Cлово "ГЕРЦЕНА, ГЕРЦЕН, ГЕРЦЕНЕ, ГЕРЦЕНЫ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГЕРЦЕНОВ

1. Еще об итогах
Входимость: 21. Размер: 20кб.
2. Итоги
Входимость: 7. Размер: 37кб.
3. Записи ("Так всю жизнь не понимал я никогда")
Входимость: 4. Размер: 15кб.
4. Записная книжка ("…Лето семнадцатого года")
Входимость: 4. Размер: 13кб.
5. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 4. Размер: 88кб.
6. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 4. Размер: 60кб.
7. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 78кб.
8. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
9. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2. Размер: 77кб.
10. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 85кб.
11. Истории с возвращением в Россию архива Бунина
Входимость: 2. Размер: 14кб.
12. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 1. Размер: 53кб.
13. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 1. Размер: 58кб.
14. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
15. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 1. Размер: 42кб.
16. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 1. Размер: 40кб.
17. Из "Великого дурмана"
Входимость: 1. Размер: 89кб.
18. Дневники Бунина (1920-1921)
Входимость: 1. Размер: 16кб.
19. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VII
Входимость: 1. Размер: 36кб.
20. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 1. Размер: 70кб.
21. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 1. Размер: 69кб.
22. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 1. Размер: 95кб.
23. Рахманинов
Входимость: 1. Размер: 3кб.
24. "Панорама"
Входимость: 1. Размер: 11кб.
25. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 1. Размер: 69кб.
26. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
27. Эртель
Входимость: 1. Размер: 19кб.
28. Устами Буниных. 1918 г.
Входимость: 1. Размер: 47кб.
29. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 1. Размер: 92кб.
30. Адамович Георгий: Бунин. Воспоминания
Входимость: 1. Размер: 56кб.
31. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 1. Размер: 111кб.
32. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 1. Размер: 102кб.
33. Устами Буниных. 1920 г.
Входимость: 1. Размер: 25кб.
34. О писательских обязанностях
Входимость: 1. Размер: 12кб.
35. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 1. Размер: 34кб.
36. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 1. Размер: 103кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Еще об итогах
Входимость: 21. Размер: 20кб.
Часть текста: И, право, оно звучит теперь не так уж архаично, по милости всемирной войны и коммунистической революции. «Мечом своим будешь жить ты, Исав!» И опять недурно подходит к современности, равно как и многое другое. Например: «Вот выйдут семь коров тощих и пожрут семь тучных, сами же не станут от этого тучнее». Или: «Вот темнота покроет землю и мрак народы… Честь унизится, а низость возвеличится… В дом разврата превратятся общественные сборища… И лицо поколения будет собачье…» Мечтайте, мечтайте, что это собачье лицо будто бы весьма способствует близкому появлению на свет Божий «нового и прекрасного» человеческого лика! «Вкусите от этого яблока — и станете как боги». Не раз вкушали — и все тщетно. Как будто лишь затем, чтобы еще раз убедиться в прописи: — «Лучшее враг хорошего». Все спешили влить вино новое в мехи старые и — что ж? «Попытка французов восстановить священные права людей и завоевать свободу обнаружила только их бессилие… Развращенное поколение оказалось недостойно этих благ… Что мы увидели? Грубые анархические инстинкты, которые, освобождаясь, ломают все социальные связи и с непреодолимою яростью торопятся к животному самоудовлетворению… Явится какой-нибудь могучий человек, который укротит анархию и твердо зажмет в своем кулаке бразды правления…» Это укоры и пророчества (столь дивно оправдавшиеся на Наполеоне) принадлежат певцу «Колокола» — Шиллеру… Хороши замечания и герценовские: «Мир не знал разочарования до Великой французской революции… Пессимизмом, пришедшим в мир, он обязан ей…» А Великая английская революция? «Кромвель, величайший лицемер и злодей, казнит Карла и губит миллионы людей, уничтожает ту самую свободу, за...
2. Итоги
Входимость: 7. Размер: 37кб.
Часть текста: реакции, теперь уже всенародная, а не только комиссарская. Ленин называет это своим «новым курсом». Сколько раз слышал я за время революции едкую фразу: — Революция не делается в белых перчатках! И сколько раз думал я тогда: — Прекрасно, реставрация делается в ежовых рукавицах! Теперь время этих рукавиц наступает в полном блеске. Большинство эмиграции очень пало духом. Одни — просто потому, что реставрационный процесс будет долог, что он не помешает Ленину продержаться еще год, два при всей призрачности его власти. Другие, — в силу того, что уже не остается никаких надежд на «завоевания революции»… Что ж, это все расплата. Не хотели считаться со свойствами русской истории, с ее «повторяемостью», на которую указывал Ключевский… Не предугадали, что дело опять кончится Тушинским Вором с его, по выражению Герцена, «вовсе не демократической, а только кабацкой партией»… Подняли крик о «реакции» на смех курам, в первые же мартовские дни семнадцатого года… И накричали реакцию такую, какой еще на земле не бывало. Она длилась год, два, три, четыре, — казалось бы, чего хуже? Но нет, все еще не повергали в ужас «генеральские ботфорты, генеральские авантюры». — «Этому пора положить конец!» — И положили… Были...
