Cлово "ГОТОВИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОТОВИЛ, ГОТОВИТ, ГОТОВИШЬ, ГОТОВЯТ

1. Окаянные дни
Входимость: 4.
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
3. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 4.
4. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 4.
5. Чаша жизни
Входимость: 3.
6. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3.
7. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 3.
8. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 3.
9. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 2.
10. Суходол
Входимость: 2.
11. Истории с возвращением в Россию архива Бунина
Входимость: 2.
12. Устами Буниных. 1949 - 1953 гг.
Входимость: 2.
13. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
14. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
15. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 2.
16. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 2.
17. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
18. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 2.
19. Хорошая жизнь
Входимость: 2.
20. Мордовский сарафан
Входимость: 2.
21. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 2.
22. Благосклонное участие
Входимость: 2.
23. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 2.
24. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 2.
25. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2.
26. Бунин И. А.: Освобождение Толстого
Входимость: 2.
27. Далекое
Входимость: 2.
28. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 2.
29. Воды многие
Входимость: 2.
30. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 2.
31. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 2.
32. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 2.
33. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 2.
34. Невенчанная жена
Входимость: 2.
35. Смерть пророка
Входимость: 2.
36. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2.
37. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
38. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
39. Воспоминания Бунина
Входимость: 2.
40. Ремизов В.Б.: Бунин и Лев Толстой
Входимость: 2.
41. Автобиографические заметки
Входимость: 2.
42. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 2.
43. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 7)
Входимость: 1.
44. Весной, в Иудее
Входимость: 1.
45. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 1.
46. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 1.
47. Бунин И. А. - Чехову А. П., Начало января 1891 г.
Входимость: 1.
48. На распутье
Входимость: 1.
49. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
50. Бунин И. А. - Коринфскому А. А., 18 ноября 1895 г.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Окаянные дни
Входимость: 4. Размер: 47кб.
Часть текста: дни ОКАЯННЫЕ ДНИ МОСКВА, 1918 г. 1 января (старого стиля). Кончился этот проклятый год. Но что дальше? Может, нечто еще более ужасное. Даже наверное так. А кругом нечто поразительное: почти все почему-то необыкновенно веселы,- кого ни встретишь на улице, просто сияние от лица исходит: - Да полно вам, батенька! Через две-три недели самому же совестно будет... Бодро с веселой нежностью (от сожаления ко мне, глупому) тиснет руку и бежит дальше. ----- Нынче опять такая же встреча,- Сперанский из "Русских Ведомостей". А после него встретил в Мерзляковском старуху. Остановилась, оперлась на костыль дрожащими руками и заплакала: - Батюшка, возьми ты меня на воспитание! Куда ж нам теперь деваться? Пропала Россия, на тринадцать лет, говорят, пропала! 7 января. Был на заседании "Книгоиздательства писателей",- огромная новость: "Учредительное Собрание" разогнали! О Брюсове: все левеет, "почти уже форменный большевик". Не удивительно. В 1904 году превозносил самодержавие, требовал (совсем Тютчев!) немедленного взятия Константинополя. В 1905 появился с "Кинжалом" в "Борьбе" Горького. С начала войны с немцами стал ура-патриотом. Теперь большевик. 5 февраля. С первого февраля приказали быть новому стилю. Так что по-ихнему нынче уже восемнадцатое. Вчера был на собрании "Среды". Много было "молодых". Маяковский, державшийся, в общем, довольно пристойно, хотя все время с какой-то хамской независимостью, щеголявший стоеросовой прямотой суждений, был в мягкой рубахе без галстука и почему-то с поднятым воротником пиджака, как ходят плохо бритые личности, живущие в скверных номерах, по утрам в нужник. Читали Эренбург, Вера Инбер. Саша Койранский сказал про них: Завывает Эренбург, Жадно...
2. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4. Размер: 204кб.
Часть текста: уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы недовольно смотрел кто-то волосатый, в очках, с костлявыми широкими плечами. "Мой покойный муж", вскользь сказала Авилова, - и я слегка оторопел: так был поражен нелепостью соединения во что-то одно этого чахоточного с живой, хорошенькой женщиной, вдруг назвавшей его своим мужем. Потом она опять села за работу, Лика нарядилась, сказала нам, - тем своим языком, некоторые особенности которого я уже заметил с неловкостью за нее: - ...
3. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 4. Размер: 154кб.
