Cлово "ГУЛ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГУЛЫ, ГУЛА, ГУЛЕ, ГУЛОМ

1. Мистраль
Входимость: 4.
2. Ночь отречения
Входимость: 4.
3. Сосны
Входимость: 4.
4. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3.
5. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 3.
6. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 3.
7. Осенью
Входимость: 3.
8. * * * ("Идет тяжелый гул по липам…")
Входимость: 3.
9. Над городом
Входимость: 3.
10. Жизнь Арсеньева
Входимость: 3.
11. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 2.
12. Храм Солнца
Входимость: 2.
13. Новоселье
Входимость: 2.
14. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
15. Три рубля
Входимость: 2.
16. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
17. Огонь
Входимость: 2.
18. Сны Чанга
Входимость: 2.
19. Прометей в пещере
Входимость: 1.
20. Сумерки ("Все - точно в полусне")
Входимость: 1.
21. Антоновские яблоки
Входимость: 1.
22. На чужой стороне
Входимость: 1.
23. Пост
Входимость: 1.
24. В поезде
Входимость: 1.
25. Наш поэт (Иван Савин)
Входимость: 1.
26. В поле
Входимость: 1.
27. * * * ("Шумели листья, облетая")
Входимость: 1.
28. Братья
Входимость: 1.
29. Благосклонное участие
Входимость: 1.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 1.
31. Кинематограф
Входимость: 1.
32. Последняя гроза
Входимость: 1.
33. Без роду-племени
Входимость: 1.
34. * * * ("Бегут, бегут листы раскрытой книги")
Входимость: 1.
35. Туман
Входимость: 1.
36. * * * ("Ночь и алые зарницы…")
Входимость: 1.
37. Миньона
Входимость: 1.
38. Сирокко
Входимость: 1.
39. Вирь
Входимость: 1.
40. Стихи
Входимость: 1.
41. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 1.
42. * * * ("В мелколесье пело глухо, строго")
Входимость: 1.
43. Розы
Входимость: 1.
44. Песнь о Гайавате. След белого
Входимость: 1.
45. Велга
Входимость: 1.
46. Мертвая зыбь
Входимость: 1.
47. Дворецкий
Входимость: 1.
48. Шеол
Входимость: 1.
49. Перевал
Входимость: 1.
50. Святые горы
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Мистраль
Входимость: 4. Размер: 5кб.
Часть текста: на часы: час самый мертвый. От света все вокруг стало проще, шум и гул отдалились от дома, и спокойно стоит освещенный куб спальни, беззвучно блестит зеркало против меня, над камином. В зеркало углубленно уходит вторая спальня, что во всем подобна первой, будучи только ниже и меньше ее; там тоже горит свет над старой дубовой кроватью, на которой уже столько лет сплю я в этом старом чужом доме, лежит на приподнятой подушке худое лицо, видны под светом, падающим сверху, темные впадины глаз, виден белеющий лоб, косой ряд в серебристых волосах... Потом я опять поднимаю руку - и опять только гул и тьма, в которой всюду реет что-то как бы светящееся... "Ты взошел на корабль, совершил плавание, достиг гавани: пора сходить". Итак, было будто бы время, когда я "всходил на корабль", юный, беспечный, ни о какой гавани не думающий... Где же оно, это время? Вот только моя мысль о нем! "Ничтожна жизнь каждого. Ничтожен каждый край земли... Немного уже осталось тебе. Живи как на горе. Как с горы обозревай земное: сборища, походы, битвы, полевые работы, браки, рождения, смерти..." И я мысленно вижу Прованс, по которому мчится мистраль с дикой жаждой сокрушения всего человеческого, временного, вижу весь этот древний край, сейчас спящий, пустой, со всеми его горами и долинами, с бледнеющими в лихорадочном блеске звезд дорогами - все теми же, что в те легендарные дни, когда мигом правил тот, кто в какой-то "стране Квадов", в часы своего ночного одиночества, писал под лагерным шатром о ничтожестве всех человеческих жизней, стран и веков... В глухих провансальских селениях, первобытно прекрасных в своей дикости, пахнущих...
2. Ночь отречения
Входимость: 4. Размер: 4кб.
