Cлово "ГОТОВИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОТОВИЛ, ГОТОВИТ, ГОТОВИШЬ, ГОТОВЯТ

1. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 4.
2. Окаянные дни
Входимость: 4.
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
4. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 4.
5. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3.
6. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 3.
7. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 3.
8. Чаша жизни
Входимость: 3.
9. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
10. Мордовский сарафан
Входимость: 2.
11. Воды многие
Входимость: 2.
12. Ремизов В.Б.: Бунин и Лев Толстой
Входимость: 2.
13. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
14. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 2.
15. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 2.
16. Далекое
Входимость: 2.
17. Устами Буниных. 1932 г.
Входимость: 2.
18. Благосклонное участие
Входимость: 2.
19. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2.
20. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2.
21. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 2.
22. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 2.
23. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава V
Входимость: 2.
24. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 2.
25. Устами Буниных. 1949 - 1953 гг.
Входимость: 2.
26. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 2.
27. Хорошая жизнь
Входимость: 2.
28. Суходол
Входимость: 2.
29. Невенчанная жена
Входимость: 2.
30. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 2.
31. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
32. Смерть пророка
Входимость: 2.
33. Михайлов О. Н.: Страстное слово
Входимость: 2.
34. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 2.
35. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 2.
36. Бунин И. А.: Освобождение Толстого
Входимость: 2.
37. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
38. Автобиографические заметки
Входимость: 2.
39. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 2.
40. Устами Буниных. 1924 - 1925 гг.
Входимость: 2.
41. Истории с возвращением в Россию архива Бунина
Входимость: 2.
42. Воспоминания Бунина
Входимость: 2.
43. На распутье
Входимость: 1.
44. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 4)
Входимость: 1.
45. Бунин И. А. - Коринфскому А. А., 18 ноября 1895 г.
Входимость: 1.
46. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 14 июля 1940 г.
Входимость: 1.
47. Босоножка
Входимость: 1.
48. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 28 августа 1890 г.
Входимость: 1.
49. Бунина В. Н. - Логиновой-Муравьевой Т. Д., 1 марта 1945 г.
Входимость: 1.
50. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 21, 22 февраля 1900 г.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 4. Размер: 154кб.
Часть текста: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным {Подготовка к печати этой переписки М. А. Алданова проделана доктором Эдинбургского Университета Милицей Эдуардовной Грин. Ред. } Письма Алданова к Буниным являются исключительно ценным материалом не только для исследователей творчества обоих писателей, но и для литературоведов, которые будут изучать жизнь русских литераторов за рубежом. Письма М. А. Алданова написаны живо и интересно, в них виден не только автор, но и личность адресата. Как живые, встают по прочтении этих нескольких сотен писем: Марк Александрович Алданов -- прекрасно образованный, умный, сдержанный, и горячий, остро чувствующий, резко на всё реагирующий Иван Алексеевич Бунин. 37 лет дружбы связывали этих столь различных по характеру людей. Алданов преклонялся перед талантом Ивана Алексеевича, помогал ему в устройстве практических дел, а Бунин поощрял его литературную деятельность и отвечал дружбой. Если первые письма Алданова еще сравнительно сдержанны, то понемногу они становятся теплее и задушевнее, хотя, надо сказать, что с Верой Николаевной Буниной он, видимо, всегда чувствовал себя свободнее и проще, чем с Иваном Алексеевичем. Меняется и часто шутливый в первые годы тон писем, всё больше места уделяется житейским заботам. Письма раскрывают тяжелую эмигрантскую жизнь с постоянной тревогой за будущее. Наконец, письма Алданова военного и послевоенного времени уже почти исключительно посвящены стараниям помочь в материальном отношении замученному болезнями и живущему в нужде Бунину. Тут письма принимают иногда даже несколько покровительственный тон. В письмах Алданова много внимания уделено литературной эмиграции и ее жизни. Бунин, живя подолгу на юге, бывал часто отрезан от парижской литературной среды, тогда как Алданов постоянно был тесно связан с русскими политическими и литературными центрами. В своих письмах он извещает Буниных о литературных событиях, о писательских встречах, беседах, спорах, высказывает ...
2. Окаянные дни
Входимость: 4. Размер: 47кб.
