Digibar.ru - светодиодные свечи для украшения стола в магазине digibar.ru

Cлово "ЧУВСТВОВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЧУВСТВОВАЛ, ЧУВСТВУЕТ, ЧУВСТВУЯ, ЧУВСТВУЮ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 30. Размер: 204кб.
2. Митина любовь
Входимость: 24. Размер: 116кб.
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 23. Размер: 78кб.
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 21. Размер: 111кб.
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 20. Размер: 103кб.
6. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 18. Размер: 102кб.
7. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 17. Размер: 104кб.
8. Учитель
Входимость: 16. Размер: 70кб.
9. Суходол
Входимость: 15. Размер: 114кб.
10. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 15. Размер: 77кб.
11. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 15. Размер: 52кб.
12. Натали
Входимость: 14. Размер: 60кб.
13. Братья
Входимость: 14. Размер: 52кб.
14. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 14. Размер: 77кб.
15. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 14. Размер: 69кб.
16. Веселый двор
Входимость: 13. Размер: 71кб.
17. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 13. Размер: 77кб.
18. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 13. Размер: 70кб.
19. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 13. Размер: 95кб.
20. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 13. Размер: 34кб.
21. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 12. Размер: 72кб.
22. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 12. Размер: 81кб.
23. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 12. Размер: 69кб.
24. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 12. Размер: 60кб.
25. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVI
Входимость: 12. Размер: 24кб.
26. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 11. Размер: 58кб.
27. Игнат
Входимость: 11. Размер: 57кб.
28. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 11. Размер: 92кб.
29. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 11. Размер: 54кб.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 11. Размер: 102кб.
31. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 11. Размер: 47кб.
32. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 10. Размер: 90кб.
33. Воды многие
Входимость: 10. Размер: 50кб.
34. Деревня (часть 1)
Входимость: 10. Размер: 111кб.
35. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 10. Размер: 52кб.
36. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 10. Размер: 69кб.
37. При дороге
Входимость: 9. Размер: 51кб.
38. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 9. Размер: 107кб.
39. Худая трава (Оброк)
Входимость: 9. Размер: 41кб.
40. Устами Буниных. 1926 - 1928 гг.
Входимость: 9. Размер: 65кб.
41. Устами Буниных. 1949 - 1953 гг.
Входимость: 9. Размер: 30кб.
42. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 9. Размер: 63кб.
43. Ночь
Входимость: 9. Размер: 25кб.
44. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 8. Размер: 48кб.
45. Чехов
Входимость: 8. Размер: 38кб.
46. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 8. Размер: 69кб.
47. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Мировосприятие
Входимость: 8. Размер: 14кб.
48. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 8. Размер: 73кб.
49. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 8. Размер: 65кб.
50. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 8. Размер: 47кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 30. Размер: 204кб.
Часть текста: и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять...
2. Митина любовь
Входимость: 24. Размер: 116кб.
Часть текста: так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она, хотя Митя никогда не говорил ей этого, - может, я испорченная, но бери меня такую, какая я есть. И не будем ссориться, перестань ты меня ревновать хоть нынче, в такой чудный день! - Как ты не понимаешь, что ты для меня все-таки лучше всех, единственный? - негромко и настойчиво спросила она, уже с деланной обольстительностью заглядывая ему в глаза, и задумчиво, медлительно продекламировала: Меж нами дремлющая тайна. Душа душе дала кольцо... Это...
3. Дело корнета Елагина
Входимость: 23. Размер: 78кб.
Часть текста: обыденности. Но все это совсем не так, все это только одна видимость: спорить есть о чем, поводов для спора и размышлений очень много... И далее: - Допустим, что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую волю. Однако даже и в этом случае мог ли бы я избежать спора с обвинителем, определившим преступника не более не менее, как «уголовным волком»? Во всяком деле все можно воспринять по-разному, все можно осветить так или иначе, представить по-своему, на тот или иной лад. А что же мы видим в нашем деле? То, что нет, кажется, ни одной черты, ни одной подробности в нем, на которую бы мы с обвинителем смотрели одинаково, которую мы могли бы передать, осветить в согласии: «Все так, да не так!» - должен каждую минуту говорить я ему. Но, что всего важнее, так это то, что «все не так» в самой сути дела... Ужасно и началось оно, это дело. Было 19 июня прошлого года. Было раннее утро, был шестой час, но в столовой ротмистра лейб-гвардии гусарского полка Лихарева было уже светло, душно, сухо и жарко от летнего городского солнца. Было, однако, еще тихо, тем более, что квартира ротмистра находилась в одном из корпусов гусарских казарм, расположенных за городом. И, пользуясь этой тишиной, а также и своей молодостью, ротмистр крепко спал. На столе стояли ликеры, чашки с недопитым кофеем. В соседней комнате, в...
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 21. Размер: 111кб.
Часть текста: свой век. Отживала и Чернавская. Ее прежние колеи зарастали травой, старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я русский и живу в России,...
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 20. Размер: 103кб.
Часть текста: бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам их - жизнью бессмертной, "непрерывной", веру в то, что это волей Агни заповедано блюсти чистоту, непрерывность крови, породы, дабы не был "осквернен", то есть прерван этот "путь", и что с каждым рождением должна все более очищаться кровь рождающихся и возрастать их родство, близость с ним, единым Отцом всего сущего. Среди моих предков было, верно, не мало и дурных. Но все же из поколения в поколение наказывали мои предки друг другу помнить и блюсти свою кровь: будь достоин во всем своего благородства. И как передать те чувства, с которыми я смотрю порой на наш родовой герб? Рыцарские доспехи, латы и шлем с страусовыми перьями. Под ними щит. И на ...

© 2000- NIV