Cлово "СОН"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СНЕ, СНА, СНОМ, СНЫ

1. Суходол
Входимость: 18.
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 16.
3. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 12.
4. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 12.
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12.
6. Сны Чанга
Входимость: 9.
7. В поле
Входимость: 8.
8. Митина любовь
Входимость: 8.
9. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 8.
10. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 8.
11. Худая трава (Оброк)
Входимость: 7.
12. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 7.
13. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 7.
14. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 7.
15. Деревня (часть 1)
Входимость: 7.
16. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 6.
17. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 6.
18. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 6.
19. Хорошая жизнь
Входимость: 6.
20. Стихи
Входимость: 6.
21. Веселый двор
Входимость: 6.
22. Ночной разговор
Входимость: 6.
23. Жизнь Арсеньева
Входимость: 6.
24. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 5.
25. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 5.
26. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 5.
27. В саду
Входимость: 5.
28. Белая лошадь
Входимость: 5.
29. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 5.
30. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 5.
31. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 5.
32. Смерть пророка
Входимость: 5.
33. Песнь о Гайавате. Пост Гайаваты
Входимость: 5.
34. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 5.
35. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 5.
36. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 4.
37. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 30 июня 1895 г.
Входимость: 4.
38. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 4.
39. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 4.
40. Рассказы, повести
Входимость: 4.
41. Туман
Входимость: 4.
42. Из "Великого дурмана"
Входимость: 4.
43. Учитель
Входимость: 4.
44. Таня
Входимость: 4.
45. Сон ("Царь! вот твой сон")
Входимость: 4.
46. Деревня (часть 3)
Входимость: 4.
47. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 4.
48. Неизвестный друг
Входимость: 4.
49. "Сон пресвятыя богородицы"
Входимость: 4.
50. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Суходол
Входимость: 18. Размер: 114кб.
Часть текста: индюшат господских. Я-то, конечно, не помню-с, где мне, а на дворне сказывали: была она птишницей, индюшат под ее начальством было несть числа, захватил их град на выгоне и запорол всех до единого... Кинулась бечь она, добежала, глянула -да и дух вон от ужасти! - А отчего ты замуж не пошла? - Да жених не вырос еще. - Нет, без шуток? - Да говорят, будто госпожа, ваша тетенька, заказывала. За то-то и меня, грешную, барышней ославили. - Ну-у, какая же ты барышня! - В аккурат-с барышня! - отвечала Наталья с тонкой усмешечкой, морщившей ее губы, и обтирала их темной старушечьей рукой. - Я ведь молочная Аркадь Петровичу, тетенька вторая ваша... Подрастая, все внимательнее прислушивались мы к тому, что говорилось в нашем доме о Суходоле: все понятнее становилось непонятное прежде, все резче выступали странные особенности суходольской жизни. Мы ли не чувствовали, что Наталья, полвека своего прожившая с нашим отцом почти одинаковой жизнью,- истинно родная нам, столбовым господам Хрущевым! И вот оказывается, что господа эти загнали отца ее в солдаты, а мать в такой трепет, что у нее сердце разорвалось при виде погибших индюшат! - Да и правда, - говорила Наталья, - когда было не пасть замертво от такой оказии? Господа за Можай ее загнали бы! А потом узнали мы о Суходоле нечто еще более странное: узнали, что проще, добрей суходольских господ "во всей вселенной не было", но узнали и то, что не ...
2. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 16. Размер: 151кб.
Часть текста: ненавистном пире. Н. Минский ("Думы") "Die Zucht des Leidens, des grossen Leidens - wisst ihr nicht, dass nur diese Zucht alle Erhohungen des Menschen bisher geschaf-fen hat? Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее, руководящую нить, с помощью которой они могли бы ориентироваться в массе поэтических опытов и дарований и составлять...
3. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 12. Размер: 23кб.
Часть текста: только что заявившего на всю Европу, что он "ненавидит" русский народ, "этих низколобых, недостойных называться людьми?". Нет, не правые. И не левые. Их нельзя никуда зачислить, никуда приписать. Они совсем не политики и на политику не претендуют. Это просто средние русские люди, но эта сама толща интеллигентных и полуинтеллигентных русских изгоев. Бывшие офицеры, бывшие офицеры-студенты, студенты-добровольцы, маленькие чиновники, учителя, техники, служащие... Они дети и внуки тех самых русских людей, которые когда-то поклонились русскому народу "до земли"; шли на служение ему, не боясь гибели. И, может быть, недавно еще "дети" привычно верили "богоносцу" Достоевского, Платону Каратаеву Толстого. Теперь они говорят: "Не Платон Каратаев - а товарищ Пятаков. Русский мужик - подлец и раб. Русский народ - зверь. Мы видели его харю". Средний русский человек, - имя ему легион, - очень важен. Отметать его, ругать "обывателем", - какая жалкая политика! И какая близорукая грубость! Теперь в особенности: ведь каждый из этих изгоев, - учителей, студентов, добровольцев, - прошел борьбу, с оружием в руках или без оружия, но борьбу смертную. Речи его ужасны? Не отмахивайтесь от них с легкостью. Поймите, что нужно пережить, чтобы дойти до таких слов о своем народе, о собственном чреве, собственном истоке, - о себе самом. Не знают ли они все где-то подсознательно, чувственно, что и сами они - тот же русский народ? и зверь и раб. Значит, и мы звери и рабы. Пропала Россия". Чтобы понять - достаточно взглянуть в пустые, старые глаза. В них - уже почти спокойное отчаяние. Но мало понять отчаяние вот таких средних русских людей: надо пытаться помочь им. Погибла обманная мечта о "богоносце", но что, если и вот...
4. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 12. Размер: 87кб.
Часть текста: в поместье Озерки Елецкого уезда. Родные и близкие окружали мальчика вниманием и любовью. Отец — Алексей Николаевич Бунин — натура яркая, стихийная, увлекающаяся, был прекрасным рассказчиком. Самоотверженная, нежная мать — Людмила Александровна — открыла сыну богатства русского фольклора и языка. Дворовые крестьяне познакомили с местными песнями. Первый учитель, эрудированный, наделенный художественными способностями, пробудил воображение и тяготение к творчеству. Особую роль в образовании мальчика сыграл его старший брат Юлий. Высланный за участие в народническом движении на родину, он дал младшему «начатки психологии, философии, общественных наук» и прежде всего понимание русской словесности. Занятия с Юлием Алексеевичем по существу заменили гимназию, которую Бунин покинул, проучившись в Ельце несколько лет. Вплоть до отъезда в эмиграцию (1920) Юлий был для него самым близким другом и наставником. В атмосфере всеобщей заботы, в слиянии с природой формировалась личность будущего писателя. «... В глубочайшей полевой тишине,- писал он позже,- летом среди хлебов, подступивших к самым нашим порогам, а зимой среди сугробов и прошло все мое детство, полное поэзии, печальной и своеобразной». Печали действительно были. Навсегда...
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 12. Размер: 204кб.
Часть текста: было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо...

© 2000- NIV