Cлово "СЫН"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЫНА, СЫНОМ, СЫНУ, СЫНЕ

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 20.
2. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 13.
3. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 13.
4. Сын
Входимость: 12.
5. Веселый двор
Входимость: 12.
6. Дневники Бунина (Примечания)
Входимость: 11.
7. Деревня (часть 3)
Входимость: 11.
8. Юный пилигрим
Входимость: 10.
9. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 10.
10. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 10.
11. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 9.
12. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 9.
13. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 9.
14. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 8.
15. Сверчок
Входимость: 8.
16. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 8.
17. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 8.
18. Кастрюк
Входимость: 8.
19. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 7.
20. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 7.
21. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 7.
22. Зимний сон
Входимость: 7.
23. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 7.
24. Готами
Входимость: 6.
25. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 6.
26. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 6.
27. Песнь о Гайавате. Сын Вечерней Звезды
Входимость: 6.
28. Крик
Входимость: 6.
29. Лирник родион
Входимость: 6.
30. Шеол
Входимость: 5.
31. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 5.
32. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава II
Входимость: 5.
33. Будни
Входимость: 5.
34. Рассказ о Иване Бунине его родственника Юрия Бунина
Входимость: 5.
35. Хорошая жизнь
Входимость: 5.
36. Андре Шенье
Входимость: 5.
37. Лавренова Елена: Иван Алексеевич Бунин
Входимость: 5.
38. Конец Мопассана
Входимость: 5.
39. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 5.
40. На даче
Входимость: 5.
41. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 5.
42. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 5.
43. Дневники Бунина (1912)
Входимость: 5.
44. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 4.
45. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 4.
46. Семья и женщины Бунина
Входимость: 4.
47. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XV
Входимость: 4.
48. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 4.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 4.
50. Бунин И. А. - Кривенко С. Н., 23 февраля 1899 г.
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 20. Размер: 90кб.
Часть текста: с орденами, - мой крестный отец, генерал Сипягин". "Еще вспоминается, а, может быть, это мне и рассказывала мать, что я иногда, когда она сидела с гостями, вызывал ее, маня пальчиком, чтобы она дала мне грудь, - она очень долго кормила меня, не в пример другим детям". Мать его, Людмила Александровна, всегда говорила мне, что "Ваня с самого рождения отличался от остальных детей", что она всегда знала, что он будет "особенный", "ни у кого нет такой тонкой души, как у него" и "никто меня так не любит, как он..." "В Воронеже он, моложе двух лет", - вспоминала она со счастливой улыбкой, - "ходил в соседний магазин за конфеткой. Его крестный, генерал Сипягин, уверял, что он будет большим человеком... генералом!" В Воронеже Бунины поселились за три года до рождения Вани, для образования старших сыновей: Юлия, который родился на 13 лет раньше Вани, и Евгения, который был на год моложе Юлия. Выбрали они этот город потому, что были еще у них имения в этой губернии, и там жили родственники Бунины, помещики и домовладельцы. Юлий был на редкость способным, учился блестяще. Например, пока учитель диктовал экстемпорале по-русски, Юлий писал по-латыни. Способен он был и к математическим наукам. Евгений учился плохо, вернее, совсем не учился, рано бросил гимназию; он был одарен, как художник, но в те годы живописью не интересовался, больше гонял голубей. Отец, Алексей Николаевич, живя в Воронеже, не пил, и Иван родился в трезвый период его жизни. Зато он предавался другой своей страсти - картам, проводя каждую ночь в клубе, проигрывал свое, а потом и женино состояние. Людмила Александровна, рожденная Чубарова, происходила тоже из хорошего рода. Она была дальней родственницей Алексею Николаевичу, и в ней текла бунинская кровь. Мать ее была в девичестве Бунина, ...
2. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 13. Размер: 87кб.
Часть текста: смерти бабушки — в поместье Озерки Елецкого уезда. Родные и близкие окружали мальчика вниманием и любовью. Отец — Алексей Николаевич Бунин — натура яркая, стихийная, увлекающаяся, был прекрасным рассказчиком. Самоотверженная, нежная мать — Людмила Александровна — открыла сыну богатства русского фольклора и языка. Дворовые крестьяне познакомили с местными песнями. Первый учитель, эрудированный, наделенный художественными способностями, пробудил воображение и тяготение к творчеству. Особую роль в образовании мальчика сыграл его старший брат Юлий. Высланный за участие в народническом движении на родину, он дал младшему «начатки психологии, философии, общественных наук» и прежде всего понимание русской словесности. Занятия с Юлием Алексеевичем по существу заменили гимназию, которую Бунин покинул, проучившись в Ельце несколько лет. Вплоть до отъезда в эмиграцию (1920) Юлий был для него самым близким другом и наставником. В атмосфере всеобщей заботы, в слиянии с природой формировалась личность будущего писателя. «... В глубочайшей полевой тишине,- писал он позже,- летом среди хлебов, подступивших к самым нашим порогам, а зимой среди сугробов и прошло все мое детство, полное поэзии, печальной и своеобразной». Печали действительно были. Навсегда запомнились Бунину слезы матери и странное поведение отца, захваченного «страстью к клубу, вину и картам». Отцовская неутолимая жажда расточения имущества и сил принесла много ...
3. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 13. Размер: 42кб.
