Cлово "ВОЗВРАЩАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЗВРАЩАЛ, ВОЗВРАЩАЕТ, ВОЗВРАЩАЯ, ВОЗВРАЩАЛИ

1. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 8.
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 7.
3. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 6.
4. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 6.
5. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 5.
6. Митина любовь
Входимость: 5.
7. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 5.
8. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 5.
9. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 5.
10. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 5.
11. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 5.
12. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 5.
13. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 5.
14. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 4.
15. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 4.
16. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 4.
17. Далекое
Входимость: 4.
18. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 4.
19. Окаянные дни
Входимость: 4.
20. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 4.
21. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 4.
22. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 4.
23. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 4.
24. Чехов
Входимость: 3.
25. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 3.
26. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 3.
27. Катаев В.: Живительная сила памяти. "Антоновские яблоки" И. Бунина
Входимость: 3.
28. Возвращаясь в Рим
Входимость: 3.
29. Бунин - сотрудник "Орловского вестника"
Входимость: 3.
30. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 3.
31. Суходол
Входимость: 3.
32. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 3.
33. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 3.
34. Конец Мопассана
Входимость: 3.
35. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 3.
36. В стране пращуров
Входимость: 3.
37. Деревня (часть 1)
Входимость: 3.
38. Галя Ганская
Входимость: 2.
39. Ходасевич В. Ф. - Бунину И. А., 11 октября 1934 г.
Входимость: 2.
40. Аглая
Входимость: 2.
41. Мордовский сарафан
Входимость: 2.
42. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2.
43. Из "Великого дурмана"
Входимость: 2.
44. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 2.
45. Странствия
Входимость: 2.
46. Шиф И. И.: У Ив. Ал. Бунина
Входимость: 2.
47. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 2.
48. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Мировосприятие
Входимость: 2.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 2.
50. "Мы не позволим" (О статье Александрова о Есенине)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 8. Размер: 154кб.
Часть текста: нескольких сотен писем: Марк Александрович Алданов -- прекрасно образованный, умный, сдержанный, и горячий, остро чувствующий, резко на всё реагирующий Иван Алексеевич Бунин. 37 лет дружбы связывали этих столь различных по характеру людей. Алданов преклонялся перед талантом Ивана Алексеевича, помогал ему в устройстве практических дел, а Бунин поощрял его литературную деятельность и отвечал дружбой. Если первые письма Алданова еще сравнительно сдержанны, то понемногу они становятся теплее и задушевнее, хотя, надо сказать, что с Верой Николаевной Буниной он, видимо, всегда чувствовал себя свободнее и проще, чем с Иваном Алексеевичем. Меняется и часто шутливый в первые годы тон писем, всё больше места уделяется житейским заботам. Письма раскрывают тяжелую эмигрантскую жизнь с постоянной тревогой за будущее. Наконец, письма Алданова военного и послевоенного времени уже почти исключительно посвящены стараниям помочь в материальном отношении замученному болезнями и живущему в нужде Бунину. Тут письма принимают иногда даже несколько покровительственный тон. В письмах Алданова много внимания уделено литературной эмиграции и ее жизни. Бунин, живя подолгу на юге, бывал часто отрезан от парижской литературной среды, тогда как Алданов постоянно был тесно...
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 7. Размер: 151кб.
Часть текста: как я, Случайных узников в случайном этом мире, Попутчиков за целью бытия, Соперников на ненавистном пире. Н. Минский ("Думы") "Die Zucht des Leidens, des grossen Leidens - wisst ihr nicht, dass nur diese Zucht alle Erhohungen des Menschen bisher geschaf-fen hat? Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять оценки...
3. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
Часть текста: В СВОИХ ДНЕВНИКАХ 1 Писательница и последняя любовь Бунина Галина Кузнецова рассказывает в своей книге "Грасский дневник": "Зашла перед обедом в кабинет. И(ван) А(лексеевич) лежит и читает статью Полнера о дневниках С. А. Толстой. Прочел мне кое-какие выписки (о ревности С. А., о том, что она ревновала ко всему: к книгам, к народу, к прошлому, к будущему, к московским дамам, к той женщине, которую Толстой когда-то еще непременно должен был встретить), потом отложил книгу и стал восхищаться: - Нет, это отлично! Надо непременно воспользоваться этим, как литературным материалом... "К народу, к прошлому, к будущему..." Замечательно! И как хорошо сказано, что она была "промокаема для всех неприятностей!" А немного погодя: - И вообще нет ничего лучше дневника. Как ни описывают Софью Андреевну, в дневнике лучше видно. Тут жизнь, как она есть - всего насовано. Нет ничего лучше дневников - все остальное брехня!" (запись от 28 декабря 1928 года). Конечно, категоричность этого (как и многих иных) утверждения объясняется обычной страстностью Бунина. Но верно и другое: дневник как способ самовыражения он ценил необычайно высоко и недаром сам писал: "...дневник одна из самых прекрасных литературных форм. Думаю, что в недалеком будущем эта форма вытеснит все прочие" (запись от 23 февраля 1916 года). И вот перед нами бунинские дневники, охватывающие более семи десятилетий его жизни. 2 От полудетской влюбленности пятнадцатилетнего юноши в гувернантку соседа-помещика Эмилию Фехнер и до последних, предсмертных ощущений и мыслей ведет, правда, с большими перерывами, Бунин книгу своего пребывания на земле. Замкнутый, можно даже сказать, всю жизнь одинокий, редко и трудно допускавший кого-либо в свое "святая святых" - внутренний мир, Бунин в дневниках с предельной искренностью и исповедальной силой раскрывает свое "я" как человек и художник, доверяет дневникам самые заветные мысли и переживания. Он...
4. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 6. Размер: 77кб.
Часть текста: все время представляю себе, как он в последний раз лег на постель, знал ли он, что это последний раз? Что он был жалок, что умирал среди лишений. А затем - тяжело, что с ним ушла вся прежняя жизнь. Он вывел меня в жизнь, и теперь мне кажется, что это все-таки ошибка, что он жив". [...] [Из записей Бунина: ] 1/14 Янв. 1922 г. Grand Hotel - получение билетов на мольеровские празднества. Знакомство с Бласко Ибаньесом. Купил и занес ему свою книгу. Вечером у Алек. Вас. Голштейн. Кто-то военный, в погонах, трогательно бедно одет. Как мало ценятся такие святые редкие люди! Мальчик из России у Третьяковых. Никогда не видел масла, не знает слова фрукты. Со страхом начал эти записи. Все страх своей непрочности. Проживешь ли этот год? Новый год встречали у Ландау. Да, вот мы и освободились от всего - от родины, дома, имущества... Как нельзя более идет это нам и мне в частности! 2/15 Вечером снег, вышли пройтись - как в России. Вчера, когда возвращались из города, толпы и фотографы у Hotel Grillon - ждут выхода Ллойд Джоржа. Что б его разорвало! Солнце было как королек в легкой сероватой мгле над закатом. 3/16 Легкое повышение температ....
5. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 5. Размер: 95кб.
Часть текста: кончился; оставался один я; но шел и мой черед. И все таки, как водится, никто из нас (кроме, конечно, матери) ничего не додумывал, я тем более. II Опять, еще раз была весна. И опять казалась она мне такой, каких еще не было, началом чего-то совсем не похожего на все мое прошлое. Во всяком выздоровлении бывает некое особенное утро, когда, проснувшись, чувствуешь наконец уже полностью ту простоту, будничность, которая и есть здоровье, возвратившееся обычное состояние, хотя и отличающееся от того, что было до болезни, какою-то новой опытностью, умудренностью. Так проснулся и я однажды в тихое и солнечное майское утро в своей угловой комнате, окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной простотой, присущей лету, его утреннему мягкому и чистому воздуху, запахам солнечного сада со всеми его травами, цветами, бабочками. Я умылся, оделся и стал молиться на образа, висевшие в южном углу комнаты и всегда вызывавшие во мне своей арсеньевской стариной что-то обнадеживающее, покорное непреложному и бесконечному течению земных дней. На балконе пили чай и разговаривали. Был опять брат Николай, - он часто приходил к нам по утрам. И он говорил - очевидно, обо мне: - Да что ж тут думать? Конечно, надо служить, поступить куда-нибудь на место... Думаю, что Георгию все таки удастся устроить его...

© 2000- NIV