Cлово "ОБРАЩАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБРАЩАЕТ, ОБРАЩАЛ, ОБРАЩАЯ, ОБРАЩАЛА, ОБРАЩАЮТ

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 5.
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 5.
3. На даче
Входимость: 5.
4. Учитель
Входимость: 4.
5. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 4.
6. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 4.
7. Из "Великого дурмана"
Входимость: 4.
8. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
9. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 3.
10. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 3.
11. Игнат
Входимость: 3.
12. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 3.
13. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
14. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XV
Входимость: 3.
15. Ида
Входимость: 3.
16. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 3.
17. Варламов Алексей: Пришвин и Бунин
Входимость: 3.
18. Веселый двор
Входимость: 3.
19. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 3.
20. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 2.
21. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
22. Зойка и Валерия
Входимость: 2.
23. Суходол
Входимость: 2.
24. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIV
Входимость: 2.
25. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 2.
26. Перевал
Входимость: 2.
27. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 2.
28. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
29. Деревня (часть 1)
Входимость: 2.
30. Ворон
Входимость: 2.
31. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 2.
32. Каргина Н. Ф.: Иван Алексеевич Бунин. Очерк жизни и творчества
Входимость: 2.
33. Ходасевич В. Ф.: "Освобождение Толстого"
Входимость: 2.
34. Интервью разных лет
Входимость: 2.
35. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 2.
36. Кошемчук Т. А.: О новозаветной перспективе ветхозаветной темы в историософии И. А. Бунина
Входимость: 2.
37. Бунина В. Н. - Ландау Т. М., 24 сентября 1952 г.
Входимость: 2.
38. Ночлег
Входимость: 2.
39. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 2.
40. Деревня (часть 2)
Входимость: 2.
41. Литературные заметки ("В Каноссу, в Каноссу!.. " )
Входимость: 2.
42. Блюм А.: "Грамматика любви"
Входимость: 2.
43. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
44. Бунин И. А. - Кривенко С. Н., 6 мая 1898 г.
Входимость: 2.
45. Перед занавесом "художественников"
Входимость: 2.
46. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 2.
47. "Многогранность"
Входимость: 2.
48. Захар Воробьев
Входимость: 2.
49. Клаша
Входимость: 2.
50. Личарда
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 5. Размер: 90кб.
Часть текста: памяти о том времени. Довольно живо вижу одно, нечто красивое: я прячусь за портьеру в дверях гостиной и тайком смотрю на нашу мать на диване, а в кресле перед ней на военного: мать очень красива, в шелковом с приподнятым расходящимся в стороны воротником платье с небольшим декольте на груди, а военный в кресле одет сложно и блестяще, с густыми эполетами, с орденами, - мой крестный отец, генерал Сипягин". "Еще вспоминается, а, может быть, это мне и рассказывала мать, что я иногда, когда она сидела с гостями, вызывал ее, маня пальчиком, чтобы она дала мне грудь, - она очень долго кормила меня, не в пример другим детям". Мать его, Людмила Александровна, всегда говорила мне, что "Ваня с самого рождения отличался от остальных детей", что она всегда знала, что он будет "особенный", "ни у кого нет такой тонкой души, как у него" и "никто меня так не любит, как он..." "В Воронеже он, моложе двух лет", - вспоминала она со счастливой улыбкой, - "ходил в соседний магазин за конфеткой. Его крестный, генерал Сипягин, уверял, что он будет большим человеком... генералом!" В Воронеже Бунины поселились за три года до рождения Вани, для образования старших сыновей: Юлия, который родился на 13 лет раньше Вани, и Евгения, который был на год моложе Юлия. Выбрали они этот город потому, что были еще у них имения в этой губернии, и там жили родственники Бунины, помещики и домовладельцы. Юлий был на редкость способным, учился блестяще. Например, пока учитель диктовал...
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 5. Размер: 151кб.
Часть текста: Erhohungen des Menschen bisher geschaf-fen hat? Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе...
3. На даче
Входимость: 5. Размер: 74кб.
