Cлово "ОТЕЦ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТЦУ, ОТЦА, ОТЦОМ, ОТЦЕ

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 57.
2. Жизнь Арсеньева
Входимость: 53.
3. При дороге
Входимость: 52.
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 41.
5. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 22.
6. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 21.
7. Рассказ о Иване Бунине его родственника Юрия Бунина
Входимость: 20.
8. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 20.
9. Ворон
Входимость: 19.
10. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 18.
11. Суходол
Входимость: 18.
12. Воспоминания Бунина (страница 4)
Входимость: 17.
13. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 16.
14. Деревня (часть 1)
Входимость: 16.
15. Байрон Д. Г.: Каин. Акт первый
Входимость: 15.
16. Далекое
Входимость: 15.
17. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 15.
18. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 13.
19. Автобиографическая заметка
Входимость: 12.
20. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 12.
21. Холодная осень
Входимость: 12.
22. Камилл Демулен
Входимость: 11.
23. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 11.
24. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава I
Входимость: 11.
25. Подснежник
Входимость: 11.
26. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VI
Входимость: 11.
27. Учитель
Входимость: 11.
28. Российская человечина
Входимость: 11.
29. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 11.
30. Записки Д.С.Шора о путешествии в Палестину с Буниными
Входимость: 10.
31. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава пятая
Входимость: 10.
32. Эртель
Входимость: 10.
33. Байрон Д. Г.: Каин. Акт третий
Входимость: 9.
34. Заря всю ночь
Входимость: 9.
35. Дневники Бунина (1912)
Входимость: 9.
36. Семья и женщины Бунина
Входимость: 8.
37. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 8.
38. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 8.
39. Дело корнета Елагина
Входимость: 8.
40. Саакянц Анна: Проза позднего Бунина
Входимость: 8.
41. В деревне
Входимость: 8.
42. На даче
Входимость: 8.
43. Из записей ("…70 лет тому назад на рассвете этого дня")
Входимость: 8.
44. Юный пилигрим
Входимость: 7.
45. Воды многие
Входимость: 7.
46. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 7.
47. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 7.
48. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 7.
49. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава III
Входимость: 7.
50. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава III
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава первая
Входимость: 57. Размер: 90кб.
Часть текста: теперь иногда кажется, что я что-то помню из жизни в Воронеже, где я родился и существовал три года. Но все это вольные выдумки, желание хоть что-нибудь найти в пустоте памяти о том времени. Довольно живо вижу одно, нечто красивое: я прячусь за портьеру в дверях гостиной и тайком смотрю на нашу мать на диване, а в кресле перед ней на военного: мать очень красива, в шелковом с приподнятым расходящимся в стороны воротником платье с небольшим декольте на груди, а военный в кресле одет сложно и блестяще, с густыми эполетами, с орденами, - мой крестный отец, генерал Сипягин". "Еще вспоминается, а, может быть, это мне и рассказывала мать, что я иногда, когда она сидела с гостями, вызывал ее, маня пальчиком, чтобы она дала мне грудь, - она очень долго кормила меня, не в пример другим детям". Мать его, Людмила Александровна, всегда говорила мне, что "Ваня с самого рождения отличался от остальных детей", что она всегда знала, что он будет "особенный", "ни у кого нет такой тонкой души, как у него" и "никто меня так не любит, как он..." "В Воронеже он, моложе двух лет", - вспоминала она со...
2. Жизнь Арсеньева
Входимость: 53. Размер: 103кб.
Часть текста: острове, я бы даже и о самом существовании смерти не подозревал. "Вот было бы счастье !" - хочется прибавить мне. Но кто знает? Может быть, великое несчастье. Да и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам их - жизнью бессмертной, "непрерывной", веру в то, что это волей Агни заповедано блюсти чистоту, непрерывность крови, породы, дабы не был "осквернен", то есть прерван этот "путь", и что с каждым...
3. При дороге
Входимость: 52. Размер: 51кб.
