Cлово "ВОЗВРАТИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЗВРАТЯ, ВОЗВРАТИЛ, ВОЗВРАЩУ, ВОЗВРАТИЛО

1. Дело корнета Елагина
Входимость: 9.
2. Памяти Юшкевича
Входимость: 4.
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4.
4. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 4.
5. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 4.
6. «Третий Толстой»
Входимость: 4.
7. Иудея
Входимость: 4.
8. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 3.
9. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава XIII
Входимость: 3.
10. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 3.
11. Дневники Бунина (1906-1907)
Входимость: 3.
12. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 21, 22 февраля 1900 г.
Входимость: 3.
13. Письмо в редакцию "Последние новости" (об обыске в Германии)
Входимость: 3.
14. Песнь о Гайавате. След белого
Входимость: 3.
15. Суходол
Входимость: 3.
16. Пересветов Н. А.: Наши беседы. У И. А. Бунина
Входимость: 3.
17. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 3.
18. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 3.
19. Устами Буниных. 1919 г. Часть 1.
Входимость: 3.
20. Сны Чанга
Входимость: 3.
21. Не могу говорить
Входимость: 3.
22. Солнечный удар
Входимость: 2.
23. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава IV
Входимость: 2.
24. К роду отцов своих
Входимость: 2.
25. Бунин И. А. - Федорову А. М., 7 января 1904 (25 декабря 1903) г.
Входимость: 2.
26. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 10)
Входимость: 2.
27. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 2.
28. Воспоминания Бунина (страница 6)
Входимость: 2.
29. Автобиографическая заметка
Входимость: 2.
30. Худая трава (Оброк)
Входимость: 2.
31. Митина любовь
Входимость: 2.
32. Бунин И. А. - Чеховой М. П., 12 августа 1911 г.
Входимость: 2.
33. Из "Великого дурмана"
Входимость: 2.
34. Каргина Н. Ф.: Иван Алексеевич Бунин. Очерк жизни и творчества
Входимость: 2.
35. Благовестие
Входимость: 2.
36. Песнь о Гайавате. Гайавата и Мэджекивис
Входимость: 2.
37. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 2.
38. Старый порт
Входимость: 2.
39. Андре Шенье
Входимость: 2.
40. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18,19 (5, 6) ноября 1900 г.
Входимость: 2.
41. Бунин И. А. - Пятницкому К. П., 27 ноября 1904 г.
Входимость: 2.
42. Записи (о Нобелевской премии)
Входимость: 2.
43. Чаша жизни
Входимость: 2.
44. Сын
Входимость: 2.
45. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VII
Входимость: 2.
46. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 2.
47. Бунин И. А. - Брюсову В. Я., 6 марта 1901 г.
Входимость: 2.
48. Интервью разных лет
Входимость: 2.
49. Песнь о Гайавате. Свадебный пир Гайаваты
Входимость: 2.
50. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава V
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дело корнета Елагина
Входимость: 9. Размер: 78кб.
Часть текста: что моя цель - добиться только снисхождения подсудимому. Я бы мог тогда сказать немногое. Законодатель не указал, чем именно должны судьи руководствоваться в случаях, подобных нашему, он оставил большой простор их разумению, совести и зоркости, которым и надлежит в конце концов подобрать ту или иную рамку закона, наказующего деяние. И вот я и постарался бы воздействовать на это разумение, на совесть, постарался бы выставить на первое место все лучшее, что есть в подсудимом, и все, что смягчает его вину, будил бы в судьях чувства добрые и делал бы это тем настойчивее, что ведь он отрицает лишь одно в своем поступке: сознательную злую волю. Однако даже и в этом случае мог ли бы я избежать спора с обвинителем, определившим преступника не более не менее, как «уголовным волком»? Во всяком деле все можно воспринять по-разному, все можно осветить так или иначе, представить по-своему, на тот или иной лад. А что же мы видим в нашем деле? То, что нет, кажется, ни одной черты, ни одной подробности в нем, на которую бы мы с обвинителем смотрели одинаково, которую мы могли бы передать, осветить в согласии: «Все так, да не так!» - должен каждую минуту говорить я ему. Но, что всего важнее, так это то, что «все не так» в самой сути дела... Ужасно и началось оно, это дело. Было 19 июня прошлого года. Было раннее утро, был шестой час, но в столовой ротмистра лейб-гвардии гусарского полка Лихарева было уже светло, душно, сухо и жарко...
