Cлово "ОПУСТИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОПУСТИЛ, ОПУСТИЛА, ОПУСТИТ, ОПУСТИЛИ

1. Митина любовь
Входимость: 5. Размер: 116кб.
2. Натали
Входимость: 4. Размер: 60кб.
3. Деревня (часть 2)
Входимость: 4. Размер: 58кб.
4. Галя Ганская
Входимость: 3. Размер: 16кб.
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3. Размер: 204кб.
6. Без роду-племени
Входимость: 3. Размер: 29кб.
7. Игнат
Входимость: 3. Размер: 57кб.
8. Деревня (часть 1)
Входимость: 3. Размер: 111кб.
9. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 3. Размер: 74кб.
10. Генрих
Входимость: 3. Размер: 26кб.
11. Сосны
Входимость: 3. Размер: 21кб.
12. На даче
Входимость: 3. Размер: 74кб.
13. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2. Размер: 58кб.
14. Песнь о Гайавате. Пост Гайаваты
Входимость: 2. Размер: 11кб.
15. На чужой стороне
Входимость: 2. Размер: 11кб.
16. Солнечный удар
Входимость: 2. Размер: 15кб.
17. Суходол
Входимость: 2. Размер: 114кб.
18. Братья
Входимость: 2. Размер: 52кб.
19. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2. Размер: 77кб.
20. Песнь о Гайавате. Смерть Квазинда
Входимость: 2. Размер: 4кб.
21. Ночной разговор
Входимость: 2. Размер: 43кб.
22. Безумный художник
Входимость: 2. Размер: 20кб.
23. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 2. Размер: 70кб.
24. Учитель
Входимость: 2. Размер: 70кб.
25. Зойка и Валерия
Входимость: 2. Размер: 27кб.
26. Поздней ночью
Входимость: 2. Размер: 5кб.
27. Дельта
Входимость: 2. Размер: 11кб.
28. Три рубля
Входимость: 2. Размер: 10кб.
29. Бунин И. А. - Толстому Л. Н., 21 марта 1896 г.
Входимость: 2. Размер: 6кб.
30. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XVII
Входимость: 2. Размер: 21кб.
31. Белая лошадь
Входимость: 2. Размер: 35кб.
32. Худая трава (Оброк)
Входимость: 2. Размер: 41кб.
33. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 2. Размер: 151кб.
34. Песнь о Гайавате. Погоня за По-пок-кивисом
Входимость: 2. Размер: 12кб.
35. Жизнь Арсеньева
Входимость: 2. Размер: 103кб.
36. Сны
Входимость: 2. Размер: 13кб.
37. Весной, в Иудее
Входимость: 1. Размер: 11кб.
38. Хорошая жизнь
Входимость: 1. Размер: 48кб.
39. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 1. Размер: 28кб.
40. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., Июнь 1942 г.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
41. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
42. Последний день
Входимость: 1. Размер: 14кб.
43. Поэту
Входимость: 1. Размер: 1кб.
44. Аглая
Входимость: 1. Размер: 19кб.
45. Мелитон
Входимость: 1. Размер: 12кб.
46. Веселый двор
Входимость: 1. Размер: 71кб.
47. Дневники Бунина (1897-1903)
Входимость: 1. Размер: 10кб.
48. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 1. Размер: 56кб.
49. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 1. Размер: 71кб.
50. Древний человек
Входимость: 1. Размер: 18кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Митина любовь
Входимость: 5. Размер: 116кб.
Часть текста: с домов капали капели, дворники скалывали лед с тротуаров, сбрасывали липкий снег с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что...
2. Натали
Входимость: 4. Размер: 60кб.
Часть текста: и они морщились: "Шел бы ты, Мещерский, в монахи!" В то лето я уже не краснел бы. Приехав домой на каникулы, я решил, что настало и для меня время быть, как все, нарушить свою чистоту, искать любви без романтики и, в силу этого решения да и желания показать свой голубой околыш, стал ездить в поисках любовных встреч по соседним имениям, по родным и знакомым. Так попал я в имение моего дяди по матери, отставного и давно овдовевшего улана Черкасова, отца единственной дочери, а моей двоюродной сестры Сони... Я приехал поздно, и в доме встретила меня только Соня. Когда я выскочил из тарантаса и вбежал в темную прихожую, она вышла туда в ночном фланелевом халатике, высоко держа в левой руке свечку, подставила мне для поцелуя щеку и сказала, качая головой со своей обычной насмешливостью: - Ах, вечно и всюду опаздывающий молодой человек! - Ну, уж на этот раз никак не по своей вине, - ответил я. - Опоздал не молодой человек, а поезд. - Тише, все спят. Целый вечер умирали от нетерпения, ожидания и наконец махнули на тебя рукой. Папа ушел спать рассерженный, обругав тебя вертопрахом, а Ефрема, очевидно оставшегося на станции до утреннего поезда, старым дураком. Натали ушла обиженная, прислуга тоже разошлась, одна я оказалась терпелива и верна тебе. Ну, раздевайся и пойдем ужинать. Я ответил, любуясь ее синими глазами и поднятой, открытой до плеча рукой: - Спасибо, милый друг. Убедиться в твоей верности мне теперь особенно приятно - ты стала совершенной красавицей, и я имею на тебя самые серьезные виды. Какая рука, шея и как соблазнителен этот мягкий халатик, под которым, верно, ничего нет! Она засмеялась: - Почти ничего. Но и ты стал хоть куда и очень возмужал....
