Dostavkaochkov.ru - Спортивные очки на URL!

Cлово "ОЧКИ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОЧКАХ, ОЧКАМИ, ОЧКОВ, ОЧКА

1. Братья
Входимость: 7.
2. Чаша жизни
Входимость: 6.
3. Учитель
Входимость: 5.
4. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 5.
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 5.
6. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 5.
7. Соотечественник
Входимость: 5.
8. Вести с родины
Входимость: 4.
9. Окаянные дни
Входимость: 4.
10. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 4.
11. Из записей ("Рассказ моего гувернера о Гоголе... ")
Входимость: 3.
12. Заметки ("Чудовищная нежная полнота")
Входимость: 3.
13. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 3.
14. Зойка и Валерия
Входимость: 2.
15. Суходол
Входимость: 2.
16. Князь во князьях
Входимость: 2.
17. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 2.
18. Всходы новые
Входимость: 2.
19. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 2.
20. «Третий Толстой»
Входимость: 2.
21. Игнат
Входимость: 2.
22. Под серпом и молотом
Входимость: 2.
23. Деревня (часть 1)
Входимость: 2.
24. Фокин П., Сыроватко Л.: Бунин без глянца (ознакомительный фрагмент). Свой среди чужих, чужой среди своих
Входимость: 2.
25. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 2.
26. Воспоминания Бунина (страница 5)
Входимость: 2.
27. Тень птицы
Входимость: 2.
28. Устами Буниных. 1919 г. Часть 2.
Входимость: 2.
29. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава VI
Входимость: 2.
30. Заметки (о литературе и современниках)
Входимость: 2.
31. Деревня (часть 3)
Входимость: 2.
32. Странствия
Входимость: 2.
33. Личарда
Входимость: 2.
34. На даче
Входимость: 2.
35. Гиппиус З. Н.: Бесстрашная любовь
Входимость: 1.
36. Мордовский сарафан
Входимость: 1.
37. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 1.
38. Записная книжка (о современниках, о Горьком)
Входимость: 1.
39. Бунин И. А.: О Чехове. Часть вторая. Глава IV
Входимость: 1.
40. Устами Буниных. 1929 - 1930 гг.
Входимость: 1.
41. Воды многие
Входимость: 1.
42. Слава
Входимость: 1.
43. Гаданье
Входимость: 1.
44. Деревня (часть 2)
Входимость: 1.
45. Дядька
Входимость: 1.
46. Бунин И. А.: Освобождение Толстого. Глава X
Входимость: 1.
47. Клаша
Входимость: 1.
48. "Страна неограниченных возможностей"
Входимость: 1.
49. Красавица
Входимость: 1.
50. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава четвертая
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Братья
Входимость: 7. Размер: 52кб.
Часть текста: о печали. Сутта Нипата. Дорога из Коломбо вдоль океана идет в кокосовых лесах. Слева, в их тенистой дали, испещренной солнечным светом, под высоким навесом перистых метелок-верхушек, разбросаны сингалезские хижины, такие низенькие по сравнению с окружающим их тропическим лесом. Справа, среди высоких и тонких, в разные стороны и причудливо изогнутых темно-кольчатых стволов, стелются глубокие шелковистые пески, блещет золотое, жаркое зеркало водной глади и стоят на ней грубые паруса первобытных пирог, утлых сигароподобных дубков. На песках, в райской наготе, валяются кофейные тела черноволосых подростков. Много этих тел плещется со смехом, криком и в теплой прозрачной воде каменистого прибрежья... Казалось бы, зачем им, этим лесным людям, прямым наследникам земли прародителей, как и теперь еще называют Цейлон, зачем им города, центы, рупии? Разве не всё дают им лес, океан, солнце? Однако, входя в лета, одни из них торгуют, другие работают на рисовых и чайных плантациях, третьи - на севере острова - ловят жемчуг, спускаясь на дно океана и поднимаясь оттуда с кровавыми глазами, четвертые заменяют лошадей, - возят европейцев по городам и окрестностям их, по темно-красным тропинкам, осененным громадными сводами лесной зелени, по тому «кабуку», из которого и был создан Адам: лошади плохо переносят цейлонский зной, всякий богатый резидент, который держит лошадь, отправляет ее на лето в горы, в Кэнди, в Нурилью. На левую руку рикши, между плечом и локтем, англичане, нынешние хозяева острова, надевают бляху с номером. Есть простые номера, есть особенные. Старику- сингалезу, рикше, жившему в одной из лесных хижин под Коломбо, достался особенный, седьмой номер. «Зачем, - сказал бы Возвышенный, - зачем, монахи, захотел этот старый человек умножить свои земные горести? Затем, Возвышенный, захотел этот старый человек...