2. Памяти Юшкевича
Входимость: 4. Размер: 2кб.
Часть текста: Памяти Юшкевича Памяти Юшкевича Нынче опускают в могилу Семена Соломоновича Юшкевича, — навсегда уходит из нашего мира человек большого таланта и сердца, которого я знал чуть не тридцать лет, с которым мы почти в одно время начали, а потом рука об руку — и так дружески за последние годы — делили наш писательский путь. И долг, и сердечная потребность велят мне, перед нашей вечной разлукой, посвятить его памяти хотя несколько слов, достойных ее. Но что я могу сейчас? «Возвратится персть в землю, яко же бе, и дух возвратится к Богу, иже даде его…» Пусть же примет благостно персть почившего лоно нашей общей Матери и милосердный Бог даст его душе мир и радость под Своим благословенным кровом. Примечания Возрождение. — 1927. — 15 февраля (№ 623). — С. 2. Юшкевич Семен Соломонович (1868–1927) — писатель. Скончался 12 февраля 1927 г. в Париже. «Возвратится персть в землю, яко же бе, и дух возвратится к Богу, иже даде его…» — Экклезиаст (12: 7).
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 4. Размер: 204кб.
Часть текста: худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал...
4. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 4. Размер: 71кб.
Часть текста: со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам, давка. Босые лодочники в полосатых фуфайках и шароварах юбкой, с буро-сизыми, облитыми потом лицами, с выкаченными кровавыми белками, в фесках на затылок орут и мечут в барки все, что попадает под руку. Градом летят туда чемоданы, срываются с трапов люди. Срываюсь и я. Барка полным-полна кричащими арабами, евреями и русскими. Пароход, чернея среди зеркального взморья, отдаляется, кажется маленьким, Мала и Яффа. До нее еще далеко, но воздух так чист, а восточные контуры ее кубических домиков, среди которых то там, то тут метелкой торчит пальма, так четки и просты. Уступами громоздится этот каменный, цвета банана, городок на обрывистом прибрежье. От рейда его отделяет длинная гряда рифов. За ними, у береговых отмелей, шелком сияют обвисшие паруса на высоких,...
5. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 4. Размер: 51кб.
Часть текста: царя Ивана Грознаго "Князь Серебряный", и граф Лев Николаевич Толстой. Я довольно близко знал этого Третьяго Толстого в России и в эмиграцiи. Это был человек во многих отношенiях замечательный. Он был даже удивителен сочетанiем в нем редкой личной безнравственности (ни чуть не уступавшей, после его возвращения в Россiю из эмиграцiи, безнравственности его крупнейших соратников на поприще служенiя советскому Кремлю) с редкой талантливостью всей его натуры, наделенной к тому же большим художественным даром. Написал он в этой "советской" Россiи, где только чекисты друг с другом советуются, особенно много и во всех родах, начавши с площадных сценарiев о Распутине, об интимной жизни убiенных царя и царицы, написал вообще не мало такого, что просто ужасно по низости, пошлости, но даже и в ужасном оставаясь талантливым. Что до большевиков, то они чрезвычайно гордятся им не только как самым крупным "советским" писателем, но еще и тем, что был он все-таки граф да еще Толстой. Недаром "сам" Молотов сказал на каком то "Чрезвычайном восьмом съезде Советов": "Товарищи! Передо мной выступал здесь всем известный писатель Алексей Николаевич Толстой. Кто не знает, что это бывшiй граф Толстой! А теперь? Теперь он товарищ Толстой, один из лучших и самых популярных писателей земли советской!" Последнiя слова Молотов сказал тоже недаром: ведь когда-то Тургенев назвал Льва Толстого "великим писателем земли русской". В эмиграции, говоря о нем,...

© 2000- NIV