All-pages.com - http://www.all-pages.com

Cлово "ГРУСТИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГРУСТИ, ГРУСТИШЬ, ГРУСТИЛ, ГРУЩУ, ГРУСТИТ

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 11.
2. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 4.
3. Жизнь Арсеньева
Входимость: 4.
4. Руся
Входимость: 3.
5. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
6. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 3.
7. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 2.
8. Твардовский А.: О Бунине
Входимость: 2.
9. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18 апреля 1892 г.
Входимость: 2.
10. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 2.
11. Божье древо
Входимость: 2.
12. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 1.
13. * * * ("Таинственно шумит лесная тишина")
Входимость: 1.
14. Без роду-племени
Входимость: 1.
15. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 16 - 18 июля 1947 г.
Входимость: 1.
16. Древний человек
Входимость: 1.
17. В степи
Входимость: 1.
18. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 1.
19. Николаев П. А.: Бунин И. А. ("Русские писатели". Биобиблиографический словарь)
Входимость: 1.
20. У истока дней
Входимость: 1.
21. Поздней ночью
Входимость: 1.
22. Записки Д.С.Шора о путешествии в Палестину с Буниными
Входимость: 1.
23. Трясина
Входимость: 1.
24. На хуторе
Входимость: 1.
25. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 15 октября 1898 г.
Входимость: 1.
26. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 13 июня 1891 г.
Входимость: 1.
27. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 1.
28. * * * ("И снова вечер, степь и четко")
Входимость: 1.
29. Будни
Входимость: 1.
30. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 1.
31. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 29 декабря 1949 г.
Входимость: 1.
32. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 1.
33. Бунин И. А. - Адамовичу Г. В., 7 февраля 1948 г.
Входимость: 1.
34. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 1.
35. Веснянка
Входимость: 1.
36. "Версты"
Входимость: 1.
37. Лирник родион
Входимость: 1.
38. Велга
Входимость: 1.
39. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 29 июля 1894 г.
Входимость: 1.
40. Чаша жизни
Входимость: 1.
41. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 6 марта 1891 г.
Входимость: 1.
42. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 10 августа 1899 г.
Входимость: 1.
43. * * * ("Ночь печальна, как мечты мои")
Входимость: 1.
44. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., Середина сентября 1898 г.
Входимость: 1.
45. Веселый двор
Входимость: 1.
46. Натали
Входимость: 1.
47. Братья
Входимость: 1.
48. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 1.
49. На Днепре
Входимость: 1.
50. Бог
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 11. Размер: 151кб.
Часть текста: des Menschen bisher geschaf-fen hat? Jene Spannung der Seele im Ungliick, welche ihr die Starke anziichtet, ihre Schauer in Anbiick des grossen Zugrundegehens, ihre Erfindsamkeit und Tapferkeit im Tragen, Ausharren, Ausdeuten , Ausnutzen, des Ungliicks... ist es nicht ihr unter Leiden, unter der Zucht des grossen Leidens geschenkt worden?"  Friedrich Nietzsche (" Jenseits von Gut und Bose ", S . 225 ) 42 . На предлагаемых вниманию читателя страницах мы делаем характеристику общей линии развития новейшей русской лирики. При этом мы отступаем от обычного критического приема: мы не даем галереи литературных портретов, не производим анализа отдельных поэтических дарований. Наша позиция иная - проследить историю господствовавших в области лирики за истекшие тридцать лет мотивов. Правда, мы останавливаемся на разборе поэзии, например, Надсона, Владимира Соловьева 43 или Минского 44 , но названные лирики важны для нас не an und fur sich - исчерпывающим выяснением их политической физиономией мы не занимаемся, - для нас они имеют значение постольку, поскольку являются яркими выразителями определенных тенденций в лирике, поскольку полнее других вскрывают тот или другой мотив или ту или другую группу мотивов 45 . Отдельные поэты для нас - лишь примеры. Более того, мы не ставим себе задачею дать громоздкую коллекцию мотивов. Ограничиваемся немногими. Благодаря этому произведения некоторых даже из достаточно видных лириков останутся не цитированными. Наша цель дать читателям, знакомящимся с новейшей русской поэзией и изучающим ее,...
2. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 4. Размер: 68кб.