Часть текста: по волнистым полям вокруг его степного двора. Во ржах за двором стояли два бесприютных дубка, шли неглубокие овраги, густо зараставшие к лету белыми цветами. Во ржах насупротив, за большой дорогой, терялся дубовый лесок; в той стороне было и село - однодворческое старинное село Баево, да волнистые поля скрывали его. До воли было много проезжих по большой дороге. Потом их следы, колеи затянулись, заглохли, закудрявились редкой мелкой муравой. Устин давно вдовел, - говорили, что он убил жену из ревности, - жил не по- мужицки: не землей, а тем, что в рост деньги давал, сеял кое-что только для домашнего обихода, вокруг дубков и над оврагами, и даже скотины путной не держал: хороши у него были одни лошади. В избе хозяйничала сперва его любовница, вдова-однодворка, сероглазая красавица, потом старшая дочь, Евгения. Но Евгению, чуждую и немилую ему, он рано выдал и заместил работником, пожилым придурковатым мужиком Володей. А сам часто отлучался из дому - и росла молчаливая Параша одиноко. Однажды, - ей шел тогда четырнадцатый год, это было как раз в то лето, когда Евгения переселилась в Баево, гнали по большой дороге порядочный гурт овец: часто так делают - покупает купец сто, двести голов на одной ярмарке и перегоняет их на другую, нанимая для того босяков, а для надзора за босяками посылая приказчика. Дотлевала летняя заря далеко позади хутора. Поджидая отца из города, Парашка сидела на пороге избы, глядела на вечерние поблекшие поля, на голый простор дороги. Овцы густой грязно-серой отарой медленно двигались мимо с тем неопределенным шумом, что производят и движение ног и дыхание их, с запахом своего руна и корма - степных трав и полыни! А за ними шли собаки с высунутыми красными языками, запекшимися и запыленными за день, оборванный высокий малый рядом с оборванным стариком и верхом ехал на белом горбоносом киргизе с кутузкой в руке, картузе на затылок,...
4. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 41. Размер: 111кб.
Часть текста: КНИГА ВТОРАЯ I В тот день, когда я покинул Каменку, не зная, что я покинул ее навеки, когда меня везли в гимназию, - по новой для меня, Чернавской дороге, - я впервые почувствовал поэзию забытых больших дорог, отходящую в преданье русскую старину. Большие дороги отживали свой век. Отживала и Чернавская. Ее прежние колеи зарастали травой, старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор освещало эту быстро обгонявшую нас, бегущую в сторону города как...
5. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава третья
Входимость: 22. Размер: 92кб.
Часть текста: ГЛАВА ТРЕТЬЯ   1 В Измалкове Иван Алексеевич нанял на косых колесах тележку и отправился в Васильевское. Там переночевал. Софья Николаевна нашла его очень возмужавшим. На другой день она дала верховую лошадь, которую он при оказии должен был вернуть. С отцом он вел бесконечные разговоры о белом городе, о том, какой Севастополь стал веселый, большой, наполненный нарядной публикой, моряками и матросами в белом. Мать не могла наглядеться на сына, - ведь никогда она так надолго не расставалась с ним! Она видела, как он изменился, но в чем - понять не могла. Расспрашивала о Юлии. Ваня рассказывал подробно, не упоминая о Елизавете Евграфовне. Людмила Александровна сокрушалась, что ее первенец живет в таких условиях, но Ваня успокаивал, уверяя, что скоро освободится вакансия, и у Юлия будет хорошая служба. Дома пробыл недолго. Стал собираться в Орёл, - говорил, что там, вероятно, он получит место. В семье уже царила бедность. Стали поговаривать о продаже земли: оставят себе только усадьбу и несколько десятин для собственного прокормления. Пришел срок платить проценты в орловский дворянский банк. Родители решили воспользоваться поездкой Вани, дали ему денег. Но он деньги не все внес в банк, а купил себе кавалерийские сапоги, синюю тонкого сукна поддёвку, дворянскую фуражку, бурку и седло. И, конечно, сразу же снялся в этом наряде. Это было в 1889 году, а не в 1891, как ошибочно ...

© 2000- NIV