Часть текста: силой, столь величаво и мощно, что к океану буйно катится из лесов гул не менее страшный и тяжкий, чем гул самого океана: тогда пальмы, мотавшиеся из стороны в сторону, подобно живым существам, мучимым беспокойной дремотой, вдруг низко склоняются под напором домчавшейся до берега бури, все разом падают долу, и с верхушек их с шумом сыплются мириады мертвых листьев, а в воздухе веет пряными благовониями, принесенными из глубины острова, из заповедных недр лесных. Тучи, угрюмые и грузные, как в ночи Потопа, все ниже спускаются над океаном. Но в безграничном пространстве между ними и водной хлябью есть некое подобие света: океан до сокровенных глубин насыщен сокровенным пламенем неисчислимых жизней. Валы океана, с огненно-кипящими гривами, в реве и в гуле бегущие к берегу, вспыхивают, перед тем как рушиться, столь ярко, что озаряют зеленым отблеском человека, стоящего в лесу над берегом. Человек этот бос, с обрезанными волосами, с обнаженным правым плечом, в рубище отшельника. Он мал, как дитя, среди окружающего его величия, и не ужас ли мелькнул в его изможденном лице при блеске и грохоте разрушившегося вала?...
3. Сосны
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Часть текста: у нас в Платоновке умер сотский Митрофан, а в сумерках у меня сидел священник, опоздавший причастить Митрофана, пил чай и долго рассказывал о том, как много народу померзло в нонешнем году... «Чем не сказочный бор?» - думаю я, прислушиваясь к шуму леса за окнами и к высоким жалобным нотам ветра, налетающего вместе с снежными вихрями на крышу. И мне представляется путник, который кружится в наших дебрях и чувствует, что не найти ему теперь выхода вовеки. - Есть ли жив-человек в этих хижинах? - говорит он, с трудом различая в белой крутящейся мгле Платоновку. Но морозный ветер захватывает ему дыхание, слепит снегом, и мгновенно пропадает огонек, который, казалось, мелькнул сквозь вьюгу. Да и человечьи ли это хижины? Не в такой ли же черной сторожке жила Баба-Яга? «Избушка, избушка, стань к лесу задом, а ко мне передом! Приюти странника в ночь!..» Лежа весь вечер, я представляю себе, как пугливо и зыбко мерцают мои освещенные окошечки, такие одинокие среди бушующего леса, с головы до ног поседевшего от вьюги! Дом стоит у широкой просеки, в затишье, но когда ураган гигантским призраком на снежных крыльях проносится под лесом, сосны, которые высоко царят над всем окружающим, отвечают урагану столь угрюмой и грозной октавой, что в просеке делается страшно. Снег при этом бешено и беспорядочно мчится по лесу, непритворенная дверь в сенцах с необыкновенной силой бьет в...
4. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3. Размер: 47кб.
Часть текста: очень недурно, но все же возлагая все надежды на будущее. Он работал не покладая рук, - китайцы, которых он выписывал к себе на работы целыми тысячами, хорошо знали, что это значит! - и, наконец, увидел, что сделано уже много, что он почти сравнялся с теми, кого некогда взял себе за образец, и решил передохнуть. Люди, к которым принадлежал он, имели обычай начинать наслаждения жизнью с поездки в Европу, в Индию, в Египет. Положил и он поступить так же. Конечно, он хотел вознаградить за годы труда прежде всего себя; однако рад был и за жену с дочерью. Жена его никогда не отличалась особой впечатлительностью, но ведь вое пожилые американки страстные путешественницы. А что до дочери, девушки на возрасте и слегка болезненной, то для нее путешествие было прямо необходимо - не говоря уже о пользе для здоровья, разве не бывает в путешествиях счастливых встреч? Тут иной раз сидишь за столом или рассматриваешь фрески рядом с миллиардером. Маршрут был выработан господином из Сан-Франциско обширный. В декабре и январе он надеялся наслаждаться солнцем Южной Италии, памятниками древности, тарантеллой, серенадами бродячих певцов и тем, что люди в его годы чувствую! особенно тонко, - любовью молоденьких неаполитанок, пусть даже и не совсем бескорыстной, карнавал он думал провести в Ницце, в Монте-Карло, куда в эту пору стекается самое отборное общество, - то самое, от которого зависят вое блага цивилизации: и фасон смокингов, и прочность тронов, и объявление войн, и благосостояние отелей, - где одни с азартом предаются автомобильным и парусным гонкам, другие рулетке, третьи тому, что принято называть флиртом, а четвертые - стрельбе в голубей, которые очень красиво взвиваются из садков...
5. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 3. Размер: 71кб.
Часть текста: Хеврон, на Тивериадское озеро (Кинерет) и в Хайфу. В своей книге "Жизнь Бунина. Беседы с памятью" Муромцева-Бунина подробно описывает увиденное в Палестине. Впечатления от этой поездки легли в основу многих рассказов и стихов Бунина. На пароходе, идущем из Александрии в Яффо, чета Буниных познакомилась с известным в то время музыкантом Давидом Шором, также совершающим вместе с отцом путешествие в Святую Землю. С этого момента Бунины и Д.Шор путешествовали по Эрец-Исраэль вместе. В своих дневниках Шор описывает впечатления от этой поездки. Часть этих дневниковых записок была опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на...

© 2000- NIV