Cлово "ЗВОНИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗВОНИЛИ, ЗВОНЯТ, ЗВОНИЛ, ЗВОНИТ

1. Окаянные дни
Входимость: 4.
2. Бунина-Муромцева Вера: То, что я запомнила о Нобелевской премии
Входимость: 4.
3. Туман
Входимость: 4.
4. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
5. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 3.
6. Воды многие
Входимость: 2.
7. Деревня (часть 2)
Входимость: 2.
8. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2.
9. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 2.
10. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
11. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 2.
12. Всходы новые
Входимость: 2.
13. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 2.
14. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 2.
15. Казимир Станиславович
Входимость: 2.
16. Устами Буниных. 1949 - 1953 гг.
Входимость: 2.
17. Муза
Входимость: 2.
18. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 2.
19. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 5 июля 1954 г.
Входимость: 2.
20. Логинова-Муравьева Т.: Воспоминания
Входимость: 2.
21. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 2.
22. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 1.
23. Адамович Г. В. - Бунину И. А., 31 июля 1927 или 1928 г.
Входимость: 1.
24. Клаша
Входимость: 1.
25. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 1.
26. Босоножка
Входимость: 1.
27. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 1.
28. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 10 февраля 1933 г.
Входимость: 1.
29. Бунин И. А. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 26 января 1940 г.
Входимость: 1.
30. Благосклонное участие
Входимость: 1.
31. Стрижи
Входимость: 1.
32. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 1.
33. Адамович Г. В. - Бунину И. А., 10 мая 1929 г.
Входимость: 1.
34. Софийский звон
Входимость: 1.
35. Адамович Г. В. - Буниной В. Н., 30 апреля 1960 г.
Входимость: 1.
36. Бернар
Входимость: 1.
37. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 1.
38. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VI
Входимость: 1.
39. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 9 июня 1941 г.
Входимость: 1.
40. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 1.
41. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 3 октября 1958 г.
Входимость: 1.
42. Красные фонари
Входимость: 1.
43. Устами Буниных. 1931 г.
Входимость: 1.
44. Дневники Бунина (1918)
Входимость: 1.
45. Молодость
Входимость: 1.
46. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 23 апреля 1954 г.
Входимость: 1.
47. Антоновские яблоки
Входимость: 1.
48. Устами Буниных. 1920 г.
Входимость: 1.
49. Безумный художник
Входимость: 1.
50. Проводы
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Окаянные дни
Входимость: 4. Размер: 47кб.
Часть текста: так. А кругом нечто поразительное: почти все почему-то необыкновенно веселы,- кого ни встретишь на улице, просто сияние от лица исходит: - Да полно вам, батенька! Через две-три недели самому же совестно будет... Бодро с веселой нежностью (от сожаления ко мне, глупому) тиснет руку и бежит дальше. ----- Нынче опять такая же встреча,- Сперанский из "Русских Ведомостей". А после него встретил в Мерзляковском старуху. Остановилась, оперлась на костыль дрожащими руками и заплакала: - Батюшка, возьми ты меня на воспитание! Куда ж нам теперь деваться? Пропала Россия, на тринадцать лет, говорят, пропала! 7 января. Был на заседании "Книгоиздательства писателей",- огромная новость: "Учредительное Собрание" разогнали! О Брюсове: все левеет, "почти уже форменный большевик". Не удивительно. В 1904 году превозносил самодержавие, требовал (совсем Тютчев!) немедленного взятия Константинополя. В 1905 появился с "Кинжалом" в "Борьбе" Горького. С начала войны с немцами стал ура-патриотом. Теперь большевик. 5 февраля. С первого февраля приказали быть новому стилю. Так что по-ихнему нынче уже восемнадцатое. Вчера был на собрании "Среды". Много было "молодых". Маяковский, державшийся, в общем, довольно пристойно, хотя все время с какой-то хамской независимостью, щеголявший стоеросовой прямотой суждений, был в мягкой рубахе без галстука и почему-то с поднятым воротником пиджака, как ходят плохо бритые личности, живущие в скверных номерах, по утрам в нужник. Читали Эренбург, Вера Инбер. Саша Койранский сказал про них: Завывает Эренбург, Жадно ловит Инбер клич его,- Ни Москва, ни Петербург Не заменят им Бердичева. 6 февраля. В газетах - о начавшемся наступлении немцев. Все говорят: "Ах, если бы!" Ходили на Лубянку. Местами "митинги". Рыжий, в пальто с каракулевым круглым воротником, с рыжими кудрявыми бровями, с свежевыбритым лицом в пудре и с золотыми пломбами ...
2. Бунина-Муромцева Вера: То, что я запомнила о Нобелевской премии
Входимость: 4. Размер: 10кб.
