Cлово "ВХОДИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВХОДИЛ, ВХОДИТ, ВХОДЯ, ВХОДЯТ, ВХОДИЛИ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7. Размер: 204кб.
2. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 7. Размер: 81кб.
3. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 5. Размер: 88кб.
4. Тень птицы
Входимость: 5. Размер: 43кб.
5. Чистый понедельник
Входимость: 5. Размер: 28кб.
6. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 4. Размер: 36кб.
7. Веселый двор
Входимость: 4. Размер: 71кб.
8. Из "Великого дурмана"
Входимость: 4. Размер: 89кб.
9. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт второй
Входимость: 4. Размер: 55кб.
10. Суходол
Входимость: 3. Размер: 114кб.
11. При дороге
Входимость: 3. Размер: 51кб.
12. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 3. Размер: 46кб.
13. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 3. Размер: 70кб.
14. Учитель
Входимость: 3. Размер: 70кб.
15. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 3. Размер: 107кб.
16. Грин Милица: Письма М. А. Алданова к И. А. и В. Н. Буниным
Входимость: 3. Размер: 154кб.
17. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 3. Размер: 102кб.
18. Я все молчу
Входимость: 3. Размер: 23кб.
19. Байрон Д. Г.: Манфред. Акт третий
Входимость: 3. Размер: 45кб.
20. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 3. Размер: 102кб.
21. Несрочная весна
Входимость: 3. Размер: 24кб.
22. "Своими путями"
Входимость: 3. Размер: 22кб.
23. Саакянц А.: О Бунине и его прозе. Предисловие к сборнику рассказов
Входимость: 3. Размер: 57кб.
24. «Третий Толстой»
Входимость: 3. Размер: 55кб.
25. Окаянные дни (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 85кб.
26. Жизнь Арсеньева
Входимость: 3. Размер: 103кб.
27. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 78кб.
28. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава I
Входимость: 2. Размер: 28кб.
29. Мордовский сарафан
Входимость: 2. Размер: 9кб.
30. Без роду-племени
Входимость: 2. Размер: 29кб.
31. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2. Размер: 47кб.
32. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2. Размер: 53кб.
33. Волхвы
Входимость: 2. Размер: 6кб.
34. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2. Размер: 69кб.
35. Антигона
Входимость: 2. Размер: 18кб.
36. У истока дней
Входимость: 2. Размер: 23кб.
37. Варламов Алексей: Пришвин и Бунин
Входимость: 2. Размер: 40кб.
38. Записи (о Нобелевской премии)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
39. Алексей Алексеич
Входимость: 2. Размер: 18кб.
40. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 2. Размер: 74кб.
41. Чехи и эсеры
Входимость: 2. Размер: 27кб.
42. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Творчество
Входимость: 2. Размер: 37кб.
43. Устами Буниных. 1933 г.
Входимость: 2. Размер: 34кб.
44. Исход
Входимость: 2. Размер: 14кб.
45. Окаянные дни
Входимость: 2. Размер: 47кб.
46. Записная книжка (по поводу критики)
Входимость: 2. Размер: 35кб.
47. Натали
Входимость: 2. Размер: 60кб.
48. Благосклонное участие
Входимость: 2. Размер: 10кб.
49. Из записной книжки ("Пустяк, но противный... ")
Входимость: 2. Размер: 8кб.
50. Записная книжка ("Ходит ветер и возвращается на круги свои…")
Входимость: 2. Размер: 14кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7. Размер: 204кб.
Часть текста: предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После...
2. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 7. Размер: 81кб.
Часть текста: долго шел в темноте куда глаза глядят... Вернулся я, когда на востоке уже белело и по всему селу пели петухи, прокрался в дом тем же задним ходом и тотчас заснул. Однако, вскоре начала тревожить сквозь сон мысль о близости каких-то особенно важных минут, и я вдруг опять вскочил, не проспав и трех часов. Дом все еще делился на два совершенно разных мира: в одном была смерть, был зал с гробом, в другом же, то есть во всех прочих комнатах, со всех сторон отделенных от него запертыми дверями, как попало шла наша беспорядочная жизнь, нетерпеливо ждущая роковой развязки этого беспорядка. Я проснулся с резким чувством того, что развязка наконец настала, и был немало удивлен, увидя, что брат, спавший со мной в кабинете покойного, равнодушно курит, сидя в одном белье на диване, с которого до полу сползла смятая простыня, меж тем как по коридору за дверью уже поспешно ходили, слышались голоса, какие-то короткие вопросы и такие же ответы. Вошла Марья Петровна, старшая горничная, внесла поднос с чаем, молча поклонилась, не глядя на нас, и, поставив поднос на письменный стол, озабоченно вышла. Я, дрожащими руками, стал одеваться. В кабинете, оклеенном старенькими золотистыми обоями, было все просто, буднично и даже весело, плавал, говоря о нашей мужской утренней жизни, пахучий папиросный дым. Брат курил и рассеянно посматривал на те самые кавказские туфли Писарева, в которых я видел его, во всей его бодрой цыганской красоте, две недели тому назад, и которые мирно стояли теперь под письменным столом. Я тоже взглянул на них: да, его уже нет, а вот туфли все стоят и могут простоять еще хоть сто лет! И где он теперь и где будет до скончания веков? И неужели это правда, что он уже встретился где-то там со всеми нашими давным-давно умершими, сказочными бабушками и дедушками, и кто он...