Часть текста: он отправился в Петербург, распродал всё написанное им за весну и лето, отвез свои воспоминания о Чехове в "Знание" для "Чеховского сборника", попытался выпустить в этом издательстве "Манфреда", но попытка эта не увенчалась успехом. Вернувшись в Москву, он жил под гнетом смерти Антона Павловича, бывал часто у Ольги Леонардовны и у Марьи Павловны, ходил в Художественный театр, где тоже все были в большом горе. 26 ноября он выехал в Одессу и по дороге остановился на сутки в Киеве, чтобы повидаться с Найденовым, который ставил там свою пьесу. В Одессе он опять жил у Куровских. Видал сына, которому шёл пятый год, мальчик был очень милый, не по летам развитой, всякое свидание с ним раздирало сердце. С женой он не встречался. Всё было ему здесь тяжело, и он быстро уехал. Через Москву он проехал в Васильевское, где отдохнувши, стал писать, и писание его успокоило. 1904 годом помечено 17 стихотворений и рассказ "Счастье" (переименованный потом в "Заря всю ночь"). Начало этого рассказа с описанием дождя восхитило Л. Н. Толстого. Не помню, в чьих воспоминаниях мы читали, что он сказал: "Ни я, ни Тургенев не написали бы так дождь..." Конец года, как и начало января, он пробыл в Васильевском, деля время между писанием, чтением текущей литературы, любимых классиков, Корана, Библии и...
4. Сын
Входимость: 12. Размер: 24кб.
Часть текста: в Италию, оказалась чета новобрачных. Дни стояли тихие, прохладные, море серебристыми зеркалами терялось в туманных весенних далях, новобрачные не сходили с палубы. И все любовались ими, все глядели на их счастье с дружелюбными улыбками: у него это счастье сказывалось в бодром, резком взгляде, в потребности движения, в оживленной приветливости с окружающими, у нее - в том радостном интересе, с которым она воспринимала все... Новобрачные эти были Маро. Он был старше ее, ростом был невелик, лицом смугл, волосом курчав; рука у него была сухая, голос чистый и звучный. А в ней чувствовалась примесь какой-то иной, не романской крови; она казалась чуть-чуть высока, при темных волосах глаза у нее были серо-синие. Через Неаполь, Палермо и Тунис они проехали в Константину, в Алжирию, где г. Маро получил довольно видный пост. И жизнь в Константине, те четырнадцать лет, что прошли с этой счастливой весны, дали им достаток, семейный лад, здоровых, красивых детей. За четырнадцать лет Маро очень изменились по внешности: он стал черен лицом, как араб, поседел и подсох, многие принимали его за уроженца Алжирии; никто не узнал бы и в ней ту прежнюю, что когда-то плыла на «Оверни»: тогда даже в туфельках ее было очарование молодости; теперь и у нее в волосах серебрилось, тоньше, золотистее стала кожа, похудели руки, и в уходе за ними, в прическе, в белье, в одежде уже проявляла она какую-то излишнюю опрятность. Жили они каждый по-своему: у него время было наполнено работами, - он оставался все тем же и страстным и трезвым, каким был и прежде, у нее - заботами о нем и о детях, о двух хорошеньких девочках, из которых старшая была уже почти барышня; и в один голос говорили все, что нет в Константине лучшей хозяйки, лучшей матери и более милой...
5. Веселый двор
Входимость: 12. Размер: 71кб.
Часть текста: не хватало, и зимой в избе волков можно было морозить: по всем углам нарастала снежная опушка. Давным-давно по чурке растаскали бы все это тырло добрые люди. Да мешала Анисья. Егор был белес, лохмат, не велик, но широк, с высокой грудью. Ходил Егор в облезлом, голубом от времени и тяжелом от пота, гимназическом картузе, в посконной рубахе с обитым, скатавшимся воротом, в обвисших, протертых и вытянутых на коленях портках, в лаптях, обожженных известкой. Всюду много и без толку болтал он, постоянно сосал трубку, до слез надрываясь мучительным кашлем, и откашлявшись, блестя запухшими глазами, долго сипел, носил своей всегда поднятой грудью. Кашлял он от табаку, курить начал по восьмому году, - а глубоко дышал от расширения легких, и когда дышал, все раскрывалась, показывалась в продольную прореху ворога бурая полоска загара, резко выделявшаяся на мертвенно-бледном голе. Уродливы были его руки: большой палец правой руки похож на обмороженную култышку, ноготь этого пальца - на звериный коготь, а указательный и средний пальцы - короче безымянного и мизинца: в них было только по одному суставу. Но ловко мял он этими тугими култышками золу в хлюпающей трубке, кашлял надрывисто, но даже с наслаждением как будто: «А-ax, так-то его так!» Глядя на него, не верилось, что бывают матери у таких хрипунов и сквернословов. Не верилось, что Анисья мать его. Да и нельзя было верить. Он белес, широк, она - суха, узка, темна, как мумия; ветхая понева болтается на тонких и длинных ногах. Он никогда не разувается, она вечно боса. Он весь болен, она за всю жизнь не была больна ни разу. Он пустоболт, порой труслив, порой, с кем можно, смел, нахален, она молчалива, ровна, покорна. Он бродяга, любит народ, беседы, выпивки, - сем, пересем, лишь бы день перешел. А ее жизнь проходит в вечном одиночестве, в сиденье на лавке, в непрестанном ощущении тянущей пустоты в желудке и непрестанной грусти, с которой она уже сроднилась: «Земля забыла меня, грешную!»...

© 2000- NIV