Часть текста: очертаниях дает образец благородства и простоты. Счастливо-старомодный и правоверный, автор не нуждается в "свободном стихе"; он чувствует себя привольно, ему не тесно во всех этих ямбах и хореях, которые нам отказало доброе старое время. Он принял наследство. Он не заботится о новых формах, так как еще далеко не исчерпано прежнее, и для поэзии вовсе не ценны именно последние слова. И дорого в Бунине то, что он - только поэт. Он не теоретизирует, не причисляет себя сам ни к какой школе, нет у него теории словесности: он просто пишет прекрасные стихи. И пишет их тогда, когда у него есть что сказать и когда сказать хочется. За его стихотворениями чувствуется еще нечто другое, нечто большее: он сам. У него есть за стихами, за душой. Его строки - испытанного старинного чекана; его почерк - самый четкий в современной литературе; его рисунок - сжатый и сосредоточенный. Бунин черпает из невозмущенного Кастальского ключа. И с внутренней и с внешней стороны его лучшие стихи как раз вовремя уклоняются от прозы (иногда он уклониться не успевает); скорее он прозу делает поэтичной, скорее он ее побеждает и претворяет в стихи, чем творит стихи, как нечто от нее отличное и особое. У него стих как бы потерял свою самостоятельность, свою оторванность от обыденной речи, но через это не опошлился. Бунин часто ломает свою строку посредине, кончает предложение там, где не кончился стих; но зато в результате возникает нечто естественное и живое, и нерасторжимая цельность нашего слова не приносится в жертву...
3. Жизнь Арсеньева
Входимость: 4. Размер: 103кб.
Часть текста: в отцовской усадьбе. У нас нет чувства своего начала и конца. И очень жаль, что мне сказали, когда именно я родился. Если бы не сказали, я бы теперь и понятия не имел о своем возрасте, - тем более, что я еще совсем не ощущаю его бремени, - и, значит, был бы избавлен от мысли, что мне будто бы полагается лет через десять или двадцать умереть. А родись я и живи на необитаемом острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным...
4. Руся
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Часть текста: На станции было темно и печально. Давно наступили сумерки, но на западе, за станцией, за чернеющими лесистыми полями, все еще мертвенно светила долгая летняя московская заря. В окно сыро пахло болотом. В тишине слышен был откуда-то равномерный и как будто тоже сырой скрип дергача. Он облокотился на окно, она на его плечо. - Однажды я жил в этой местности на каникулах, - сказал он. - Был репетитором в одной дачной усадьбе, верстах в пяти отсюда. Скучная местность. Мелкий лес, сороки, комары и стрекозы. Вида нигде никакого. В усадьбе любоваться горизонтом можно было только с мезонина, Дом, конечно, в русском дачном стиле и очень запущенный, - хозяева были люди обедневшие, - за домом некоторое подобие сада, за садом не то озеро, не то болото, заросшее кугой и кувшинками, и неизбежная плоскодонка возле топкого берега. - И, конечно, скучающая дачная девица, которую ты катал по этому болоту. - Да, все, как полагается. Только девица была совсем не скучающая. Катал я ее все больше по ночам, и выходило даже поэтично. На западе небо всю ночь зеленоватое, прозрачное, и там, на горизонте, вот как сейчас, все что-то тлеет и тлеет... Весло нашлось только одно и то вроде лопаты, и я греб им, как дикарь, - то направо, то налево. На противоположном берегу было темно от мелкого леса, но за ним всю ночь стоял этот странный полусвет. И везде невообразимая тишина - только комары ноют и стрекозы летают. Никогда не думал, что они летают по ночам, - оказалось, что зачем-то летают. Прямо страшно. Зашумел наконец встречный поезд, налетел с грохотом и ветром, слившись в одну золотую полосу освещенных окон, и пронесся мимо. Вагон тотчас тронулся. Проводник вошел в купе, осветил его и стал готовить постели, - Ну и что же у вас с этой девицей было? Настоящий...
5. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3. Размер: 95кб.
Часть текста: которая и есть здоровье, возвратившееся обычное состояние, хотя и отличающееся от того, что было до болезни, какою-то новой опытностью, умудренностью. Так проснулся и я однажды в тихое и солнечное майское утро в своей угловой комнате, окна которой я, по молодости, не имел надобности завешивать. Я откинул одеяло, чувствуя спокойное довольство всех своих молодых сил и все то здоровое, молодое тепло, которым нагрел я за ночь постель и себя самого. В окна светило солнце, от верхних цветных стекол на полу горели синие и рубиновые пятна. Я поднял нижние рамы - утро было уже похоже на летнее, со всей мирной простотой, присущей лету, его утреннему мягкому и чистому воздуху, запахам солнечного сада со всеми его травами, цветами, бабочками. Я умылся, оделся и стал молиться на образа, висевшие в южном углу комнаты и всегда вызывавшие во мне своей арсеньевской стариной что-то обнадеживающее, покорное непреложному и бесконечному течению земных дней. На балконе пили чай и разговаривали. Был опять брат Николай, - он часто приходил к нам по утрам. И он говорил - очевидно, обо мне: - Да что ж тут думать? Конечно, надо служить, поступить куда-нибудь на место... Думаю, что Георгию все таки удастся устроить его где-нибудь, когда он сам...

© 2000- NIV