Cлово "ГОСТИНИЦА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ГОСТИНИЦЕ, ГОСТИНИЦУ, ГОСТИНИЦЫ, ГОСТИНИЦАМ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 13.
2. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 7.
3. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 6.
4. Шаляпин
Входимость: 6.
5. Его памяти (Шаляпин)
Входимость: 6.
6. Солнечный удар
Входимость: 6.
7. Безумный художник
Входимость: 5.
8. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава седьмая
Входимость: 5.
9. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 5.
10. Лазарев Владимир: Синие камни (поездка в Ефремов)
Входимость: 4.
11. Устами Буниных. 1905 - 1907 гг.
Входимость: 4.
12. Воспоминания Бунина (страница 2)
Входимость: 4.
13. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 4.
14. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 4.
15. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 4.
16. Казимир Станиславович
Входимость: 3.
17. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 14 июля 1894 г.
Входимость: 3.
18. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 3.
19. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 3.
20. Ранчин А.: Дама без собачки - чеховский подтекст в "Солнечном ударе"
Входимость: 3.
21. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава VI
Входимость: 3.
22. Окаянные дни
Входимость: 3.
23. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 31 октября, 1 ноября 1891 г.
Входимость: 3.
24. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава III
Входимость: 3.
25. Михайлова М. В.: "Солнечный удар" - беспамятство любви и память чувства
Входимость: 3.
26. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 3.
27. Устами Буниных. 1934 - 1939 гг.
Входимость: 3.
28. Дневники Бунина (1905)
Входимость: 3.
29. Октябрь (воспоминания 18-22 октября 1905 года)
Входимость: 3.
30. Одесский дневник
Входимость: 3.
31. Натали
Входимость: 3.
32. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 3.
33. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 18 июля 1891 г.
Входимость: 2.
34. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 28 августа 1890 г.
Входимость: 2.
35. Три рубля
Входимость: 2.
36. Происхождение моих рассказов
Входимость: 2.
37. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 2)
Входимость: 2.
38. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 2.
39. Дневники Бунина (1881-1953)
Входимость: 2.
40. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 2.
41. Заметка о пребывании Бунина в Таллине
Входимость: 2.
42. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 2.
43. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 2.
44. Петлистые уши
Входимость: 2.
45. В стране пращуров
Входимость: 2.
46. Рахманинов
Входимость: 2.
47. Грибок
Входимость: 2.
48. Дневники Бунина (1897-1903)
Входимость: 2.
49. Бунин И. А. - Брюсову В. Я., 23 февраля 1899 г.
Входимость: 2.
50. Бунин И. А. - Письмо в редакцию "Русских ведомостей", 1913 г.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 13. Размер: 204кб.
Часть текста: спокойным, чужим гостинице, городу, - ив необычный для города час: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и...
2. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава шестая
Входимость: 7. Размер: 102кб.
Часть текста: Павловной у Ивана Алексеевича возникала дружба. Они ездили в Учан-Су, Гурзуф, Су-ук-Су. Марья Павловна рассказывала о юности и молодости брата, о его неистощимом веселье и всяких забавных выдумках, о Левитане, которого она талантливо копировала, подражая его шепелявости, - он, например, вместо Маша произносил Мафа, - о его болезненной нервности, психической неустойчивости. Поведала и о том, что "ради Антоши" она отказалась выйти замуж: - Когда я сообщила ему о сделанном мне предложении, то по лицу его поняла, - хотя он и поздравил меня, - как это было ему тяжело... и я решила посвятить ему жизнь... Рассказывала и о увлечениях Антона Павловича, иногда действительных, иногда воображаемых. Он был очень скрытен и о своих сердечных делах никому вообще не говорил. Занята была Марья Павловна и продажей именьица Кучукоя Перфильевой. Вскоре по приезде в Ялту Марья Павловна в письме к брату привела только что сочиненные строки Бунина: Позабывши снег и вьюгу, Я помчалась прямо к югу, Здесь ужасно холодно, Целый день мы топим печки, Глядим с Буниным в окно И гуляем, как овечки. Последняя строчка ей не понравилась, она нашла ее "глупой". А Иван Алексеевич утверждал, что она самая лучшая... В такой спокойной обстановке, полной забот о нем, Иван Алексеевич еще...
3. Воспоминания Бунина (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 73кб.
