Cлово "ОБЛАКО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБЛАКОВ, ОБЛАКА, ОБЛАКАМИ, ОБЛАКАХ

1. Воды многие
Входимость: 19.
2. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 14.
3. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 12.
4. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 12.
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 10.
6. Шулятиков В. М.: Этапы новейшей русской лирики
Входимость: 9.
7. Устами Буниных. 1942 - 1943 гг.
Входимость: 8.
8. Митина любовь
Входимость: 8.
9. Устами Буниных. 1922 - 1923 гг.
Входимость: 8.
10. Всходы новые
Входимость: 7.
11. Окаянные дни
Входимость: 7.
12. Бунин И. А.: О Чехове. Часть первая. Глава III
Входимость: 7.
13. Под серпом и молотом
Входимость: 6.
14. Жизнь Арсеньева. Книга третья
Входимость: 6.
15. Странствия
Входимость: 6.
16. Рассказы о Палестине Бунина
Входимость: 5.
17. "Князь" - книга о Бунине Михаила Рощина
Входимость: 5.
18. Дневники Бунина (1940)
Входимость: 5.
19. Дневники Бунина (1942)
Входимость: 5.
20. Устами Буниных. 1915 - 1918 гг.
Входимость: 5.
21. Устами Буниных. 1940 г.
Входимость: 5.
22. Дневники Бунина (1922)
Входимость: 5.
23. Жизнь Арсеньева. Книга вторая
Входимость: 5.
24. Далекое
Входимость: 5.
25. Дневники Бунина (1923-1932)
Входимость: 5.
26. Маленький роман
Входимость: 5.
27. Натали
Входимость: 5.
28. Божье древо
Входимость: 4.
29. Стихи
Входимость: 4.
30. Жизнь Арсеньева. Книга четвертая
Входимость: 4.
31. Худая трава (Оброк)
Входимость: 4.
32. Устами Буниных. 1908 - 1911 гг.
Входимость: 4.
33. Дневники Бунина (1944)
Входимость: 4.
34. Тень птицы
Входимость: 4.
35. Бунин И. А. - Бунину Ю. А., 18,19 (5, 6) ноября 1900 г.
Входимость: 4.
36. Дневники Бунина (1916)
Входимость: 4.
37. Инония и Китеж (К 50-летию со дня смерти гр. А. К. Толстого)
Входимость: 4.
38. Устами Буниных. 1881 - 1903 гг.
Входимость: 4.
39. Устами Буниных. 1944 - 1948 гг.
Входимость: 4.
40. * * * ("В окно я вижу груды облаков... ")
Входимость: 3.
41. Грамматика любви
Входимость: 3.
42. Устами Буниных. 1912 - 1914 гг.
Входимость: 3.
43. При дороге
Входимость: 3.
44. * * * ("Белые круглятся облака…")
Входимость: 3.
45. Игнат
Входимость: 3.
46. Галина Кузнецова. Грасский дневник
Входимость: 3.
47. Байрон Д. Г.: Каин. Акт второй
Входимость: 3.
48. Антоновские яблоки
Входимость: 3.
49. Веселый двор
Входимость: 3.
50. Дневники Бунина (1897-1903)
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Воды многие
Входимость: 19. Размер: 50кб.
Часть текста: время проводить почти в одиночестве, - ведь мы круглые сутки заняты». Но это-то нам и нравится, сказали мы ему. Капитан, крепкий, полнеющий француз, по-французски самодоволен и уверен в себе, по-французски предупредителен и вежлив с нами, но и равнодушен по- французски, говорит любезности и остроты, не меняя выражения лица. Два его помощника и младший механик малозаметные фигуры. Механик старший, - большой, грузный, усатый брюнет с несколько как бы яростными и изумленными глазами, я думаю, недалек, горяч и отходчив. Остальные обитатели «Юнана» - повар, два поваренка, подросток-китаец для мелких услуг, красавец лакей, несколько кочегаров и десяток матросов. Мы перебрались на «Юнан» к обеду. И обед имел совсем домашний характер. По- домашнему приготовлялось и кофе, - не в поварской, а в столовой, собственноручно: молол старший механик, засыпал и варил первый помощник. Это было венцом обеда, некоторым священнодействием. После обеда все разошлись, кто на вахту, кто спать перед вахтой. На пароходе уже давно тишина. Тихо и на рейде. Вот вторая склянка, - успокаивающий и слегка грустный звон: бам-бам, бам-бам, - десять часов. Я выбрал себе одну из трех кают возле кают-компании, - каюты на верхней палубе меньше и будут в тропиках жарче. У...
2. Дневники Бунина (1917)
Входимость: 14. Размер: 73кб.
