Cлово "ГЛУБИНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГЛУБИНЕ, ГЛУБИНУ, ГЛУБИНЫ, ГЛУБИНОЙ

1. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 7.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7.
3. Братья
Входимость: 6.
4. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 5.
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 4.
6. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 4.
7. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 4.
8. Суходол
Входимость: 3.
9. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 3.
10. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
11. Ночь отречения
Входимость: 3.
12. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 3.
13. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3.
14. Митина любовь
Входимость: 3.
15. Воды многие
Входимость: 3.
16. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 3.
17. Крик
Входимость: 3.
18. Дело корнета Елагина
Входимость: 3.
19. На даче
Входимость: 3.
20. Юный пилигрим
Входимость: 2.
21. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 2.
22. Байрон Д. Г.: Манфред
Входимость: 2.
23. Бунин Иван Алексеевич. Ответ на анкету, Новая жизнь. 1917. N 1
Входимость: 2.
24. Перевал
Входимость: 2.
25. Сполохи
Входимость: 2.
26. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 2.
27. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 2.
28. Несрочная весна
Входимость: 2.
29. Галина Кузнецова: "Грасская Лаура" или жизнь вечно ведомой
Входимость: 2.
30. Огнь пожирающий
Входимость: 2.
31. Медведский К. П.: Новые лауреаты Академии наук
Входимость: 2.
32. На озере
Входимость: 2.
33. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VII
Входимость: 2.
34. Море богов
Входимость: 2.
35. Песнь о Гайавате. Пирога Гайаваты
Входимость: 2.
36. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 2.
37. Косцы
Входимость: 2.
38. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 2.
39. Бунин И. А., Горький М., Андреев Л. Н. и другие - Шаляпину Ф. И., 3 декабря 1902 г.
Входимость: 2.
40. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 2.
41. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VI
Входимость: 2.
42. Антоновские яблоки
Входимость: 2.
43. Последняя любовь Ивана Бунина
Входимость: 2.
44. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 2.
45. На пруде
Входимость: 2.
46. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 2.
47. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2.
48. Дневники Бунина (1933-1939)
Входимость: 2.
49. Белая лошадь
Входимость: 2.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 7. Размер: 64кб.
Часть текста: своей поездкой в Ефремов я в Москве случайно встретил литературоведа Александра Кузьмича Бабореко и он, услышав о том, куда я собрался ехать, попросил поискать там племянников Бунина, детей его брата Евгения Алексеевича, которые на письма почему-то не откликались. Я, разумеется, взялся выполнить просьбу с превеликой охотой. В дороге все думал о Бунине, о его судьбе и пути. 13 декабря 1941 года он на юге Франции записал в дневнике: "Русские взяли назад Ефремов, Ливны и еще что-то. В Ефремове были немцы! Непостижимо! И какой теперь этот Ефремов, где был дом брата Евгения, где похоронен и он, и Настя, и наша мать!" Запись эта приведена в книге Бабореко "И. А. Бунин. Материалы для биографии". Слова из записной книжки писателя странно-волнующе оживают в местах, когда-то отмеченных его жизнью, многими ее днями, переживаниями. Происходит, как нечто въявь творимое, возрождение связующих начал. И душу освещает особое интимное чувство присутствия того, в чью сокровенную сердцевину жизни ты осмелился заглянуть. Бунин в той декабрьской записи сорок первого года передает ошеломившее его чувство: мировая война, накрывшая Западную Европу, а затем и Россию, докатилась до глубоких захолустий его юности. Дрогнули самые заповедные пласты его памяти. Племянница Бунина Найти ее оказалось все-таки непросто. Живет она не в Ефремове, а на Косой Горе, в поселке металлургов. Пасажиры, едущие из Москвы в поездах дальнего следования в южном направлении, вскоре за Тулой видят стоящий особняком, поднимающийся над холмистым пространством и как бы выламывающийся из него, старый металлургический завод. Доменные печи, змеиные переплетения гигантских чернеющих труб, как будто застывших в напряженном борении, белесый ...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7. Размер: 204кб.