2. Чаша жизни
Входимость: 6. Размер: 42кб.
Часть текста: счастлива в то лето, каждый вечер ходила гулять в городской сад или кладбищенскую рощу, носила цветистый мордовский костюм, большим бантом красной шелковой ленты завязывала конец толстой русой косы и, чувствуя себя красивой, окруженной вниманием, все напевала и откидывала голову назад. Из всех ее поклонников нравился ей один Иорданский. Но она его боялась. Он пугал ее своей молчаливой любовью, огнем черных глаз и синими волосами, она вспыхивала, встречаясь с ним взглядом, и притворялась надменной, не видящей его. А Селихов был губернский франт, он держался всех любезнее, смешил ее подруг, был остроумен, находчив и заносчиво, играя тросточкой, поглядывал на Иорданского, даром что мал был ростом. Да и заштатному священнику казался он приятным и дельным молодым человеком, не то что Иорданский, дюжий и нищий семинар. И однажды, в июльский вечер, когда в городе все катались, все гуляли и в золотистой пыли, поднятой стадом, садилось в конце Долгой улицы солнце, когда шла Саня в кладбищенскую рощу под руку с Селиховым, а сзади, среди подруг Сани, шагал сумрачный Иорданский и, покачиваясь, гудел великан Горизонтов, тоже семинарист, Селихов небрежно...
3. Учитель
Входимость: 5. Размер: 70кб.
Часть текста: поедет, но сказать себе это определенно все оттягивал. Теперь больше всего хотелось остаться одному. «Обсудим, обсудим!» - думал он беспокойно, прикрывая глаза, и ребята думали, что он или сердит, или нездоров. И правда, к концу занятий у него начало ломить в левой стороне головы. Когда же школа опустела, Турбин со злобой прихлопнул дверь в передней и быстро пошел в свою комнату. - Пусть будет так! - сказал он и, хмурясь, скинул с себя пиджак. Повесив его под простыню на стену, он накинул на себя длинный тулуп, крытый казинетом, и лег на кровать. «Ночной зефир струит эфир...» - напевал он мысленно. В голове стояло одно и то же: «Пусть будет так! - черт его побери, не ехать, так не ехать... эка важность!» Тащиться к дьячку обедать не хотелось. Левая сторона головы продолжала болеть. Он обмял плечом подушку поудобнее и старался не шевелиться. Сквозь дремоту он слышал, как приходил сторож Павел, обивал от снега лапти, крякал с мороза, сморкался и гремел ведрами; видел сквозь полузакрытые веки, что в комнате разливается отсвет...
4. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 5. Размер: 52кб.
Часть текста: множество как бы праздничного народа - и ни души знакомой, нужной. Не застал Цакни, 191 оставил ему записку, что буду в понед. в 2 1/2 ч. [...] Нынче послал открытку-avion Гребенщикову, 192 чтобы написал в америк. газетах о писательской нужде в эмиграции. [...] Погода как будто на весну, но все холодный ветер. Финнам плохо. 6.III.40 [...] Нынче холодно, с утра было серо, туман, крупа, шел с полчаса снег. А вчера, гуляя с Верой ночью по саду, услыхал первую лягушку - думал, начинается, значит, весна. Прочел книжечку (изд. Суворина) гр. Соллогуба - Аптекарша, Метель, Неоконченные повести. Довольно ловко все, но ненужно. Герои и героини, как всегда писали прежде, умирают от несч. любви. Хорошо для рассказа, донской казак Харулин. Хорошо бы написать рассказ, действие которого в Бахчисарае. Татарин Осламбей. Татары говорят: "тютюн ичмен!" т. е. надо "попить дыму" (покурить). Еще: "шишлык" (а не шашлык; шиш по-татарски вертел, палочка). Хорош Бахчисарай. Овцы Божья стада. Темно-желтая бабочка в черных узорах на крыльях. Задние...
5. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 5. Размер: 204кб.
Часть текста: который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее в еще более бедную Пушкарную Слободу, оттуда вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили, и вдоль бульвара, навстречу мне, на паре больших вороных, шедших споро, но мерно, в достойной противоположности с этим трезвоном, прокатил в карете архиерей, благостным мановением руки осенявший влево и вправо всех встречных. В редакции было опять людно, бодро работала за своим большим столом маленькая Авилова, только ласково улыбнувшаяся мне и тотчас опять склонившаяся к столу. Завтрак был опять долгий, веселый, после завтрака я слушал, как Лика бурно играла на рояли, потом качался с ней и с Оболенской на качелях в саду. После чая Авилова показывала мне дом, водила по всем комнатам. В спальне я увидал на стене портрет, - из рамы...

© 2000- NIV