Cлово "ВОКЗАЛ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОКЗАЛЕ, ВОКЗАЛА, ВОКЗАЛУ, ВОКЗАЛОМ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 29.
2. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 12.
3. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 11.
4. Чаша жизни
Входимость: 9.
5. Генрих
Входимость: 9.
6. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 7.
7. Несрочная весна
Входимость: 7.
8. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 6.
9. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 6.
10. Пыль
Входимость: 6.
11. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 6.
12. Иоанн рыдалец
Входимость: 5.
13. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 5.
14. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 5.
15. Митина любовь
Входимость: 4.
16. Помещик Воргольский. Из очерков "Старое и новое"
Входимость: 4.
17. Дневники Бунина (1918)
Входимость: 4.
18. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 4.
19. Таня
Входимость: 4.
20. Автобиографические заметки
Входимость: 4.
21. Воспоминания Бунина
Входимость: 4.
22. Деревня (часть 2)
Входимость: 3.
23. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 3.
24. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 3.
25. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 3.
26. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 4, 9 апреля 1891 г.
Входимость: 3.
27. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 3.
28. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3.
29. Зойка и Валерия
Входимость: 3.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 3.
31. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 3.
32. Петлистые уши
Входимость: 3.
33. Новая дорога
Входимость: 3.
34. Гегель, фрак, метель
Входимость: 3.
35. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 9)
Входимость: 3.
36. Третий класс
Входимость: 3.
37. Отто Штейн
Входимость: 3.
38. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 3.
39. Бунин И. А. - Зурову Л. Ф., 9 ноября 1929 г.
Входимость: 3.
40. Игнат
Входимость: 3.
41. Кавказ
Входимость: 3.
42. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 3.
43. Без роду-племени
Входимость: 2.
44. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 4 мая 1899 г.
Входимость: 2.
45. Окаянные дни
Входимость: 2.
46. Бунинские места
Входимость: 2.
47. Репин
Входимость: 2.
48. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 14 июля 1894 г.
Входимость: 2.
49. Красный генерал
Входимость: 2.
50. Бунин И. А. - Телешову Н. Д., 26 декабря 1897 г.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 29. Размер: 204кб.
Часть текста: в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к...
2. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 12. Размер: 95кб.
Часть текста: батуринские дни были вместе с тем и последними днями всей прежней жизни нашей семьи. Мы все понимали, что прежнее на исходе. Отец говорил матери: "Разлетается, душа моя, наше гнездо! В самом деле, Николай это гнездо уже бросил, Георгий собирался бросать, - срок его поднадзорности кончился; оставался один я; но шел и мой черед. И все таки, как водится, никто из нас (кроме, конечно, матери) ничего не додумывал, я тем более. II Опять, еще раз была весна. И опять казалась она мне такой, каких еще не было, началом чего-то совсем не похожего на все мое прошлое. Во всяком выздоровлении бывает некое особенное утро, когда, проснувшись, чувствуешь наконец уже полностью ту простоту, будничность, которая и есть здоровье, возвратившееся обычное состояние, хотя и отличающееся от того, что было до болезни, какою-то новой опытностью, умудренностью. Так проснулся и я однажды в тихое и солнечное майское утро в своей угловой комнате, окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной ...
3. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 11. Размер: 58кб.
Часть текста: Потом видели безобразно раскрашенную церковь Ивана Воина. Там готовились крестить ребенка. Возвращались на пьяном извозчике, похожем на Андреева. От него воняло денатур[атным] спиртом, который пьют с квасом. Он сказал: "Дед на бабку не пеняет, что от бабки воняет". Вчера были на Ваганьков[ском] кладб[ище]. Вся роща в инее. Грелись на Александр[овском] вокзале. Лакей знакомый, из Лоскутной, жалеет о ней - "привык в кругу литераторов жить", держал чайную возле Харькова, но "потерпел фиаско". Потом Кремль, долго сидели в Благовещ[енском] соборе. Изумительно хорошо. Слушали часть всенощ[ной] в Архангельском. Заехали в Зачатьевский монастырь. Опять восхитили меня стихиры. В Чудове, однако, лучше. В 12 ночи поехали в Успенск[ий] собор. Черный бесконечный хвост народа. Не пустили без очереди. Городовой не позволил даже в дверь боковую, в стекла заглянуть - "нечего там смотреть!" Нынче часа в 4 Нов[о]-Дев[ичий] монастырь. Иней. К закату деревья на золотой эмали. Очень странны при дневном свете рассеянные над могилами красные точки огоньков, неугасимых лампад. [Следующие записи переписаны на машинке: ] 2 Января 1915 г. Иней, сумерки. Розовеют за садом, в инее, освещенные окна. 3 Января В 2 часа поехали с Колей в Троице-Сергиевскую Лавру. Были в Троицком соборе у всенощной. Ездили в темноте, в мятель, в Вифанию. Лавра внушительна, внутри тяжело и вульгарно. 4 Января Были в Скиту, у Черниговской Божьей Матери. Акафисты в подземной церковке. Поп выделывал голосом разные штучки. Вернулись в Москву вечером. Федоров. 5 Января Провожал Федорова на Николаевский вокзал - поехал в Птб., а потом в Варшаву. Вечером у нас гости, Любочка. Был на заседании. Князь Евг. Трубецкой. [...] 7 Января Поздно встал. Читаю корректуру. Серый день. Все вспоминаются...
