Cлово "ОТДАВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТДАЕТ, ОТДАВАЛ, ОТДАВАЙТЕ, ОТДАВАЛО

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3.
2. Эртель
Входимость: 3.
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 3.
4. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 3.
5. Тень птицы
Входимость: 3.
6. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 3.
7. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 3.
8. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 3.
9. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3.
10. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 3.
11. На даче
Входимость: 3.
12. Николаев П. А.: Бунин И. А. ("Русские писатели". Биобиблиографический словарь)
Входимость: 2.
13. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
14. Учитель
Входимость: 2.
15. Суходол
Входимость: 2.
16. Бунин И. А. - Федорову А. М., 10 октября 1896 г.
Входимость: 2.
17. Пароход "Саратов"
Входимость: 2.
18. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 2.
19. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 2.
20. Митина любовь
Входимость: 2.
21. Неизвестный друг
Входимость: 2.
22. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 2.
23. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 2.
24. О двухтомнике писем И. А. Бунина 1885-1904 годов
Входимость: 2.
25. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 2.
26. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 2.
27. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2.
28. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 2.
29. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 24 мая 1891 г.
Входимость: 2.
30. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 2.
31. О дураке Емеле, какой вышел всех умнее
Входимость: 2.
32. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XI
Входимость: 1.
33. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Характер
Входимость: 1.
34. Братья
Входимость: 1.
35. Самогонка и шампанское
Входимость: 1.
36. «Остров Сирен»
Входимость: 1.
37. * * * ("Еще от дома на дворе")
Входимость: 1.
38. Хорошая жизнь
Входимость: 1.
39. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 1.
40. Окаянные дни
Входимость: 1.
41. Соловьи
Входимость: 1.
42. Е. А. Баратынский (По поводу столетия со дня рождения)
Входимость: 1.
43. Последний день
Входимость: 1.
44. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XV
Входимость: 1.
45. Михайлова М. В.: "Чистый понедельник" - горькая дума о России
Входимость: 1.
46. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
47. Алисафия
Входимость: 1.
48. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 1.
49. Полтавец Е. Ю., Минаева Д. В.: "Номадный" и "автохтонный" аспекты в восприятии И. А. Буниным творчества Л. Н. Толстого.
Входимость: 1.
50. Наш поэт (Иван Савин)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3. Размер: 102кб.
Часть текста: Яковлевна полюбила гостя и закармливала его, а с Марьей Павловной у Ивана Алексеевича возникала дружба. Они ездили в Учан-Су, Гурзуф, Су-ук-Су. Марья Павловна рассказывала о юности и молодости брата, о его неистощимом веселье и всяких забавных выдумках, о Левитане, которого она талантливо копировала, подражая его шепелявости, - он, например, вместо Маша произносил Мафа, - о его болезненной нервности, психической неустойчивости. Поведала и о том, что "ради Антоши" она отказалась выйти замуж: - Когда я сообщила ему о сделанном мне предложении, то по лицу его поняла, - хотя он и поздравил меня, - как это было ему тяжело... и я решила посвятить ему жизнь... Рассказывала и о увлечениях Антона Павловича, иногда действительных, иногда воображаемых. Он был очень скрытен и о своих сердечных делах никому вообще не говорил. Занята была Марья Павловна и продажей именьица Кучукоя Перфильевой. Вскоре по приезде в Ялту Марья Павловна в письме к брату привела только что сочиненные строки Бунина: Позабывши снег и вьюгу, Я помчалась прямо к югу, Здесь ужасно холодно, Целый день мы топим печки, Глядим с Буниным в окно И гуляем, как овечки. Последняя строчка ей не понравилась, она нашла ее "глупой". А Иван Алексеевич утверждал, что она самая лучшая... В такой спокойной обстановке, полной забот о нем, Иван Алексеевич еще никогда не жил. И несмотря на свою семейную драму, боль от которой он, впрочем, скрывал, за едой бывал оживлен и остроумен, чем особенно пленил Евгению Яковлевну. По утрам и днем, когда он сидел дома, он начал приводить в порядок свои заметки о путешествии с Куровским, а потом засел за рассказ "Сосны", который и окончил после...
2. Эртель
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Часть текста: квартире на Воздвиженке, и, как всегда при встречах с ним, думал: «Какая умница, какой талант в каждом слове, в каждой усмешке! Какая смесь мужественности и мягкости, твердости и деликатности, породистого англичанина и воронежского прасола! Как все мило в нем и вокруг него: и его сухощавая, высокая фигура в прекрасном английском костюме, на котором нет ни единой пушинки, и белоснежное белье, и крупные с рыжеватыми волосами руки, и висячие русые усы, и голубые меланхолические глаза, и янтарный мундштук, в котором душисто дымится дорогая папироса, и весь этот кабинет, сверкающий солнцем, чистотой, комфортом! Как поверить, что этот самый человек в юности двух слов не умел связать в самом невзыскательном уездном обществе, плохо знал, как обращаться с салфетками, писал с нелепейшими орфографическими ошибками? » В этой же самой квартире он вскоре и умер - от разрыва сердца. Через год после того вышли в свет семь томов собрания его сочинений (рассказов, повестей и романов) и один том писем. К роману «Гарденины» было приложено предисловие Толстого. К письмам - его автобиография и статья Гершензона: «Мировоззрение Эртеля». Толстой писал о «Гардениных», что, «начав читать эту...
3. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 3. Размер: 36кб.