Часть текста: теплом и покоем. Дом не походил на дачный; это был обыкновенный деревенский дом, небольшой, но удобный и покойный. Петр Алексеевич Примо, архитектор, занимал его уже пятое лето. Сам он больше бывал в разъездах или в городе. На даче жила его жена, Наталья Борисовна, и младший сын, Гриша. Старший, Игнатий, только что кончивший курс в университете, так же, как и отец, появлялся на даче гостем: он уже служил. В четыре часа в столовую вошла горничная. Сладко зевая, она переставляла мебель и шаркала половой щеткой. Потом она прошла через гостиную в комнату Гриши и поставила у кровати большие штиблеты на широкой подошве без каблука. Гриша открыл глаза. - Гарпина! - сказал он баритоном. Гарпина остановилась в дверях. - Чого? - спросила она шепотом. - Поди сюда. Гарпина покачала головой и вышла. - Гаприна! - повторил Гриша. - Та чого вам? - Поди сюда... на минутку. - Hе пiду, хоч зарiжте! Гриша подумал и крепко потянулся. - Ну, пошва вон! - Бариня загадали вчора спитать вас, чи попдете у город? - А дальше? - Казали, щоб не пздили, бо барин cьoгoлнi прыпдуть. Гриша, не отвечая, обувался. - Повотенце? - спросил он громко. - Та на столi - он! Не збудiть бариню... Заспанный, свежий и здоровый, в сером шелковом картузе, в широком костюме из легкой материи, Гриша вышел в гостиную, перекинул через плечо мохнатое полотенце, захватив стоявший в углу крокетный молоток, и, пройдя переднюю, отворил дверь на улицу, на пыльную дорогу. Дачи в садах тянулись направо и налево в одну линию. С горы открывался обширный вид на восток, на живописную низменность. Теперь все сверкало чистыми, яркими красками раннего утра. Синеватые леса темнели по долине;...
4. Учитель
Входимость: 4. Размер: 70кб.
Часть текста: кровать. «Ночной зефир струит эфир...» - напевал он мысленно. В голове стояло одно и то же: «Пусть будет так! - черт его побери, не ехать, так не ехать... эка важность!» Тащиться к дьячку обедать не хотелось. Левая сторона головы продолжала болеть. Он обмял плечом подушку поудобнее и старался не шевелиться. Сквозь дремоту он слышал, как приходил сторож Павел, обивал от снега лапти, крякал с мороза, сморкался и гремел ведрами; видел сквозь полузакрытые веки, что в комнате разливается отсвет заката, и чувствовал, что от холода стынут ноги и кончик носа... II Турбину шел двадцать четвертый год. Был он белокур, очень высок ростом, худ и от застенчивости очень неловок. Был он сын сельского дьякона, учился в семинарии, но курса не кончил: по бедности пришлось вернуться домой; дома он все выписывал программы, думая приготовиться то в юнкерскую, то в межевую школу. Кончил, однако, экзаменом на сельского учителя и рад был этому. Жить дома было тяжело. Матери он не помнил, а дьякон отличался болезненно-угрюмым характером; лицо у него было как на старинных иконах у схимников - темное, деревянное, фигура сухая, сутулая; говорил он глухим басом и все кашлял, заправляя за ухо длинные косицы седых волос. Даже тон его был всегда один - такой, словно он старался вразумить, растолковать, образумить. Однако, проживши год одиноко, Турбин стал вспоминать об отце с тоской и нежностью, дни и ночи мечтал о поездке домой. Он все обманывал себя надеждами на будущее: вот, мол, дай только это время пережить, а там… все пойдет прекрасно. Лето он пробыл на кондиции - из-за одного...
5. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 4. Размер: 42кб.
Часть текста: многое, позднейшее: ряд его рассказов; «Воспоминания», вышедшие в Париже в 1950 году; неоконченная книга «О Чехове» и даже «Освобождение Толстого». Хотя другие, также многочисленные очерки, статьи, заметки, интервью, особенно одесского периода 1918–1919 гг., а также парижской поры 1920–1922 гг. ближе всего книге «Окаянные дни», которая не включена в данный том, так как несколько раз публиковалась в последние годы в России. В этих полемических, гражданственных и патриотических выступлениях, кажется, предельного накала Бунин выражает себя как беспрекословный и последовательный сторонник Белой идеи, Белого движения, что, пожалуй, ярче всего выражено в его программном произведении «Миссия русской эмиграции» (1924). Можно без преувеличения сказать, что в 20-е годы в эмиграции Бунин выдвигается как безусловный лидер того большинства, которое исповедовало православно-монархические идеалы. Этому, однако, предшествовала определенная эволюция взглядов. С истоков дней, волею судьбы, Бунин впитывал в свой жизненный состав два основных начала: дворянское, с его замечательной книжной культурой и простонародно-крестьянское с его космосом. Народовольческое вольнодумство, шедшее от старшего брата Юлия и совершенно умозрительное, лишь коснулось его натуры, оставив язвительные характеристики этого революционного интеллигентского племени в «Жизни Арсеньева» (совершенно публицистические по существу). Таким образом, ему не нужно было «познавать народ», преодолевать тот сословный разрыв, который существовал даже и для...

© 2000- NIV