Cлово "СОЛНЦЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СОЛНЦЕМ, СОЛНЦА, СОЛНЦУ, СОЛНЦАМИ

1. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 39.
2. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 29.
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 27.
4. Жизнь Арсеньева
Входимость: 26.
5. Митина любовь
Входимость: 24.
6. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 24.
7. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 21.
8. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 20.
9. Воды многие
Входимость: 20.
10. Храм Солнца
Входимость: 20.
11. Волошин М. А.: Лики творчества (Брюсов, Городецкий, Бунин, Бальмонт)
Входимость: 16.
12. Тень птицы
Входимость: 16.
13. Братья
Входимость: 16.
14. Море богов
Входимость: 16.
15. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 15.
16. Свет Зодиака
Входимость: 15.
17. Под серпом и молотом
Входимость: 13.
18. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 13.
19. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 13.
20. Суходол
Входимость: 12.
21. Айхенвальд Ю. И.: Иван Бунин
Входимость: 12.
22. Учитель
Входимость: 12.
23. В деревне
Входимость: 12.
24. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 11.
25. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 11.
26. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 11.
27. Смерть пророка
Входимость: 11.
28. Тишина
Входимость: 11.
29. Иудея
Входимость: 11.
30. Пустыня дьявола
Входимость: 10.
31. Странствия
Входимость: 10.
32. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 10.
33. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 10.
34. Песнь о Гайавате. Эпилог
Входимость: 10.
35. Игнат
Входимость: 10.
36. Деревня (часть 3)
Входимость: 10.
37. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 10.
38. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 9.
39. Далекое
Входимость: 9.
40. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 9.
41. Захар Воробьев
Входимость: 9.
42. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 8.
43. Несрочная весна
Входимость: 8.
44. Песнь о Гайавате. След белого
Входимость: 8.
45. Деревня (часть 1)
Входимость: 8.
46. Окаянные дни
Входимость: 7.
47. Стихи
Входимость: 7.
48. При дороге
Входимость: 7.
49. Антоновские яблоки
Входимость: 7.
50. Зайцев Борис: Памяти Ивана и Веры Буниных
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 39. Размер: 71кб.
Часть текста: "Жизнь Бунина. Беседы с памятью" Муромцева-Бунина подробно описывает увиденное в Палестине. Впечатления от этой поездки легли в основу многих рассказов и стихов Бунина. На пароходе, идущем из Александрии в Яффо, чета Буниных познакомилась с известным в то время музыкантом Давидом Шором, также совершающим вместе с отцом путешествие в Святую Землю. С этого момента Бунины и Д.Шор путешествовали по Эрец-Исраэль вместе. В своих дневниках Шор описывает впечатления от этой поездки. Часть этих дневниковых записок была опубликована на иврите самим Шором в газете "Давар" от 5 декабря 1933 года Записки Д.С.Шора были обнаружены в архиве сотрудницей Еврейского университета в Иерусалиме Юлией Матвеевой, обработаны ею и опубликованы издательством "Гешарим" в 2001 году. Жизнь столкнула Д.С.Шора со многими замечательными людьми. Сам он также был известным в свое время деятелем культуры. Поэтому мемуары его представляют существенный интерес. ИУДЕЯ И Господь поставил меня среди поля, и оно было полно костей. Иезекииль I Штиль, зной, утро. Кинули якорь на рейде перед Яффой. На палубе гам,...
2. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 29. Размер: 73кб.
Часть текста: мужиков и солдат; сидят на полу, и идиотски кричит Анюта-дурочка. В сенях вагона 1-го класса мешки, солдаты. По поезду идет солдатский контроль. Ко мне: сколько мне лет, не дезертир ли? Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней. Пришли мужики, не дали отправить. Коля рассказывал, что Лида говорила: в с. Куначьем (где попом отец Ив. Алексеевича, ее мужа) есть чудотворная икона Николая Угодника. Мужики, говоря, что все это "обман", постановили "изничтожить" эту икону. Но 9-го мая разразилась метель - испугались. Тупик говорит, что в с. Ламском мужики загалдели, зашумели, когда в церкви запели: "Яко до царя": "Какой такой теперь царь? Это еще что такое?" В Ефремове в городском саду пьяный солдат пел: Выну саблю, выну востру И...
3. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 27. Размер: 204кб.
Часть текста: где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но...
4. Жизнь Арсеньева
Входимость: 26. Размер: 103кб.
Часть текста: Если бы не сказали, я бы теперь и понятия не имел о своем возрасте, - тем более, что я еще совсем не ощущаю его бремени, - и, значит, был бы избавлен от мысли, что мне будто бы полагается лет через десять или двадцать умереть. А родись я и живи на необитаемом острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит ...
5. Митина любовь
Входимость: 24. Размер: 116кб.
Часть текста: с крыш, всюду было многолюдно, оживленно. Высокие облака расходились тонким белым дымом, сливаясь с влажно синеющим небом. Вдали с благостной задумчивостью высился Пушкин, сиял Страстной монастырь. Но лучше всего было то, что Катя, в этот день особенно хорошенькая, вся дышала простосердечием и близостью, часто с детской доверчивостью брала Митю под руку и снизу заглядывала в лицо ему, счастливому даже как будто чуть-чуть высокомерно, шагавшему так широко, что она едва поспевала за ним. Возле Пушкина она неожиданно сказала: - Как ты смешно, с какой-то милой мальчишеской неловкостью растягиваешь свой большой рот, когда смеешься. Не обижайся, за эту-то улыбку я и люблю тебя. Да вот еще за твои византийские глаза... Стараясь не улыбаться, пересиливая и тайное довольство, и легкую обиду, Митя дружелюбно ответил, глядя на памятник, теперь уже высоко поднявшийся перед ними: - Что до мальчишества, то в этом отношении мы, кажется, недалеко ушли друг от друга. А на византийца я похож так же, как ты на китайскую императрицу. Вы все просто помешались на этих Византиях, Возрождениях... Не понимаю я твоей матери! - Что ж, ты бы на ее месте меня в терем запер? - спросила Катя. - Не в терем, а просто на порог не пускал бы всю эту якобы артистическую богему, всех этих будущих знаменитостей из студий и консерваторий, из театральных школ, - ответил Митя, продолжая стараться быть спокойным и дружелюбно небрежным. - Ты же сама мне говорила, что Буковецкий уже звал тебя ужинать в Стрельну, а Егоров предлагал лепить голую, в виде какой-то умирающей морской волны, и, конечно, страшно польщена такой честью. - Я все...

© 2000- NIV