Часть текста: В 1922 году, когда мы жили в Париже, в середине ноября, пришло письмо из Чехословакии. Взглянув на, последнюю страницу, я увидел подпись: Л. Авилова; Странно было то, что письмо было отправлено по адресу, по которому обычно нам писали из России родные. В те годы мы жили почти исключительно тем, что происходило в России, в вечном волнении за судьбу родных и близких. Ее письмо мы читали волнуясь.  * * * С тех пор прошло много лет. Лидии Алексеевны давно уже нет в живых. Теперь, после прочтения ее воспоминаний, я решил опубликовать выдержки из ее писем.  * * * В Чехословакию Лидия Алексеевна приехала к своей больной дочери, вот к той Ниночке, которая очаровала меня в Москве, которая когда-то, будучи ребенком, сидела на коленях у Антона Павловича во время последнего свидания на вокзале. Письма Лидии Алексеевны Авиловой я печатаю с большими сокращениями.  * * * 10 ноября 1922 года. Дорогие Иван Алексеевич и Вера Николаевна. Я выбралась из России ровно месяц тому назад и ужасно мне захотелось перекликнуться с Вами. А Вам, пожалуй, нисколько этого не хочется. Перед отъездом была у Лидии Федоровны {Мать моей жены, Лидия Федоровна Муромцева.} и могу сообщить Вам, что она бодра, мало изменилась... Попала я как раз в день рождения отца Веры Николаевны {Праздновали семидесятилетие Николая Андреевича Муромцева.}, было много гостей, и я не хотела входить, но меня втащили и чуть ли не заставили съесть кусок пирога. Вероятно, вышло очень неловко и невежливо, что я все-таки отказалась и убежала. Но я стала дикая, нелюдимая и не умею разговаривать с малознакомыми, а в особенности боюсь оживления, веселости. Лидия Федоровна очень стыдила меня за это. Она нашла, что я...
4. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Часть текста: видом показывая, что ничто ему тут не по душе. Да и могло ли быть иначе? "Привал комедиантов" был последним прибежищем русского модернизма, возникшего в конце прошлого столетия, - модернизма, Бунину чуждого и даже враждебного 1 . Ярко размалеванные стены с какими-то птицами и мифологическими чудовищами, в полутьме казавшимися еще причудливее, высокие, будто церковные, подсвечники, черные длинные скамьи вместо стульев или кресел - нет, Бунину нравиться это не могло, и, несомненно, он чувствовал родство этой обстановки с тем, что было ему ненавистно в литературе. Он демонстративно молчал. Усмешка изредка кривила его губы. На маленькой, низкой сцене, в глубине зала, шла пантомима по шницлеровскому "Шарфу Коломбины". Потом появились хористы, принялись петь незатейливые новейшие частушки: Ты, Кшесинская, пляши, Вензеля ногой пиши... Это были первые революционные месяцы, весна 1917 года: уступка политике. Частушки, по-видимому, окончательно испортили Бунину настроение. Он поспешно вышел. Никто его не провожал. Помню, у меня и в мыслях не было подойти к нему, представиться, познакомиться. Будь вместо него кто-нибудь из столпов символизма или даже другого литературного течения, тех, которые казались нам, тогдашней зеленой молодежи, законными и ценными, чувства возникли бы другие. Будь это, например, Андрей Белый, которого мне так и не привелось лично узнать, о чем я до сих пор жалею, вероятно, я побежал бы за ним, с волнением задал бы ему какие-нибудь наспех придуманные вопросы. Или даже будь это Пастернак, первые стихи которого, помещенные в московском альманахе "Весеннее контрагентство муз", нас, петербургских акмеистов и полуакмеистов, ошеломили и очаровали. Но Бунин? Прозой мы вообще интересовались мало, придавали ей мало значения - настолько мало, что помню чье-то замечание в Цехе поэтов, чуть ли не самого "синдика", Гумилева: "Как ни велик Достоевский, всего его можно уместить в одно стихотворение Тютчева",...
5. Тень птицы
Входимость: 3. Размер: 43кб.
Часть текста: лампада над могилой. Неприятный ветер, крепко дувший по правому борту, рано согнал всех с палуб, и тяжелая черная труба хрипела, распуская по ветру космы дыма. А ночь с мутно-бледной луной и неясными тенями, едва означавшимися от вант и дыма, была еще холоднее... Шумно и тревожно было вчера утром. С тревожным и радостным чувством спустился я с одесской горы в этот постоянно волнующий меня мир порта - в этот усеянный мачтами город агентств, контор, складов, рельсовых путей, каменного угля, товаров. По жидкой весенней грязи среди сброда босяков и грузчиков-кавказцев с их чалмами из башлыков и орлиными глазами, среди извозчиков, волов, влачащих нагруженные телеги, и жалобно кричащих паровозов, пробрался я к черной громаде нашего переполненного людьми и грузом парохода, вымпела которого, в знак скорого выхода в море, уже трепетали в жидком бледно-голубом небе. И, как всегда, бесконечно долгими казались часы последних торопливых работ, топот ног по сходням, грохот лебедок, проносящих над головами огромные клади, и яростная команда капитанских помощников. Но затихли лебедки, сошли, как серые лошади, рослые жандармы на сорную пристань - и, с грохотом сдвинув с себя сходни, пароход сразу порвал всякую связь с землею. Все ладно заняло на нем свое определенное место...

© 2000- NIV