3. Деревня (часть 2)
Входимость: 4. Размер: 58кб.
Часть текста: имеющей более ста миллионов безграмотных. Он рос в Черной Слободе, где еще до сих пор насмерть убивают в кулачных боях, среди великой дикости н глубочайшего невежества. Буквам и цифрам выучил его и Тихона сосед, заливщик калош Белкин; но и то только потому, что работы у него никогда не было, - уж какие там калоши в Слободе! - что драть кого-нибудь за "виски" всегда приятно и что не все же сидеть на завалинке распояской, наклонив и подставив солнцу лохматую голову, поплевывая на пыль между босыми ногами. В базарной лавке Маторина братья постигли письмо, чтение, стал Кузьма и книжками увлекаться, которые дарил ему базарный вольнодумец и чудак, старик-гармонист Балашкин. Но до чтения ли в лавке! Маторин очень часто кричал: "Я тебе ухи оболтаю за твоих Гуаков, дьяволенок ты этакий!" Там Кузьма и писать стал, - начал рассказом о том, как один купец ехал в страшную грозу, ночью по Муромским лесам, попал на ночлег к разбойникам и был зарезан. Кузьма горячо изложил его предсмертные мольбы, думы, его скорбь о своей неправедной и "так рано пресекшейся жизни...". Но базар без пощады окатил его холодной водой: - Ну и дурак же ты, прости господи! "Рано!" Давно пора черту пузатому! Да и как же это ты узнал-то, что он думал? Ведь его же зарезали? Тогда Кузьма написал кольцовским ладом песню престарелого витязя, завещающего сыну своего верного коня. "Он носил меня в моей молодости!" - восклицал в песне витязь. - Так! - сказали ему. - Сколько же лет было этому самому коню? Ах, Кузьма, Кузьма! Ты бы лучше дельное-то...
4. Галя Ганская
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Часть текста: весна, - сказал моряк. - Ты, как одессит, еще лучше меня знаешь всю ее совершенно особенную прелесть - это смешение уже горячего солнца и морской еще зимней свежести, яркого неба и весенних морских облаков. И в такие дни весенняя женская нарядность на Дерибасовской... Художник, раскуривая трубку, крикнул: "Garcon, un demi!" 14 - и живо обернулся к нему: - Извини, я тебя перебил. Представь себе - говоря о Париже, я тоже думал об Одессе. Ты совершенно прав, - одесская весна действительно нечто особенное. Только я всегда вспоминаю как-то нераздельно парижские весны и одесские, они у меня чередовались, ты ведь знаешь, как часто ездил я в те времена в Париж весной... Помнишь Галю Ганскую? Ты видел ее где-то и говорил мне, что никогда не встречал прелестней девочки. Не помнишь? Но все равно. Я сейчас, заговорив о тогдашнем Париже, думал как раз и о ней, и о той весне в Одессе, когда она впервые зашла ко мне в мастерскую. Вероятно, у каждого из нас найдется какое-нибудь особенно дорогое любовное воспоминание или какой-нибудь особенно тяжкий любовный грех. Так вот Галя есть, кажется, самое прекрасное мое воспоминание и мой самый тяжкий грех, хотя, видит Бог, все-таки невольный. Теперь это дело столь давнее, что я могу рассказать тебе его с полной откровенностью... Я знал ее еще подростком. Росла она без матери, при отце, которого мать уже давно бросила. Был он очень состоятельный человек, а по профессии неудавшийся художник, любитель, как говорится, но такой страстный, что, кроме живописи, не интересовался ничем в мире и всю жизнь занимался только тем, что стоял за мольбертом и загромождал свой дом - у него была усадьба в Отраде - старыми и новыми картинами, скупая все, что ему нравилось, всюду, где возможно. Очень красивый был человек,...
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3. Размер: 204кб.
Часть текста: улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый...

© 2000- NIV