Часть текста: Но мне кажется, что Шаляпина тянуло к нам не всегда корыстно. Помню, например, как горячо хотел он познакомиться с Чеховым, сколько раз говорил мне об этом. Я наконец спросил: - Да за чем же дело стало? - За тем, - отвечал он, - что Чехов нигде не показывается, все нет случая представиться ему. - Помилуй, какой для этого нужен случай! Возьми извозчика и поезжай. - Но я вовсе не желаю показаться ему нахалом! А кроме того, я знаю, что я так оробею перед ним, что покажусь еще и совершенным дураком. Вот если бы ты свез меня как-нибудь к нему... Я не замедлил сделать это и убедился, что все была правда: войдя к Чехову, он покраснел до ушей, стал что-то бормотать... А вышел от него в полном восторге: - Ты не поверишь, как я счастлив, что наконец узнал его, и как очарован им! Вот это человек, вот это писатель! Теперь на всех прочих буду смотреть как на верблюдов. - Спасибо, - сказал я, смеясь. Он захохотал на всю улицу. Есть знаменитая фотографическая карточка, - знаменитая потому, что она, в виде открытки, разошлась в свое время в сотнях тысячах экземпляров,- та, на которой сняты Андреев, Горькiй, Шаляпин, Скиталец, Чириков, Телешов и я. Мы сошлись однажды на завтрак в московскiй немецкiй ресторан "Альпiйская роза", завтракали долго и весело и вдруг решили - ехать сниматься. Тут мы со Скитальцем сперва немножко поругались. Я сказал: - Опять сниматься! Все сниматься! Сплошная собачья свадьба. Скиталец обиделся: - Почему же это свадьба да еще...
4. Шаляпин
Входимость: 6. Размер: 19кб.
Часть текста: с ума от теноров. Но мне кажется, что Шаляпина тянуло к нам не всегда корыстно. Помню, например, как горячо хотел он познакомиться с Чеховым, сколько раз говорил мне об этом. Я наконец спросил: - Да за чем же дело стало? - За тем, - отвечал он, - что Чехов нигде не показывается, все нет случая представиться ему. - Помилуй, какой для этого нужен случай! Возьми извозчика и поезжай. - Но я вовсе не желаю показаться ему нахалом! А кроме того, я знаю, что я так оробею перед ним, что покажусь еще и совершенным дураком. Вот если бы ты свез меня как-нибудь к нему... Я не замедлил сделать это и убедился, что все была правда: войдя к Чехову, он покраснел до ушей, стал что-то бормотать... А вышел от него в полном восторге: - Ты не поверишь, как я счастлив, что наконец узнал его, и как очарован им! Вот это человек! Вот это писатель! Теперь на всех прочих буду смотреть как на верблюдов. - Спасибо, - сказал я, смеясь. Он захохотал на всю улицу. -- Есть знаменитая фотографическая карточка, - знаменитая потому, что она, в виде открытки, разошлась в свое время в сотнях тысячах экземпляров, - та, на которой сняты Андреев, Горький, Шаляпин, Скиталец, Чириков, Телешов и я. Мы сошлись однажды на ...
5. Его памяти (Шаляпин)
Входимость: 6. Размер: 15кб.
Часть текста: Есть еще и до сих пор великое множество умников, искренно убежденных, что Толстой ровно ничего не понимал ни в жизни ни в искусстве, «бранил Шекспира, Бетховена». Оставим их в стороне; но как же все-таки объяснить такой отзыв его о Шаляпине? Он остался совершенно равнодушен ко всем изумительным достоинствам шаляпинского голоса, шаляпинского таланта? Этого, конечно, быть не могло. Просто Толстой умолчал об этих достоинствах, — высказался только о том, что показалось ему недостатком, указал на ту черту, которая действительно была у Шаляпина всегда, а в те годы, — ему было тогда лет двадцать пять, — особенно: на избыток, даже на некоторую неумеренность его всяческих сил. Это уже давно избито, но совершенно справедливо: в Шаляпине было очень много истинно былинного, богатырского, данного ему от природы, а отчасти и благоприобретенного на подмостках, которыми с ранней молодости стала вся его жизнь, каждую минуту раздражаемая непрестанными восторгами толпы везде и всюду, по всему миру, где бы она его ни видала: на оперной сцене, на концертной эстраде, на знаменитом пляже, в дорогом ресторане или в салоне миллионера. Трудно вкусившему славы быть простым, спокойным! Чехов шутил: — Слава подобна морской воде, — чем больше пьешь, тем больше жаждешь. Шаляпин пил эту воду без конца, без конца и жаждал. И как его судить (и особенно при его страстной, буйной, ненасытной натуре), что любил он подчеркивать свои силы, свою удаль, свою русскость, равно как и то, «из какой грязи попал он в князи»? Как-то он показал мне карточку своего отца: — Вот посмотри, какой был у меня родитель. Драл меня нещадно! Но на карточке был весьма благопристойный человек лет пятидесяти, в крахмальной рубашке с отложным воротничком и с черным галстучком, в енотовой шубе, и я усумнился: точно ли драл? «Горький, Шаляпин поднялись со...

© 2000- NIV