Часть текста: Иван Алексеевич Бунин. 37 лет дружбы связывали этих столь различных по характеру людей. Алданов преклонялся перед талантом Ивана Алексеевича, помогал ему в устройстве практических дел, а Бунин поощрял его литературную деятельность и отвечал дружбой. Если первые письма Алданова еще сравнительно сдержанны, то понемногу они становятся теплее и задушевнее, хотя, надо сказать, что с Верой Николаевной Буниной он, видимо, всегда чувствовал себя свободнее и проще, чем с Иваном Алексеевичем. Меняется и часто шутливый в первые годы тон писем, всё больше места уделяется житейским заботам. Письма раскрывают тяжелую эмигрантскую жизнь с постоянной тревогой за будущее. Наконец, письма Алданова военного и послевоенного времени уже почти исключительно посвящены стараниям помочь в материальном отношении замученному болезнями и живущему в нужде Бунину. Тут письма принимают иногда даже несколько покровительственный тон. В письмах Алданова много внимания уделено литературной эмиграции и ее жизни. Бунин, живя подолгу на юге, бывал часто отрезан от парижской литературной среды, тогда как Алданов постоянно был тесно связан с русскими политическими и литературными центрами. В своих письмах он извещает Буниных о литературных событиях, о писательских встречах, беседах, спорах, высказывает мнения о многих современных ему писателях. У Алданова были и международные связи, он имел широкий круг знакомых не только среди русских, встречал влиятельных людей различных политических направлений. Бунину всё это было чуждо. Интересны высказывания Алданова о литературе: и современной (как русской, так и иностранной) и классической. Иногда эти высказывания носят явно полемический характер (он любил вызвать Бунина на спор), при чем можно догадаться, какого мнения придерживался Бунин. Часто, видимо, глашатаем взглядов И. А. была Вера Николаевна -- и Алданов, иногда через нее справляясь о мнении Ивана Алексеевича, охотно беседует с ней...
4. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 4. Размер: 60кб.
Часть текста: смерти гр. А. К. Толстого) Инония и Китеж К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого Полвека со дня смерти гр. Алексея Константиновича Толстого. Каждое воспоминание о каждом большом человеке прежней России очень больно теперь и наводит на страшные сопоставления того, что было и что есть. Но поминки о Толстом наводят на них особенно. Вот я развернул книгу и читаю: Глаза словно щели, растянутый рот, Лицо на лицо не похоже, И выдались скулы углами вперед — И ахнул от ужаса русский народ: Ай рожа, ай страшная рожа! Что это такое? Это из баллады Толстого о Змее-Тугарине, это рожа певца, нахально появившегося на пиру киевского князя Владимира, рожа той «обдорской» Руси, которую он пророчит, которая должна, по его слову, заменить Русь киевскую. Мысль о том, «чтоб мы повернулись к Обдорам», кажется князю и его богатырям так нелепа, что они только смеются: Нет, шутишь! Живет наша русская Русь, Татарской нам Руси не надо! Но «рожа» не унимается. Вам, говорит она, моя весть смешна и ...
5. Чаша жизни
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: проще и просторней, семинарист Кир Иорданский, сын псаломщика, влюбился, приехав на каникулы, в Саню Диесперову, дочь заштатного священника, за которой от нечего делать ухаживал консисторский служащий Селихов, пользовавшийся отпуском. Саня была особенно беззаботна и без причины счастлива в то лето, каждый вечер ходила гулять в городской сад или кладбищенскую рощу, носила цветистый мордовский костюм, большим бантом красной шелковой ленты завязывала конец толстой русой косы и, чувствуя себя красивой, окруженной вниманием, все напевала и откидывала голову назад. Из всех ее поклонников нравился ей один Иорданский. Но она его боялась. Он пугал ее своей молчаливой любовью, огнем черных глаз и синими волосами, она вспыхивала, встречаясь с ним взглядом, и притворялась надменной, не видящей его. А Селихов был губернский франт, он держался всех любезнее, смешил ее подруг, был остроумен, находчив и заносчиво, играя тросточкой, поглядывал на Иорданского, даром что мал был ростом. Да и заштатному священнику казался он приятным и дельным молодым человеком, не то что Иорданский, дюжий и нищий семинар. И однажды, в июльский вечер, когда в городе все катались, все гуляли и в золотистой пыли, поднятой стадом, садилось в конце Долгой улицы солнце, когда шла Саня в кладбищенскую рощу под руку с Селиховым, а сзади, среди подруг Сани, шагал сумрачный Иорданский и, покачиваясь, гудел великан Горизонтов, тоже семинарист, Селихов небрежно глянул на них через плечо...

© 2000- NIV