3. Устами Буниных. 1921 г.
Входимость: 5. Размер: 88кб.
Часть текста: [...] Отчет о типографии 350.000 франков - устроена она якобы для того, чтобы дать возможность работать беженцам, а работает там только 9 человек. [...] Скоро они удалились. Днем у нас долго сидел Мирский 2 . [...] Был Ландау. [...] Вечером у нас был Ельяшевич 3 . [...] Струве он считает одним из крупных людей нашего времени. Говорили о "Деловом комитете". Его формула: "Можно войти в деловой комитет только тем, кто сумеет накормить беженцев, не растратив имущества русского. А то распродадут весь флот и, если падут большевики, не на чем будет перевезти ничего из Крыма в Одессу". [...] 20 дек. / 2 янв. Ян проснулся поздно. Настроение у него тяжелое. Он сказал: "вот поправился, а зачем - неизвестно. Хуже жизни никогда не было". [...] Вчера у Толстых [...] были принц Ольденбургский, Фондаминский, Авксентьев, Тэффи, Балавинский, Ландау и еще кто-то. Ольденбургский очень интересуется эсерами и Толстой, с которым он уже на "ты", сводит его с ними. Устраивает его рассказ в их журнал. 23 дек. / 5 янв. [...] Сегодня, когда мы садились в автомобиль, я видела в окне Авксентьева массу эсеровских голов, очень возбужденных и довольных. Приехал Виктор Чернов 4 . - "Они, кажется, вполне уверились, что опять их времечко настало, опять царствовать начнут", - сказал Ян, усмехаясь. 24 дек. / 6 янв. [...] Вечером пришли Толстые, мы уговорили их пойти с нами к Ельяшевич. Там, кроме нас, Толстых, Куприных, были еще Бернацкие. Его я не узнала. Теперь ни один вечер не обходится...
4. Тень птицы
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Часть текста: одесской горы в этот постоянно волнующий меня мир порта - в этот усеянный мачтами город агентств, контор, складов, рельсовых путей, каменного угля, товаров. По жидкой весенней грязи среди сброда босяков и грузчиков-кавказцев с их чалмами из башлыков и орлиными глазами, среди извозчиков, волов, влачащих нагруженные телеги, и жалобно кричащих паровозов, пробрался я к черной громаде нашего переполненного людьми и грузом парохода, вымпела которого, в знак скорого выхода в море, уже трепетали в жидком бледно-голубом небе. И, как всегда, бесконечно долгими казались часы последних торопливых работ, топот ног по сходням, грохот лебедок, проносящих над головами огромные клади, и яростная команда капитанских помощников. Но затихли лебедки, сошли, как серые лошади, рослые жандармы на сорную пристань - и, с грохотом сдвинув с себя сходни, пароход сразу порвал всякую связь с землею. Все ладно заняло на нем свое определенное место - в наступившей тишине, под стеклянное треньканье телеграфа, начался медленный выход в море. Тяжелая корма дрожит, плавно отделяясь от пристани и выбивая из-под себя клубы кипени, чайки жалобно визжат и дерутся над красной рачьей скорлупой в радужных кухонных помоях. С берега, из затихшей черной толпы, и с лодок машут белыми платками. Берег все отходит, уменьшается. По правому борту уже тянется каменная лента мола. Неожиданно выглянуло солнце - и сзади, за трубами и...
5. Чистый понедельник
Входимость: 5. Размер: 28кб.
Часть текста: с шипением сыпались с проводов зеленые звезды, - оживленнее спешили по снежным тротуарам мутно чернеющие прохожие... Каждый вечер мчал меня в этот час на вытягивающемся рысаке мой кучер - от Красных ворот к храму Христа Спасителя: она жила против него; каждый вечер я возил ее обедать в "Прагу", в "Эрмитаж", в "Метрополь", после обеда в театры, на концерты, а там к "Яру", в "Стрельну"... Чем все это должно кончиться, я не знал и старался не думать, не додумывать: было бесполезно - так же, как и говорить с ней об этом: она раз навсегда отвела разговоры о нашем будущем; она была загадочна, непонятна для меня, странны были и наши с ней отношения, - совсем близки мы все еще не были; и все это без конца держало меня в неразрешающемся напряжении, в мучительном ожидании - и вместе с тем был я несказанно счастлив каждым часом, проведенным возле нее. Она зачем-то училась на курсах, довольно редко посещала их, но посещала. Я как-то спросил: "Зачем?" Она пожала плечом: "А зачем все делается на свете? Разве мы понимаем что-нибудь в наших поступках? Кроме того, меня интересует история..." Жила она одна, - вдовый отец ее, просвещенный человек знатного купеческого рода, жил на покое в Твери, что-то, как все такие купцы, собирал. В доме против храма Спасителя она снимала ради вида на Москву угловую квартиру на пятом этаже, всего две комнаты, но просторные и хорошо обставленные. В первой много места занимал широкий турецкий диван, стояло дорогое пианино, на котором она все разучивала медленное, сомнамбулически прекрасное начало...

© 2000- NIV