Cлово "ЗАПОМНИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЗАПОМНИЛ, ЗАПОМНИЛА, ЗАПОМНИЛО, ЗАПОМНИЛИ

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 8.
2. Рассказ о Иване Бунине его родственника Юрия Бунина
Входимость: 4.
3. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3.
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 3.
5. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 3.
6. Игнат
Входимость: 3.
7. Дневники Бунина (1916)
Входимость: 2.
8. Митина любовь
Входимость: 2.
9. Бунина-Муромцева Вера: То, что я запомнила о Нобелевской премии
Входимость: 2.
10. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 2.
11. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 2.
12. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 2.
13. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 2.
14. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 2.
15. Суходол
Входимость: 2.
16. При дороге
Входимость: 2.
17. Учитель
Входимость: 2.
18. Полтавец Е. Ю.: Лев Толстой и Иван Бунин – "птицы небесные" русской литературы
Входимость: 2.
19. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 3)
Входимость: 2.
20. Российская человечина
Входимость: 2.
21. Старуха
Входимость: 2.
22. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
23. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 2.
24. Тамарин А. А.: У академика Бунина. Беседа
Входимость: 1.
25. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 1.
26. Аглая
Входимость: 1.
27. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 1.
28. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава V
Входимость: 1.
29. Воспоминания о Бунине, беседы
Входимость: 1.
30. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 1.
31. Бунинские места
Входимость: 1.
32. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 1.
33. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 1.
34. Софийский звон
Входимость: 1.
35. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 1.
36. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1.
37. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 30 декабря 1902 г.
Входимость: 1.
38. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 1.
39. Адамович Г. В. - Бунину И. А., 18 апреля 1945 г.
Входимость: 1.
40. Бунина В. H. - Ставраки Е. П., 5 июля 1945 г.
Входимость: 1.
41. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 1.
42. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 1.
43. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 1.
44. Янин Игорь: Иван Алексеевич Бунин
Входимость: 1.
45. Песнь о Гайавате. Пост Гайаваты
Входимость: 1.
46. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 25 февраля 1948 г.
Входимость: 1.
47. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава II
Входимость: 1.
48. Визитные карточки
Входимость: 1.
49. Безумный художник
Входимость: 1.
50. Записи (о современниках)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 8. Размер: 90кб.
Часть текста: с небольшим декольте на груди, а военный в кресле одет сложно и блестяще, с густыми эполетами, с орденами, - мой крестный отец, генерал Сипягин". "Еще вспоминается, а, может быть, это мне и рассказывала мать, что я иногда, когда она сидела с гостями, вызывал ее, маня пальчиком, чтобы она дала мне грудь, - она очень долго кормила меня, не в пример другим детям". Мать его, Людмила Александровна, всегда говорила мне, что "Ваня с самого рождения отличался от остальных детей", что она всегда знала, что он будет "особенный", "ни у кого нет такой тонкой души, как у него" и "никто меня так не любит, как он..." "В Воронеже он, моложе двух лет", - вспоминала она со счастливой улыбкой, - "ходил в соседний магазин за конфеткой. Его крестный, генерал Сипягин, уверял, что он будет большим человеком... генералом!" В Воронеже Бунины поселились за три года до рождения Вани, для образования старших сыновей: Юлия, который родился на 13 лет раньше Вани, и Евгения, который был на год моложе Юлия. Выбрали они этот город потому, что были еще у них имения в этой губернии, и там жили родственники Бунины, помещики и домовладельцы. Юлий был на редкость способным, учился блестяще. Например, пока учитель диктовал экстемпорале по-русски, Юлий писал по-латыни. Способен он был и к математическим наукам. Евгений учился плохо, вернее, совсем не учился, рано бросил гимназию; он был одарен, как художник, но в те годы живописью не интересовался, больше гонял голубей. Отец, Алексей Николаевич, живя в Воронеже, не пил, и Иван родился в трезвый период его жизни. Зато он предавался другой своей страсти - картам, проводя каждую ночь в клубе,...
2. Рассказ о Иване Бунине его родственника Юрия Бунина
Входимость: 4. Размер: 19кб.
Часть текста: 22 октября 1870 года. "...мне казалось, - пишет Иван Алексеевич в 1940 году, - да и теперь иногда кажется, что я что-то помню из жизни в Воронеже, где я родился и существовал три года. Но все это вольные выдумки, желание хоть что-нибудь найти в пустоте памяти о том времени. Довольно живо вижу одно, нечто красивое: я прячусь за портьеру в дверях гостиной и тайком смотрю на нашу мать на диване, а в кресле перед ней на военного: мать очень красива, в шелковом с приподнятым расходящимся в стороны воротником платье с небольшим декольте на груди, а военный в кресле одет сложно и блестяще, с густыми эполетами, с орденами, - мой крестный отец, генерал Сипягин". Вера Николаевна Муромцева, жена Бунина, вспоминает: "Мать его, Людмила Александровна, всегда говорила мне, что "Ваня с самого рождения отличался от остальных детей", что она всегда знала, что он будет "особенный", "ни у кого нет такой тонкой души, как у него"... "В Воронеже он, моложе двух лет, ходил в соседний магазин за конфеткой. Его крестный, генерал Сипягин, уверял, что он будет большим человеком... генералом!" Отец, Алексей Николаевич Бунин, бывал...
3. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 3. Размер: 47кб.
Часть текста: у него был тот резон, что, во-первых, он был богат, а во-вторых, только что приступал к жизни, несмотря на свои пятьдесят восемь лет. До этой поры он не жил, а лишь существовал, правда очень недурно, но все же возлагая все надежды на будущее. Он работал не покладая рук, - китайцы, которых он выписывал к себе на работы целыми тысячами, хорошо знали, что это значит! - и, наконец, увидел, что сделано уже много, что он почти сравнялся с теми, кого некогда взял себе за образец, и решил передохнуть. Люди, к которым принадлежал он, имели обычай начинать наслаждения жизнью с поездки в Европу, в Индию, в Египет. Положил и он поступить так же. Конечно, он хотел вознаградить за годы труда прежде всего себя; однако рад был и за жену с дочерью. Жена его никогда не отличалась особой впечатлительностью, но ведь вое пожилые американки страстные путешественницы. А что до дочери, девушки на возрасте и слегка болезненной, то для нее путешествие было прямо необходимо - не говоря уже о пользе для здоровья, разве не бывает в путешествиях счастливых встреч? Тут иной раз сидишь за столом или рассматриваешь фрески рядом с миллиардером. Маршрут был выработан господином из Сан-Франциско обширный. В декабре и январе он надеялся наслаждаться солнцем Южной Италии, памятниками древности, тарантеллой, серенадами бродячих певцов и тем, что люди в его годы чувствую! особенно тонко, - любовью молоденьких неаполитанок, пусть даже и не совсем бескорыстной, карнавал он думал провести в Ницце, в Монте-Карло, куда в эту пору стекается самое отборное общество, - то самое, от которого зависят вое блага цивилизации: и фасон смокингов, и прочность тронов, и объявление войн, и благосостояние отелей, - где одни с азартом предаются автомобильным и парусным гонкам, другие рулетке, третьи тому, что принято называть флиртом, а четвертые - стрельбе в голубей, которые очень...
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 3. Размер: 111кб.
Часть текста: русскую старину. Большие дороги отживали свой век. Отживала и Чернавская. Ее прежние колеи зарастали травой, старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как бы заводную игрушку - маленький, но заносчивый паровозик, из головастой трубы которого валил назад хвост дыма, и зеленые, желтые и синие домики с торопливо крутящимися под ними колесами. Паровоз, домики, возбуждавшие желанье пожить в них, их окошечки, блестевшие против солнца, этот быстрый и мертвый бег колес - все было очень странно и занятно; но хорошо помню, что все же гораздо больше влекло меня другое, то, что рисовалось моему воображенью там, за железной дорогой, где виднелись лозины таинственной и страшной Становой. Татары, Мамай, Митька... Несомненно, что именно в этот вечер впервые коснулось меня сознанье, что я ...
5. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 3. Размер: 37кб.
Часть текста: общество и хорошую литературу, много читавший и думавший, очень наблюдательный и способный ко всему, за что брался, легко схватывавший суть всякого дела, настойчивый в работе и острый на язык, он врожденное свое дарование отгранил до высокой степени [52, 41]. Викентий Викентьевич Вересаев: Поразительно было в Бунине то, что мне приходилось наблюдать и у некоторых других крупных художников: соединение совершенно паршивого человека с непоколебимо честным и взыскательным к себе художником. И рядом с этим никакое ожидание самых крупных гонораров или самой громкой славы не могло бы заставить его написать хоть одну строчку, противоречащую его художественной совести. Все, что он писал, было отмечено глубочайшею художественною адекватностью и целомудрием [20, 454]. Иван Алексеевич Бунин. В записи Н. А. Пушешникова: Я, вероятно, все-таки рожден стихотворцем. ‹…› Для меня главное — это найти звук. Как только я его нашел — все остальное дается само собой. Я уже знаю, что дело кончено. Но я никогда не пишу того, что мне хочется, и так, как мне хочется. Не смею. Мне хочется писать без всякой формы, не согласуясь ни с какими литературными приемами. Но какая мука, какое невероятное страдание литературное искусство! Я начинаю писать, говорю самую простую фразу, но вдруг вспоминаю, что подобную этой фразе сказал не то Лермонтов, не то Тургенев. Перевертываю фразу на другой лад, получается пошлость, изменяю по-другому — чувствую, что опять не то, что так пишет Амфитеатров или Брешко-Брешковский… Многие слова — а их невероятно много — я никогда не употребляю, слова самые обыденные. Не могу. Иногда за все утро я в силах, и то с адскими муками, написать всего несколько строк. Я не знаю, как должен оплачиваться такой анафемский труд. А между тем я получаю по тысяче рублей за лист. И говорят, что это много. Я ехал на пароходе как-то...

© 2000- NIV