4. Чаша жизни
Входимость: 9. Размер: 42кб.
Часть текста: в то лето, каждый вечер ходила гулять в городской сад или кладбищенскую рощу, носила цветистый мордовский костюм, большим бантом красной шелковой ленты завязывала конец толстой русой косы и, чувствуя себя красивой, окруженной вниманием, все напевала и откидывала голову назад. Из всех ее поклонников нравился ей один Иорданский. Но она его боялась. Он пугал ее своей молчаливой любовью, огнем черных глаз и синими волосами, она вспыхивала, встречаясь с ним взглядом, и притворялась надменной, не видящей его. А Селихов был губернский франт, он держался всех любезнее, смешил ее подруг, был остроумен, находчив и заносчиво, играя тросточкой, поглядывал на Иорданского, даром что мал был ростом. Да и заштатному священнику казался он приятным и дельным молодым человеком, не то что Иорданский, дюжий и нищий семинар. И однажды, в июльский вечер, когда в городе все катались, все гуляли и в золотистой пыли, поднятой стадом, садилось в конце Долгой улицы солнце, когда шла Саня в кладбищенскую рощу под руку с Селиховым, а сзади, среди подруг Сани, шагал сумрачный Иорданский и, покачиваясь, гудел великан Горизонтов, тоже семинарист, Селихов небрежно глянул на них через плечо и, наклоняясь к ее лицу, нежно прижимая ее руку, вполголоса сказал: - Я желал бы воспользоваться этой ручкой навеки, Александра Васильевна. II Тридцать лет, избегая встречаться, почти никогда не видя друг друга, не забывали друг о друге Иорданский и Селихов. Все свои силы употребили они на состязание в достижении известности, достатка и почета. Давным-давно жили они оба в Стрелецке и, состязаясь, многого достигли. Иорданский стал протоиереем и весь уезд дивил...
5. Генрих
Входимость: 9. Размер: 26кб.
Часть текста: стоявший в своем мундирчике, пока лифт медленно тянулся вверх, - вдруг стало жалко покидать все это, давно знакомое, привычное. "И правда, зачем я еду?" Он посмотрел на себя в зеркало: молод, бодр, сухо-породист, глаза блестят, иней на красивых усах, хорошо и легко одет... в Ницце теперь чудесно, Генрих отличный товарищ... а главное, всегда кажется, что где-то там будет что-то особенно счастливое, какая-нибудь встреча... остановишься где-нибудь в пути, - кто тут жил перед тобою, что висело и лежало в этом гардеробе, чьи это забытые в ночном столике женские шпильки? Опять будет запах газа, кофе и пива на венском вокзале, ярлыки на бутылках австрийских и итальянских вин на столиках в солнечном вагоне-ресторане в снегах Земмеринга, лица и одежды европейских мужчин и женщин, наполняющих этот вагон к завтраку... Потом ночь, Италия... Утром, по дороге вдоль моря к Ницце, то пролеты в грохочущей и дымящей темноте туннелей и слабо горящие лампочки на потолке купе, то остановки и что-то нежно и непрерывно звенящее на маленьких станциях в цветущих розах, возле млеющего в жарком солнце, как сплав драгоценных камней, заливчике... И он быстро пошел по коврам теплых коридоров Лоскутной. В номере было тоже тепло, приятно. В окна еще светила вечерняя заря, прозрачное вогнутое небо. Все было прибрано, чемоданы готовы. И опять стало немного грустно - жаль покидать привычную комнату и всю московскую зимнюю жизнь, и Надю, и Ли... Надя должна была вот-вот забежать проститься. Он поспешно спрятал в чемодан вино и фрукты, бросил пальто и шапку на диван за круглым столом и тотчас услыхал скорый стук в дверь. Не успел отворить, как она вошла и обняла его, вся холодная и нежно-душистая, в беличьей шубке, в беличьей шапочке, во всей свежести своих шестнадцати лет, мороза, раскрасневшегося личика и ярких зеленых глаз. - Едешь? - Еду, Надюша......

© 2000- NIV