Часть текста: же пошли. Леня не пошел, сказав, что будет ждат&; телеграммы, и спросил, в каком (синема) они будут. Я велела затопить ванну и около 4 ч. взяла ее. Затем легла и стала читать в ожидании, когда молодая новая наша femme de mИnage выгладит белье и мы с ней примемся за стирку. Перед этим я помолилась. Звонок по телефону. Прошу Леню подойти. Через секунду он зовет меня. Беру трубку. Спрашивают: хочу ли я принять телефон из Стокгольма. Тут меня охватывает волнение, главное - говорить через тысячи километров. И когда мне снова звонят и я сквозь шум, гул, какие-то голоса, улавливаю отдельные слова: "Votre mari, priz Nobel, voudrais parler a Mr. Bounine..." 6 - то моя рука начинает ходить ходуном... Я прошу Леню взять второй "слушатель". И говорю: "Mon mari est sorti, dans une petites demi-heure il va rentrer" 7 , и мы опять оба слышим, что это из газеты, но название не удерживается в памяти, и опять отдельные слова долетают до нас из далекого Стокгольма: "votre mari", "priz Nobel..." Леня летит в синема. Денег не берет: "так пройду"... И я остаюсь одна, и двадцать...
3. Туман
Входимость: 4. Размер: 11кб.
Часть текста: гремучими свистками и топотом ног по палубе, полусонные, озябшие и встревоженные, один за другим стали появляться у рубки. Шел беспорядочный говор, а серые космы тумана, как живые, медленно ползя по пароходу. Помню, что вначале это сильно беспокоило. Колокол почти непрерывно звонил на баке, из трубы с тяжким хрипом вырывался угрожающий рев; и все тупо смотрели на растущий туман. Он вытягивался, изгибался, плыл дымом и порою так густо окутывал пароход, что мы казались друг другу призраками, двигающимися во мгле. Похоже было на хмурые осенние сумерки, когда неприятно дрогнешь от сырости и чувствуешь, как зеленеет лицо. Потом туман сделался немного светлее, ровней и, значит, безнадежнее. Пароход снова шел, по так робко, что дрожь от работающей машины была почти беззвучна. Не переставая звонить, он направлялся теперь все дальше от берегов, к югу, где непроницаемая густота тумана наливалась уже настоящими сумерками, - тоскливой аспидной мутью, за которой в двух шагах чудился конец света, жуткая пустыня пространства. С рей, с навесов и снастей капала вода. Мокрая угольная пыль, летевшая из трубы, черным дождем сыпалась возле нее. Хотелось хоть что-нибудь рассмотреть в ненастной дали, но туман окутывал, как сон. притуплял слух и зрение; пароход был похож но воздушный корабль, перед глазами была серая муть, на ресницах - холодная паутина, и матрос, который курил невдалеке от меня, обсасывая мокрые соленые усы, казался мне порою таким, точно я видел его во сне… В шесть часов мы снова стали. Вспыхнуло сквозь туман живым глазком электричество в фонаре на мачте, черными клубами величаво повалил дым из жерла тяжелой и приземистой трубы и повис в воздухе. Колокол без смысла и однообразно звонил на носу где-то мрачным и тоскливым голосом простонала «сирена»... может быть, и не существующая, а созданная...
4. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3. Размер: 204кб.
Часть текста: В первый день в Орле я проснулся еще тем, каким был в пути, - одиноким, свободным, спокойным, чужим гостинице, городу, - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и...
5. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 3. Размер: 73кб.
Часть текста: Много мужиков и солдат; сидят на полу, и идиотски кричит Анюта-дурочка. В сенях вагона 1-го класса мешки, солдаты. По поезду идет солдатский контроль. Ко мне: сколько мне лет, не дезертир ли? Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней. Пришли мужики, не дали отправить. Коля рассказывал, что Лида говорила: в с. Куначьем (где попом отец Ив. Алексеевича, ее мужа) есть чудотворная икона Николая Угодника. Мужики, говоря, что все это "обман", постановили "изничтожить" эту икону. Но 9-го мая разразилась метель - испугались. Тупик говорит, что в с. Ламском мужики загалдели, зашумели, когда в церкви запели: "Яко до царя": "Какой такой теперь царь? Это еще что такое?" В Ефремове в городском саду пьяный солдат пел: Выну саблю, выну востру И срублю себе главу - Покатилася головка Во зеленую траву. Замечательно это "себе". В Ефремове мужики приходили в казначейство требовать, чтобы им отдали все какие есть в казначействе деньги: "Ведь это деньги царские, а теперь царя нету, значит, деньги теперь наши". <...> 7 июля. <....>...

© 2000- NIV