Cлово "ГУЛ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГУЛЫ, ГУЛА, ГУЛЕ, ГУЛОМ

1. Ночь отречения
Входимость: 4.
2. Мистраль
Входимость: 4.
3. Сосны
Входимость: 4.
4. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3.
5. Осенью
Входимость: 3.
6. Над городом
Входимость: 3.
7. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 3.
8. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 3.
9. * * * ("Идет тяжелый гул по липам…")
Входимость: 3.
10. Жизнь Арсеньева
Входимость: 3.
11. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 2.
12. Три рубля
Входимость: 2.
13. Храм Солнца
Входимость: 2.
14. Новоселье
Входимость: 2.
15. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
16. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
17. Огонь
Входимость: 2.
18. Сны Чанга
Входимость: 2.
19. Пост
Входимость: 1.
20. В поле
Входимость: 1.
21. Без роду-племени
Входимость: 1.
22. * * * ("Ночь и алые зарницы…")
Входимость: 1.
23. Сирокко
Входимость: 1.
24. Михайлова М. В.: "Господин из Сан-Франциско" - судьба мира и цивилизации
Входимость: 1.
25. Шеол
Входимость: 1.
26. Дворецкий
Входимость: 1.
27. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 1 июля 1891 г.
Входимость: 1.
28. Прометей в пещере
Входимость: 1.
29. Сумерки ("Все - точно в полусне")
Входимость: 1.
30. * * * ("Шумели листья, облетая")
Входимость: 1.
31. Благосклонное участие
Входимость: 1.
32. Кинематограф
Входимость: 1.
33. Последняя гроза
Входимость: 1.
34. * * * ("Бегут, бегут листы раскрытой книги")
Входимость: 1.
35. Бунина-Муромцева Вера: То, что я запомнила о Нобелевской премии
Входимость: 1.
36. Туман
Входимость: 1.
37. Песнь о Гайавате. След белого
Входимость: 1.
38. Мертвая зыбь
Входимость: 1.
39. Святые горы
Входимость: 1.
40. Наш поэт (Иван Савин)
Входимость: 1.
41. Вирь
Входимость: 1.
42. Стихи
Входимость: 1.
43. Велга
Входимость: 1.
44. Перевал
Входимость: 1.
45. Антоновские яблоки
Входимость: 1.
46. На чужой стороне
Входимость: 1.
47. В поезде
Входимость: 1.
48. Братья
Входимость: 1.
49. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 1.
50. Миньона
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ночь отречения
Входимость: 4. Размер: 4кб.
Часть текста: бурная ночь на исходе дождливых месяцев, тьма, ураган и ливни. Берег священного Львиного острова, черные леса, подступившие к самому океану, как бы готовому затопить их. Великий рев волн, пенными, внутри светящимися горами непрестанно идущих на остров и заливающих не только прибрежные отмели, на которых студенистыми кругами лежат морские звезды, испускающие таинственное сияние, и шуршат тысячи расползающихся крабов, не только береговые скалы, но и подножие тех пальм, что склонились, змеевидно изогнулись своими тонкими стволами с береговых обрывов. Сырой и теплый ураган проносится от времени до времени с сугубой стремительностью, с несказанной силой, столь величаво и мощно, что к океану буйно катится из лесов гул не менее страшный и тяжкий, чем гул самого океана: тогда пальмы, мотавшиеся из стороны в сторону, подобно живым существам, мучимым беспокойной дремотой, вдруг низко склоняются под напором домчавшейся до берега бури, все разом падают долу, и с верхушек их с шумом сыплются мириады мертвых листьев, а в воздухе веет пряными благовониями, принесенными из глубины острова, из заповедных недр лесных. Тучи, угрюмые и грузные, как в ночи Потопа, все ниже...
2. Мистраль
Входимость: 4. Размер: 5кб.
Часть текста: думаешь: "Кажется, скоро рассвет..." Но затем опять видишь ту же черную тьму, слышишь, как жадно несется наружи мистраль, и понимаешь, что эта тьма, этот шум и гул еще ночные, полночные. Привычно подняв руку к изголовью, я освещаю спальню, смотрю на часы: час самый мертвый. От света все вокруг стало проще, шум и гул отдалились от дома, и спокойно стоит освещенный куб спальни, беззвучно блестит зеркало против меня, над камином. В зеркало углубленно уходит вторая спальня, что во всем подобна первой, будучи только ниже и меньше ее; там тоже горит свет над старой дубовой кроватью, на которой уже столько лет сплю я в этом старом чужом доме, лежит на приподнятой подушке худое лицо, видны под светом, падающим сверху, темные впадины глаз, виден белеющий лоб, косой ряд в серебристых волосах... Потом я опять поднимаю руку - и опять только гул и тьма, в которой всюду реет что-то как бы светящееся... "Ты взошел на корабль, совершил плавание, достиг гавани: пора сходить". Итак, было будто бы время, когда я "всходил на корабль", юный, беспечный, ни о какой гавани не думающий... Где же оно, это время? Вот только моя мысль о нем! "Ничтожна жизнь каждого. Ничтожен каждый край земли... Немного уже осталось тебе. Живи как на горе. Как с горы обозревай земное: сборища, походы, битвы, полевые работы, браки, рождения, смерти..." И я мысленно вижу Прованс, по которому мчится мистраль с дикой жаждой сокрушения всего человеческого, временного, вижу весь этот древний край, сейчас спящий, пустой, со всеми его горами и долинами, с бледнеющими в лихорадочном блеске звезд дорогами - все теми ...
