
Часть текста: потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном,...
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 73. Размер: 78кб.
Часть текста: это совсем не так, все это только одна видимость: спорить есть о чем, поводов для спора и размышлений очень много... И далее: - Допустим, что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую волю. Однако даже и в этом случае мог ли бы я избежать спора с обвинителем, определившим преступника не более не менее, как «уголовным волком»? Во всяком деле все можно воспринять по-разному, все можно осветить так или иначе, представить по-своему, на тот или иной лад. А что же мы видим в нашем деле? То, что нет, кажется, ни одной черты, ни одной подробности в нем, на которую бы мы с обвинителем смотрели одинаково, которую мы могли бы передать, осветить в согласии: «Все так, да не так!» - должен каждую минуту говорить я ему. Но, что всего важнее, так это то, что «все не так» в самой сути дела... Ужасно и началось оно, это дело. Было 19 июня прошлого года. Было раннее утро, был шестой час, но в столовой ротмистра лейб-гвардии гусарского полка Лихарева было уже светло, душно, сухо и жарко от летнего городского солнца. Было, однако, еще тихо, тем более, что квартира ротмистра находилась в одном из корпусов гусарских казарм, расположенных за городом. И, пользуясь этой тишиной, а также и своей молодостью, ротмистр крепко спал. На столе стояли ликеры, чашки с недопитым кофеем. В соседней комнате, в гостиной, спал другой офицер, штаб-ротмистр граф Кошиц, а еще дальше, в ...
4. Митина любовь
Входимость: 71. Размер: 116кб.
Часть текста: в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров...
5. На даче
Входимость: 68. Размер: 74кб.
Часть текста: и звонко щебетали в кустах, что отдавалось в комнатах. Но еще воздух и молодая майская зелень в росе были холодны и матовы, спальни дышали сном, теплом и покоем. Дом не походил на дачный; это был обыкновенный деревенский дом, небольшой, но удобный и покойный. Петр Алексеевич Примо, архитектор, занимал его уже пятое лето. Сам он больше бывал в разъездах или в городе. На даче жила его жена, Наталья Борисовна, и младший сын, Гриша. Старший, Игнатий, только что кончивший курс в университете, так же, как и отец, появлялся на даче гостем: он уже служил. В четыре часа в столовую вошла горничная. Сладко зевая, она переставляла мебель и шаркала половой щеткой. Потом она прошла через гостиную в комнату Гриши и поставила у кровати большие штиблеты на широкой подошве без каблука. Гриша открыл глаза. - Гарпина! - сказал он баритоном. Гарпина остановилась в дверях. - Чого? - спросила она шепотом. - Поди сюда. Гарпина покачала головой и вышла. - Гаприна! - повторил Гриша. - Та чого вам? - Поди сюда... на минутку. - Hе пiду,...

© 2000- NIV