Soapdream.ru - От целлюлита помогает мыло скраб ручной работы с овсянкой.

Cлово "ОГОНЕК"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОГОНЬКИ, ОГОНЬКАМИ, ОГОНЬКОВ, ОГОНЬКОМ

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7.
2. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5.
3. Деревня (часть 1)
Входимость: 5.
4. Сосны
Входимость: 5.
5. Новая дорога
Входимость: 4.
6. Деревня (часть 3)
Входимость: 4.
7. В поле
Входимость: 3.
8. Мордовский сарафан
Входимость: 3.
9. Песнь о Гайавате. Сын Вечерней Звезды
Входимость: 3.
10. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 3.
11. В стране пращуров
Входимость: 3.
12. Господин из Сан-Франциско
Входимость: 2.
13. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 2.
14. Зуров Л. Ф. - Кузнецовой Г. Н., Вторая половина января 1929 г.
Входимость: 2.
15. Трясина
Входимость: 2.
16. На хуторе
Входимость: 2.
17. Пустыня дьявола
Входимость: 2.
18. Из цикла "Странствия"
Входимость: 2.
19. Под серпом и молотом
Входимость: 2.
20. Песнь о Гайавате. Сватовство Гайаваты
Входимость: 2.
21. Огнь пожирающий
Входимость: 2.
22. Тень птицы
Входимость: 2.
23. Записная книжка (о Горьком, "Боюсь, что пройдет незамеченной... ")
Входимость: 2.
24. Баллада
Входимость: 2.
25. Благосклонное участие
Входимость: 2.
26. Геннисарет
Входимость: 2.
27. Смирнова Л.: И. А. Бунин
Входимость: 2.
28. Странствия
Входимость: 2.
29. Записная книжка (о литературе)
Входимость: 2.
30. Дневники Бунина (1881-1896)
Входимость: 2.
31. На край света
Входимость: 2.
32. Перевал
Входимость: 2.
33. На чужой стороне
Входимость: 2.
34. Натали
Входимость: 2.
35. Братья
Входимость: 2.
36. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 8)
Входимость: 2.
37. Чистый понедельник
Входимость: 2.
38. Окаянные дни (страница 2)
Входимость: 2.
39. Солнечный удар
Входимость: 1.
40. Гиппиус З. Н.: Тайна зеркала
Входимость: 1.
41. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 1 июля 1891 г.
Входимость: 1.
42. Перечитывая Куприна
Входимость: 1.
43. Обуза
Входимость: 1.
44. Сказки
Входимость: 1.
45. Муромцева-Бунина В. Н.: Жизнь Бунина. Глава вторая
Входимость: 1.
46. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина (страница 6)
Входимость: 1.
47. Суходол
Входимость: 1.
48. Камень
Входимость: 1.
49. Последняя осень
Входимость: 1.
50. Бунин И. А. - Пащенко В. В., 14 августа 1891 г.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Жизнь Арсеньева. Книга пятая
Входимость: 7. Размер: 204кб.
Часть текста: едва стало светать. Но на другой уже поздней - как все. Заботливо одевался, гляделся в зеркало... Вчера, в редакции, я уже со смущением чувствовал свой цыганский загар, обветренную худобу лица, запущенные волосы. Нужно было привести себя в приличный вид, благо обстоятельства мои вчера неожиданно улучшились: я получил предложение не только сотрудничать, но и взять аванс, который и взял, - горячо покраснел, но взял. И вот я отправился на главную улицу, зашел в табачный магазин, где купил коробку дорогих папирос, потом в парикмахерскую, откуда вышел с красиво уменьшившейся пахучей головой и с той особенной мужской бодростью, с которой всегда выходишь из парикмахерской. Хотелось тотчас же идти опять в редакцию, поскорее продолжить всю ту праздничность новых впечатлений, которыми так щедро одарила меня судьба вчера. Но идти немедленно было никак нельзя: "Как, он опять пришел? И опять с утра?!" - Я пошел по городу. Сперва, как вчера, вниз по Волховской, с Волховской по Московской, длинной торговой улице,...
2. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5. Размер: 111кб.
Часть текста: век. Отживала и Чернавская. Ее прежние колеи зарастали травой, старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. Помню одну особенно, ее дуплистый и разбитый грозой остов. На ней сидел, черной головней чернел большой ворон, и отец сказал, очень поразив этим мое воображенье, что вороны живут по несколько сот лет и что, может быть, этот ворон жил еще при татарах... В чем заключалось очарованье того, что он сказал и что я почувствовал тогда? В ощущеньи России и того, что она моя родина? В ощущеньи связи с былым, далеким, общим, всегда расширяющим нашу душу, наше личное существование, напоминающим нашу причастность к этому общему? Он сказал, что этими местами шел когда-то с низов на Москву и по пути дотла разорил наш город сам Мамай, а потом - что сейчас мы будем проезжать мимо Становой, большой деревни, еще недавно бывшей знаменитым притоном разбойников и особенно прославившейся каким-то Митькой, таким страшным душегубом, что его, после того, как он наконец был пойман, не просто казнили, а четвертовали. Помню, что как раз в это время, между Становой и нами, влево от большой дороги, шел еще никогда не виденный мной поезд. Сзади нас склонялось к закату солнце и в упор...
