Cлово "СТОЛ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СТОЛУ, СТОЛЕ, СТОЛА, СТОЛОМ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 22.
2. Учитель
Входимость: 21.
3. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 16.
4. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 15.
5. Игнат
Входимость: 14.
6. Митина любовь
Входимость: 13.
7. Суходол
Входимость: 13.
8. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 13.
9. Деревня (часть 1)
Входимость: 12.
10. На даче
Входимость: 11.
11. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 10.
12. Натали
Входимость: 10.
13. Святые
Входимость: 10.
14. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 9.
15. Весенний вечер
Входимость: 9.
16. Безумный художник
Входимость: 9.
17. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 8.
18. Ночлег
Входимость: 8.
19. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 8.
20. При дороге
Входимость: 8.
21. Веселый двор
Входимость: 8.
22. Братья
Входимость: 8.
23. Деревня (часть 3)
Входимость: 8.
24. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 8.
25. В поле
Входимость: 7.
26. Вести с родины
Входимость: 7.
27. Деревня (часть 2)
Входимость: 6.
28. У истока дней
Входимость: 6.
29. Исход
Входимость: 6.
30. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 6.
31. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 6.
32. Алексей Алексеич
Входимость: 6.
33. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 6.
34. Автобиографические заметки
Входимость: 6.
35. Сны Чанга
Входимость: 6.
36. Воспоминания Бунина
Входимость: 6.
37. Кума
Входимость: 5.
38. Воды многие
Входимость: 5.
39. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 5.
40. Товарищ дозорный
Входимость: 5.
41. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 5.
42. "Дубки"
Входимость: 5.
43. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 5.
44. Всходы новые
Входимость: 5.
45. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 5.
46. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 5.
47. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 5.
48. Цифры
Входимость: 5.
49. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 5.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 5.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 22. Размер: 204кб.
Часть текста: парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с...
2. Учитель
Входимость: 21. Размер: 70кб.
Часть текста: и надеждой съездить домой. Но ехать оказалось не на что. Турбин давно уже понял, что никуда не поедет, но сказать себе это определенно все оттягивал. Теперь больше всего хотелось остаться одному. «Обсудим, обсудим!» - думал он беспокойно, прикрывая глаза, и ребята думали, что он или сердит, или нездоров. И правда, к концу занятий у него начало ломить в левой стороне головы. Когда же школа опустела, Турбин со злобой прихлопнул дверь в передней и быстро пошел в свою комнату. - Пусть будет так! - сказал он и, хмурясь, скинул с себя пиджак. Повесив его под простыню на стену, он накинул на себя длинный тулуп, крытый казинетом, и лег на кровать. «Ночной зефир струит эфир...» - напевал он мысленно. В голове стояло одно и то же: «Пусть будет так! - черт его побери, не ехать, так не ехать... эка важность!» Тащиться к дьячку обедать не хотелось. Левая сторона головы продолжала болеть. Он обмял плечом подушку поудобнее и старался не шевелиться. Сквозь дремоту он слышал, как приходил сторож Павел, обивал от снега лапти, крякал с мороза, сморкался и гремел ведрами; видел сквозь полузакрытые веки, что в комнате разливается отсвет заката, и чувствовал, что от холода стынут ноги и кончик носа... II Турбину шел двадцать четвертый год. Был он белокур, очень высок ростом, худ и от застенчивости очень неловок. Был он сын сельского дьякона,...
3. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 16. Размер: 81кб.
Часть текста: прочих комнатах, со всех сторон отделенных от него запертыми дверями, как попало шла наша беспорядочная жизнь, нетерпеливо ждущая роковой развязки этого беспорядка. Я проснулся с резким чувством того, что развязка наконец настала, и был немало удивлен, увидя, что брат, спавший со мной в кабинете покойного, равнодушно курит, сидя в одном белье на диване, с которого до полу сползла смятая простыня, меж тем как по коридору за дверью уже поспешно ходили, слышались голоса, какие-то короткие вопросы и такие же ответы. Вошла Марья Петровна, старшая горничная, внесла поднос с чаем, молча поклонилась, не глядя на нас, и, поставив поднос на письменный стол, озабоченно вышла. Я, дрожащими руками, стал одеваться. В кабинете, оклеенном старенькими золотистыми обоями, было все просто, буднично и даже весело, плавал, говоря о нашей мужской утренней жизни, пахучий папиросный дым. Брат курил и рассеянно посматривал на те самые кавказские туфли Писарева, в которых я видел его, во всей его бодрой цыганской красоте, две недели тому назад, и которые мирно...
4. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 15. Размер: 72кб.
Часть текста: Живу здесь почти три недели, а дела не делаю. Написала всего два стихотворения, прозы же никакой. Все хожу, смотрю вокруг, обещаю себе насладиться красотой окружающего как можно полнее, потом работать, писать, но даже насладиться до конца не удается. Пустынные сады, террасами лежащие вокруг нашей виллы, меня манят большей частью платонически. Взбегаю туда на четверть часа, взгляну и назад в дом. Зато часто хожу по открытой площадке перед виллой, смотрю — не насмотрюсь на долину, лежащую глубоко внизу до самого моря и нежно синеющую. На горизонте горы, те дикие Моры, в которых скитался Мопассан. По утрам срезаю розы — ими увиты все изгороди — выбрасываю из них зеленых жуков, поедающих сердцевину цветка. Последнему научил меня Фондаминский [59] , в котором есть приятная, редкая в мужчине нежность к цветам. Обычно, я же наполняю все кувшины в доме цветами, что И. А. [60] называет «заниматься эстетикой». Сам он любит цветы издали, говоря, что на столе они ему мешают и что вообще цветы хорошо держать в доме тогда, когда комнат много и есть целый штат прислуги. Последнее — один из образчиков его...
5. Игнат
Входимость: 14. Размер: 57кб.
Часть текста: отношения между мужчинами и женщинами становились все страшнее и желаннее. Непроще, скрытнее его не было малого во всех Извалах. Даже едучи на розвальнях на гумно, за колосом для скотины, никогда не отвечал он прямо и сразу на вопрос: куда едешь? Избегая взгляда Любки, не поднимая угрюмых глаз, стыдясь своих лаптей, шапки и ошмыганного полушубка, он исподлобья следил за ней, и спокойное бесстыдство ее, смутно им понимаемое, было для него и жутко и пленительно. Усиливали его любовь и барчуки. Барчуки, - уже лечившийся на Кавказе офицер Алексей Кузьмич и Николай, все переходивший из одного учебного заведения в другое, - приезжали зимой только на большие праздники. В этом году на масленицу приехал сперва младший. И Любка была особенно оживлена, вид имела особенно откровенный, не будучи, впрочем, откровенной ни с кем. Так и сияли ее неподвижные глаза, когда она, черноволосая, крепкая, с сизым румянцем на смуглых щеках, в зеленом шерстяном платье, во весь дух носилась то за тем, то за другим из людской к дому и от дома к людской, по темнеющей среди снежного двора тропинке. И за масленицу, за эти серые дни, слегка туманившие, делавшие тусклыми сосны и ели в палисаднике, слегка кружившие голову своим теплом и праздничным чадом из труб, Игнату не раз приходилось натыкаться на игру барчуков с Любкой. Как-то в сумерки он видел: она выскочила из дома с злым,...

© 2000- NIV