3. Записи ("Так всю жизнь не понимал я никогда")
Входимость: 4. Размер: 15кб.
Часть текста: никогда никем точно не определенные, непонятные, хотя от начала веков люди только и делают, что думают о них). Я жил, на всех и на все смотря со стороны, до конца ни с кем не соединяясь, — даже с нею и с братом. И по-прежнему дома не сиделось…  <Записи> Весной в Харькове Арсеньеву шел 19-й год. Зимой в Орле — 20-й. Уехал с ней в апреле. Зимой в Полтаве шел 21-й год. Жили в Полтаве и второе лето. Осенью сравнялось 21 год — значит, когда она бежала, должны были брать в солдаты. Не забыть о солдатах. Я все же немало читал тогда — то, что попадалось под руку. Иногда пытался читать то, что в то время полагалось читать «для самообразования», записал, что «надо прочесть» и так и не прочел: Блос — Французская революция, Шильдер — Александр Первый, Трачевский — Русская история, Мейер — Мироздание и жизнь природы, Ранке — Человек, Кареев — Беседыо выработке миросозерцания, что было уж глупее всего… В старых журналах нахождение любимых стихов, давно знакомых по сборникам, но тут напечатанных впервые, давали великую радость: тут эти строки имели особенную прелесть, казались гораздо пленительнее, поэтичнее по их большей близости к жизни их писавшего, по представлениям о том времени, когда он только что передал в них только что пережитое, по мнимому очарованию тех годов, когда жили, были молоды или в расцвете сил Герцен, Боткин Тургенев, Тютчев, Полонский… и вот это время воскресало, — я вдруг встречал как бы в самую пору создания это знакомое, любимое… Ее хватило только на меня одного. В каждой молодости есть некоторое...
4. Записная книжка ("…Лето семнадцатого года")
Входимость: 4. Размер: 13кб.
Часть текста: буквами ударил в глаза истерический крик: «всем, всем, всем!» — крик Керенского, крик «Сашки-Дезертира», как звали его тогда в деревне дезертиры же, который, не понимая творимого им, не ведая, что отныне его имя будет проклинаемо всей Россией до седьмого колена, крикнул urbi et orbi, городу и миру, что Корнилов — «мятежник, предатель революции и родины»… А потом было третье ноября… Третьего ноября Каин России, с радостно-безумным остервенением бросивший за тридцать сребреников уже всю свою душу под ноги дьяволу, восторжествовал полностью. Москва, целую неделю защищаемая горстью юнкеров, целую неделю горевшая и сотрясавшаяся от канонады, сдалась, смирилась. Все стихло, все преграды, все заставы божеские и человеческие пали — победители свободно овладевали ею, каждой ее улицей, каждым ее жилищем и уже водружали свой стяг над ее оплотом и святыней, над ее Кремлем. И не было дня во всей моей жизни страшнее этого дня, — видит Бог, воистину так. После недельного плена в четырех стенах, без воздуха, почти без сна и пищи, с забаррикардированными стенами и окнами, я, шатаясь, вышел из дому, куда, наотмашь швыряя двери, с ледяным, сырым ветром, уже три раза врывались, в поисках врагов и оружия, ватаги «борцов за светлое будущее», совершенно шальных от победы, самогонки и архискотской ненависти, с пересохшими губами и дикими взглядами, с тем балаганным излишеством всяческого оружия на себе, каковое освящено традициями всех «великих революций». Вечерел темный, короткий, ледяной и мокрый день поздней московской осени, хрипло кричали вороны. Москва, жалкая, грязная, обесчещенная, расстрелянная и уже покорная, принимала будничный вид. Поехали...
5. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 4. Размер: 88кб.
Часть текста: и его поразили отчеты. [...] Отчет о типографии 350.000 франков - устроена она якобы для того, чтобы дать возможность работать беженцам, а работает там только 9 человек. [...] Скоро они удалились. Днем у нас долго сидел Мирский 2 . [...] Был Ландау. [...] Вечером у нас был Ельяшевич 3 . [...] Струве он считает одним из крупных людей нашего времени. Говорили о "Деловом комитете". Его формула: "Можно войти в деловой комитет только тем, кто сумеет накормить беженцев, не растратив имущества русского. А то распродадут весь флот и, если падут большевики, не на чем будет перевезти ничего из Крыма в Одессу". [...] 20 дек. / 2 янв. Ян проснулся поздно. Настроение у него тяжелое. Он сказал: "вот поправился, а зачем - неизвестно. Хуже жизни никогда не было". [...] Вчера у Толстых [...] были принц Ольденбургский, Фондаминский, Авксентьев, Тэффи, Балавинский, Ландау и еще кто-то. Ольденбургский очень интересуется эсерами и Толстой, с которым он уже на "ты", сводит его с ними. Устраивает его рассказ в их журнал. 23 дек. / 5 янв. [...] Сегодня, когда мы садились в автомобиль, я видела в окне Авксентьева массу эсеровских голов, очень возбужденных и довольных. Приехал Виктор Чернов 4 . - "Они, кажется, вполне уверились, что опять их времечко настало, опять царствовать начнут", - сказал Ян, усмехаясь. 24 дек. / 6 янв. [...] Вечером пришли Толстые, мы...

© 2000- NIV