Часть текста: (совсем Тютчев!) немедленного взятия Константинополя. В 1905 появился с "Кинжалом" в "Борьбе" Горького. С начала войны с немцами стал ура-патриотом. Теперь большевик. 5 февраля. С первого февраля приказали быть новому стилю. Так что по-ихнему нынче уже восемнадцатое. Вчера был на собрании "Среды". Много было "молодых". Маяковский, державшийся, в общем, довольно пристойно, хотя все время с какой-то хамской независимостью, щеголявший стоеросовой прямотой суждений, был в мягкой рубахе без галстука и почему-то с поднятым воротником пиджака, как ходят плохо бритые личности, живущие в скверных номерах, по утрам в нужник. Читали Эренбург, Вера Инбер. Саша Койранский сказал про них: Завывает Эренбург, Жадно ловит Инбер клич его,- Ни Москва, ни Петербург Не заменят им Бердичева. 6 февраля. В газетах - о начавшемся наступлении немцев. Все говорят: "Ах, если бы!" Ходили на Лубянку. Местами "митинги". Рыжий, в пальто с каракулевым круглым воротником, с рыжими кудрявыми бровями, с свежевыбритым лицом в пудре и с золотыми пломбами во рту, однообразно, точно читая, говорит о несправедливостях старого режима. Ему злобно возражает курносый господин с выпуклыми глазами. Женщины горячо и невпопад вмешиваются, перебивают спор (принципиальный, по выражению рыжего) частностями, торопливыми рассказами из своей личной жизни, долженствующими доказать, что творится черт знает что. Несколько солдат, видимо, ничего не понимают, но, как всегда, в чем-то (вернее, во всем)...
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4. Размер: 204кб.
Часть текста: покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на...
4. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 4. Размер: 60кб.
Часть текста: было и что есть. Но поминки о Толстом наводят на них особенно. Вот я развернул книгу и читаю: Глаза словно щели, растянутый рот, Лицо на лицо не похоже, И выдались скулы углами вперед — И ахнул от ужаса русский народ: Ай рожа, ай страшная рожа! Что это такое? Это из баллады Толстого о Змее-Тугарине, это рожа певца, нахально появившегося на пиру киевского князя Владимира, рожа той «обдорской» Руси, которую он пророчит, которая должна, по его слову, заменить Русь киевскую. Мысль о том, «чтоб мы повернулись к Обдорам», кажется князю и его богатырям так нелепа, что они только смеются: Нет, шутишь! Живет наша русская Русь, Татарской нам Руси не надо! Но «рожа» не унимается. Вам, говорит она, моя весть смешна и обидна? А все-таки будет так. Вот, например, для вас теперь честь, стыд, свобода суть самые бесценные сокровища: Но дни, погодите, иные придут, И честь, государи, заменит вам кнут, А вече — коганская воля! И пророчество это, как известно, исполнилось: через долгую «обдорскую» кабалу, через долгое борение с нею пришлось пройти Руси. И кончилось ли это борение? Один великий приступ Русь «перемогла». Но вот надвинулся новый и, быть может, еще более страшный. Далеко той,...
5. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3. Размер: 72кб.
Часть текста: на горе над Грассом, бедно обставленном, с трещинами в шероховатых желтых стенах, но с великолепным видом с узкой площадки, похожей на палубу океанского парохода, откуда видна была вся окрестность на много километров вокруг с цепью Эстереля и морем на горизонте, Бунины прожили многие годы. Мне выпало на долю прожить с ними все эти годы. Все это время я вела дневник, многие страницы которого теперь печатаю. 19 мая 1927 ГРАСС Живу здесь почти три недели, а дела не делаю. Написала всего два стихотворения, прозы же никакой. Все хожу, смотрю вокруг, обещаю себе насладиться красотой окружающего как можно полнее, потом работать, писать, но даже насладиться до конца не удается. Пустынные сады, террасами лежащие вокруг нашей виллы, меня манят большей частью платонически. Взбегаю туда на четверть часа, взгляну и назад в дом. Зато часто хожу по открытой площадке перед виллой, смотрю — не насмотрюсь на долину, лежащую глубоко внизу до самого моря и нежно синеющую. На горизонте горы, те дикие Моры, в которых скитался Мопассан. По утрам срезаю розы — ими увиты все изгороди — выбрасываю из них зеленых жуков, поедающих сердцевину цветка. Последнему научил меня Фондаминский [59] , в котором есть приятная, редкая в мужчине нежность к цветам. Обычно, я же наполняю все кувшины в доме цветами, что И. А. [60] называет «заниматься эстетикой». Сам он любит цветы издали, говоря, что на столе они ему мешают и что вообще цветы хорошо держать в доме тогда, когда комнат много и есть целый штат прислуги. Последнее — один из образчиков его стремления всегда все преувеличивать, что вполне вытекает из его страстной, резкой натуры. Впрочем, пахнущие цветы он любит и как-то раз даже сам попросил нарвать ему букет гелиотропа и поставить к нему в кабинет. Кусты этого гелиотропа растут под окнами виллы Монфлери, лежащей ниже нашей виллы и сейчас пустой. Там на одной из террас есть пустой каменный водоем. На дне его среди веток и мусора лежит...

© 2000- NIV