Cлово "СИЛА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СИЛ, СИЛУ, СИЛЫ, СИЛОЙ

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 31.
2. Митина любовь
Входимость: 20.
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 15.
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 14.
5. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 14.
6. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 13.
7. Белая лошадь
Входимость: 13.
8. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 13.
9. Жизнь Арсеньева
Входимость: 13.
10. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 12.
11. Сила
Входимость: 12.
12. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 12.
13. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 12.
14. Автобиографические заметки
Входимость: 12.
15. Воспоминания Бунина
Входимость: 12.
16. Бунин Иван Алексеевич. Ответ на анкету, Новая жизнь. 1917. N 1
Входимость: 11.
17. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 10.
18. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 10.
19. Из "Великого дурмана"
Входимость: 10.
20. Суходол
Входимость: 10.
21. Волков А. А.: Бунин
Входимость: 10.
22. "Многогранность"
Входимость: 9.
23. Иван Алексеевич Бунин, биография (вариант 1)
Входимость: 9.
24. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 9.
25. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 9.
26. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 9.
27. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIV
Входимость: 9.
28. Воды многие
Входимость: 8.
29. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 8.
30. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 8.
31. Дело корнета Елагина
Входимость: 8.
32. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 8.
33. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 8.
34. Паустовский Константин: Иван Бунин
Входимость: 8.
35. Ночь
Входимость: 8.
36. Хороших кровей
Входимость: 8.
37. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 8.
38. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 8.
39. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 8.
40. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 7.
41. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 7.
42. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 7.
43. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 7.
44. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт второй
Входимость: 7.
45. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 7.
46. Камень
Входимость: 7.
47. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 7.
48. Чехи и эсеры
Входимость: 7.
49. Захар Воробьев
Входимость: 7.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 31. Размер: 151кб.
Часть текста: пире. Н. Минский ("Думы") "Die Zucht des Leidens, des grossen Leidens - wisst ihr nicht, dass nur diese Zucht alle Erhohungen des Menschen bisher geschaf-fen hat? Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не...
2. Митина любовь
Входимость: 20. Размер: 116кб.
Часть текста: даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все равно даже ради тебя не откажусь от искусства, - сказала Катя. - Может быть, я и гадкая, как ты часто говоришь, - сказала она,...
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 15. Размер: 204кб.
Часть текста: было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных,...
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 14. Размер: 111кб.
Часть текста: забытых больших дорог, отходящую в преданье русскую старину. Большие дороги отживали свой век. Отживала и Чернавская. Ее прежние колеи зарастали травой, старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что...
5. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 14. Размер: 87кб.
Часть текста: такое впечатление. Он принадлежал к старинному, но обедневшему, затем совсем обнищавшему дворянскому роду. Детство и юность будущего писателя прошли на хуторе Бутырки, а после смерти бабушки — в поместье Озерки Елецкого уезда. Родные и близкие окружали мальчика вниманием и любовью. Отец — Алексей Николаевич Бунин — натура яркая, стихийная, увлекающаяся, был прекрасным рассказчиком. Самоотверженная, нежная мать — Людмила Александровна — открыла сыну богатства русского фольклора и языка. Дворовые крестьяне познакомили с местными песнями. Первый учитель, эрудированный, наделенный художественными способностями, пробудил воображение и тяготение к творчеству. Особую роль в образовании мальчика сыграл его старший брат Юлий. Высланный за участие в народническом движении на родину, он дал младшему «начатки психологии, философии, общественных наук» и прежде всего понимание русской словесности. Занятия с Юлием Алексеевичем по существу заменили гимназию, которую Бунин покинул, проучившись в Ельце несколько лет. Вплоть до отъезда в эмиграцию (1920) Юлий был для него самым близким другом и наставником. В атмосфере всеобщей заботы, в слиянии с природой формировалась личность будущего писателя. «... В...

© 2000- NIV