Часть текста: худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после...
3. Братья
Входимость: 6. Размер: 52кб.
Часть текста: зачем им города, центы, рупии? Разве не всё дают им лес, океан, солнце? Однако, входя в лета, одни из них торгуют, другие работают на рисовых и чайных плантациях, третьи - на севере острова - ловят жемчуг, спускаясь на дно океана и поднимаясь оттуда с кровавыми глазами, четвертые заменяют лошадей, - возят европейцев по городам и окрестностям их, по темно-красным тропинкам, осененным громадными сводами лесной зелени, по тому «кабуку», из которого и был создан Адам: лошади плохо переносят цейлонский зной, всякий богатый резидент, который держит лошадь, отправляет ее на лето в горы, в Кэнди, в Нурилью. На левую руку рикши, между плечом и локтем, англичане, нынешние хозяева острова, надевают бляху с номером. Есть простые номера, есть особенные. Старику- сингалезу, рикше, жившему в одной из лесных хижин под Коломбо, достался особенный, седьмой номер. «Зачем, - сказал бы Возвышенный, - зачем, монахи, захотел этот старый человек умножить свои земные горести? Затем, Возвышенный, захотел этот старый человек умножить свои земные горести, что был он движим земной любовью, тем, что от века призывает все существа к существованию». Он имел жену, сына и много маленьких детей, не боясь того, что «кто имеет их, тот имеет и заботу о них». Он был черен, очень худ и невзрачен, похож и на подростка и на женщину; посерели его длинные волосы, в пучок собранные на затылке и смазанные кокосовым маслом, сморщилась кожа по всему телу, или, лучше сказать, по...
4. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 5. Размер: 78кб.
Часть текста: Уже почти три недели со дня нашей погибели. Очень жалею, что ничего не записывал, нужно было записывать чуть не каждый момент. Но был совершенно не в силах. Чего стоит одна умопомрачительная неожиданность того, что свалилось на нас 21 марта! В полдень 21-го Анюта (наша горничная) зовет меня к телефону. "А откуда звонят?" - "Кажется, из редакции" - то есть из редакции "Нашего Слова", которое мы, прежние сотрудники "Русского Слова", собравшиеся в Одессе, начали выпускать 19 марта в полной уверенности на более или менее мирное существование "до возврата в Москву". Беру трубку: "Кто говорит?" - "Валентин Катаев. Спешу сообщить невероятную новость: французы уходят".- "Как, что такое, когда?" - "Сию минуту".- "Вы с ума сошли?" - "Клянусь вам, что нет. Паническое бегство!" - Выскочил из дому, поймал извозчика и глазам своим не верю: бегут нагруженные ослы, французские и греческие солдаты в походном снаряжении, скачут одноколки со всяким воинским имуществом... А в редакции - телеграмма: "Министерство Клемансо пало, в Париже баррикады, революция..." Двенадцать лет тому назад мы с В. приехали в этот день в Одессу по пути в Палестину. Какие сказочные перемены с тех пор! Мертвый, пустой порт, мертвый, загаженный город... Наши дети, внуки не будут в состоянии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то (то есть вчера) жили, которую мы не ценили, не понимали,- всю эту мощь, сложность, богатство, счастье... ----- Перед тем как проснуться нынче утром, видел, что кто-то умирает, умер. Очень часто вижу теперь во сне смерти - умирает кто-нибудь из друзей, близких, родных, особенно часто брат Юлий, о котором страшно даже и подумать: как и чем живет, да и жив ли? Последнее известие о нем было от 6 декабря прошлого года. А письмо из Москвы к В. от 10 августа пришло только сегодня. Впрочем, почта русская кончилась уже давно, еще летом...
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 4. Размер: 103кб.
Часть текста: смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам...

© 2000- NIV