3. Деревня (часть 1)
Входимость: 5. Размер: 111кб.
Часть текста: бы в плисовом кафтане и в козловых сапожках, нахально играет скулами, глазами и почтительнейше сознается даже в самом малейшем из своих несметных дел: - Так точно-с. Так точно-с. А родитель Красовых был мелким шибаем. Ездил по уезду, жил одно время в родной Дурновке, завел было там лавочку, но прогорел, запил, воротился в город и помер. Послужив по лавкам, торгашили и сыновья его, Тихон и Кузьма. Тянутся, бывало, в телеге с рундуком посередке и заунывно орут: - Ба-абы, това-ару! Ба-абы, това-ару! Товар - зеркальца, мыльца, перстни, нитки, платки, иголки, крендели - в рундуке. А в телеге все, что добыто в обмен на товар: дохлые кошки, яйца, холсты, тряпки... Но, проездив несколько лет, братья однажды чуть ножами не порезались - и разошлись от греха. Кузьма нанялся к гуртовщику, Тихон снял постоялый дворишко на шоссе при станции Воргол, верстах в пяти от Дурновки, и открыл кабак и "черную" лавочку: "торговля мелочного товару чаю сахору тобаку сигар и протчего". Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в разговоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде. Неутомимо гонял он за становыми - в те глухие осенние поры, когда взыскивают подати и идут по деревне торги за торгами. Неутомимо скупал у помещиков хлеб на корню, снимал за бесценок землю... Жил он долго с немой кухаркой, - "не плохо, ничего не разбрешет!" - имел от нее ребенка, которого она приспала, задавила во сне, потом женился на пожилой горничной...
4. Сосны
Входимость: 5. Размер: 21кб.
Часть текста: вихрями на крышу. И мне представляется путник, который кружится в наших дебрях и чувствует, что не найти ему теперь выхода вовеки. - Есть ли жив-человек в этих хижинах? - говорит он, с трудом различая в белой крутящейся мгле Платоновку. Но морозный ветер захватывает ему дыхание, слепит снегом, и мгновенно пропадает огонек, который, казалось, мелькнул сквозь вьюгу. Да и человечьи ли это хижины? Не в такой ли же черной сторожке жила Баба-Яга? «Избушка, избушка, стань к лесу задом, а ко мне передом! Приюти странника в ночь!..» Лежа весь вечер, я представляю себе, как пугливо и зыбко мерцают мои освещенные окошечки, такие одинокие среди бушующего леса, с головы до ног поседевшего от вьюги! Дом стоит у широкой просеки, в затишье, но когда ураган гигантским призраком на снежных крыльях проносится под лесом, сосны, которые высоко царят над всем окружающим, отвечают урагану столь угрюмой и грозной октавой, что в просеке делается страшно. Снег при этом бешено и беспорядочно мчится по лесу, непритворенная дверь в сенцах с необыкновенной силой...
5. Новая дорога
Входимость: 4. Размер: 18кб.
Часть текста: те неприятные минуты разлуки, когда сказать уже нечего, улыбки делаются фальшивыми, а время начинает идти страшно медленно. Наконец раздается второй звонок. Махая шляпами, провожающие уходят и, оборачиваясь, кланяются уже с искренней приветливостью. - Готово! - кричит кто-то около паровоза, и паровоз тяжко стукается буферами в вагоны. Слышно, как он сдержанно сипит горячим паром, изредка кидая клубы дыма, и платформа пустеет. Остаются только высокий красивый офицер с продолговатым, нагло-серьезным лицом в полубачках, и дама в трауре. Дама кутается в ротонду и тоскливо смотрит на офицера заплаканными черными глазами. Потом с неловкой поспешностью очень сытого человека проходит большой рыжеусый помещик с ружьем в чехле и в оленьей дохе поверх серого охотничьего костюма, а за ним приземистый, но очень широкий в плечах генерал. Потом из конторы быстро выходит начальник станции… Он только что вел с кем-то неприязненный спор и поэтому, резко скомандовав: «Третий», так далеко швыряет папиросу, что она долго прыгает по платформе, рассыпая по ветру красные искры. И тотчас: же на всю платформу звонит гулкий вокзальный колокол, раздаются гремучие свистки оберкондуктора, ...

© 2000- NIV