3. Сосны
Входимость: 4. Размер: 21кб.
Часть текста: который, казалось, мелькнул сквозь вьюгу. Да и человечьи ли это хижины? Не в такой ли же черной сторожке жила Баба-Яга? «Избушка, избушка, стань к лесу задом, а ко мне передом! Приюти странника в ночь!..» Лежа весь вечер, я представляю себе, как пугливо и зыбко мерцают мои освещенные окошечки, такие одинокие среди бушующего леса, с головы до ног поседевшего от вьюги! Дом стоит у широкой просеки, в затишье, но когда ураган гигантским призраком на снежных крыльях проносится под лесом, сосны, которые высоко царят над всем окружающим, отвечают урагану столь угрюмой и грозной октавой, что в просеке делается страшно. Снег при этом бешено и беспорядочно мчится по лесу, непритворенная дверь в сенцах с необыкновенной силой бьет в стену, а собаки, которые лежат в них, утопая в снегу, как в пуховых постелях, жалобно взвизгивают сквозь сон, дрожа крупной дрожью... И мне опять вспоминается Митрофан, который ждет могилы в такую мрачную ночь. В комнате тепло и тихо. Стекла холодно играют разноцветными огоньками, точно мелкими драгоценными камнями. Лежанка натоплена жарко, п к шуму и стуку я так привык, что могу не замечать их. Лампа на столе: горит...
4. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3. Размер: 47кб.
Часть текста: выписывал к себе на работы целыми тысячами, хорошо знали, что это значит! - и, наконец, увидел, что сделано уже много, что он почти сравнялся с теми, кого некогда взял себе за образец, и решил передохнуть. Люди, к которым принадлежал он, имели обычай начинать наслаждения жизнью с поездки в Европу, в Индию, в Египет. Положил и он поступить так же. Конечно, он хотел вознаградить за годы труда прежде всего себя; однако рад был и за жену с дочерью. Жена его никогда не отличалась особой впечатлительностью, но ведь вое пожилые американки страстные путешественницы. А что до дочери, девушки на возрасте и слегка болезненной, то для нее путешествие было прямо необходимо - не говоря уже о пользе для здоровья, разве не бывает в путешествиях счастливых встреч? Тут иной раз сидишь за столом или рассматриваешь фрески рядом с миллиардером. Маршрут был выработан господином из Сан-Франциско обширный. В декабре и январе он надеялся наслаждаться солнцем Южной Италии, памятниками древности, тарантеллой, серенадами бродячих певцов и тем, что люди в его годы чувствую! особенно тонко, - любовью молоденьких неаполитанок, пусть даже и не совсем бескорыстной, карнавал он думал провести в Ницце, в Монте-Карло, куда в эту пору стекается самое отборное общество, - то самое, от которого зависят вое блага цивилизации: и фасон...
5. Осенью
Входимость: 3. Размер: 11кб.
Часть текста: - во всем была застенчивость девушки, которая любит впервые. И пока ее просили передать поклоны ее мужу, а потом помогали ей в прихожей одеваться, я считал секунды, боясь, что кто-нибудь выйдет с нами. Но вот дверь, из которой на мгновение упала в темный двор полоса света, мягко захлопнулась. Подавляя нервную дрожь и чувствуя во всем теле необычайную легкость, я влил ее руку и заботливо стал сводить с крыльца. - Вы хорошо видите? - спросила она, глядя под ноги. И в голосе ее опять послышалась поощряющая приветливость. Я, наступая па лужи и листья, наугад попел ее по двору, мимо обнаженных акаций и уксусных деревьев, которые гулко и упруго, как корабельные снасти, гудели под влажным и сильным ветром южной ноябрьской ночи. За решетчатыми воротами светился фонарь экипажа. Я взглянул ей в лицо. Не отвечая, она взяла своей маленькой, узкой от перчатки рукой железный прут ворот и без моей помощи откинула половину их в сторону. Поспешно прошла она к экипажу и села в него, так же быстро сел и я рядом с нею... II Мы долго не могли сказать ни слова. То, что тайно волновало нас последний месяц, было теперь сказано без слов, и мы молчали только потому, что сказали это слишком ясно и...

© 2000- NIV