Часть текста: Чувство страшного возмущения. Никаких законов - и все власть, все, за исключением, конечно, нас. Волю "свободной" России почему-то выражают только солдаты, мужики, рабочие. Почему, напр., нет совета дворянских, интеллигентских, обывательских депутатов? <...> 15 июня 1917 г. 10 часов веч. Вернулись из Скородного. Коля, Евгений (который приехал вчера с Юлием из Ефремова) и Тупик ездили в усадьбу Победимовых, я, Юлий и Вера пошли к ним навстречу. День прекрасный, вечер еще лучше. Особенно хороша дорога от Крестов к Скородному - среди ржей в рост человека. В лесу птичий звон - пересмешник и пр. Возвращались - уже луна над морем ржей. У Бахтеяровой сейчас хотели отправить в Елец для Комитета 60 свиней. Пришли мужики, не дали отправить. Коля рассказывал, что Лида говорила: в с. Куначьем (где попом отец Ив. Алексеевича, ее мужа) есть чудотворная икона Николая Угодника. Мужики, говоря, что все это "обман", постановили "изничтожить" эту икону. Но 9-го мая разразилась метель - испугались. Тупик говорит, что в с. Ламском мужики загалдели, зашумели, когда в церкви запели: "Яко до царя": "Какой такой теперь царь? Это еще что такое?" В Ефремове в городском саду пьяный солдат пел: Выну саблю, выну востру И срублю себе главу - Покатилася головка Во зеленую...
3. Дневники Бунина (1941)
Входимость: 12. Размер: 58кб.
Часть текста: Перечитывал "Петра" А. Толстого вчера на ночь. Очень талантлив! 6. I. 41. Понедельник. Дождь, сыро, серо, холодно, опять сижу при огне - "фонарь" с закрытыми ставнями, задернутой занавеской и ширмами. [...] Англо-немецкая война все в том же положении - бьют друг друга, как каждый день всю осень. Осточертело читать и слушать все одно и то же. Японский м. внутр. дел произнес речь на весь мир - "41 год будет самый трагический для человечества, если продолжится война и не будет возможности для Яп., Ит. и Германии организовать новый мир ко всеобщему благополучию". Последнее особенно замечательно. [...] 21. I. 41. Были по всей Европе страшные холода, снега. У нас тоже. Холод в доме ужасный, топить вволю нельзя, нечем: запасы наши угля и дров на исходе, дальше будут давать только 100 кило в месяц- насмешка! Все время ищем что купить! Но нечего! Находим кое-где скверный, сморщенный горох (и торговец и мы врем - "для посева"), ржавые рыбки, род stet. селедочек и сардинок - и все. Питаемся скверно [...] Ждали, что немцы пройдут через Болгарию в Грецию. В Средиз. море их авиация работает уже - помогает итальянцам. Гитлер виделся с Мус[солини] - "приняты важнейшие решения". Нынче вечером советск. и швейц. радио: англич. взяли Тобрук. Междоусоб. война в Румынии. 25. I. 41. Суббота. Солнечный и уже теплый день. Вчера послал av.-recom. Цетлиным в Америку. Нынче - открытку Тане Муравьевой. Сходил опустить ее после завтрака в ящик возле женской обители (под Helios'ом). Сидел на подъеме к "Chaumiere". Припекало. Тишина и грусть на душе. При взятии Тобрука захвачено около 20 000 пленных. Англичане идут дальше к западу. [...]...
4. Устами Буниных. 1941 г.
Входимость: 12. Размер: 77кб.
Часть текста: поразим в 41-м году весь мир нашими победами..." Небольшой мистраль. Красота гор над Ниццей. 3. I. 41. С утра дождь и туман. После завтрака проглядывало солнце. К вечеру белые туманы в проходах Эстереля, море серо-свинцового тумана в долинах и горах в сторону Марселя. Перечитывал "Петра" А. Толстого вчера на ночь. Очень талантлив! 6. I. 41. Понедельник. Дождь, сыро, серо, холодно, опять сижу при огне - "фонарь" с закрытыми ставнями, задернутой занавеской и ширмами. [...] Англо-немецкая война все в том же положении - бьют друг друга, как каждый день всю осень. Осточертело читать и слушать все одно и то же. Японский м. внутр. дел произнес речь на весь мир - "41 год будет самый трагический для человечества, если продолжится война и не будет возможности для Яп., Ит. и Германии организовать новый мир ко всеобщему благополучию". Последнее особенно замечательно. [...] 21. I. 41. Были по всей Европе страшные холода, снега. У нас тоже. Холод в доме ужасный, топить вволю нельзя, не чем: запасы наши угля и дров на исходе, дальше будут давать только 100 кило в месяц -...
5. Жизнь Арсеньева
Входимость: 10. Размер: 103кб.
Часть текста: и правда ли, что не подозревал бы? Не рождаемся ли мы с чувством смерти? А если нет, если бы не подозревал, любил ли бы я жизнь так, как люблю и любил? О роде Арсеньевых, о его происхождении мне почти ничего не известно. Что мы вообще знаем! Я знаю только то, что в Гербовнике род наш отнесен к тем, "происхождение коих теряется во мраке времен". Знаю, что род наш "знатный, хотя и захудалый" и что я всю жизнь чувствовал эту знатность, гордясь и радуясь, что я не из тех, у кого нет ни рода, ни племени. В Духов день призывает Церковь за литургией "сотворить память всем от века умершим". Она возносит в этот день прекрасную и полную глубокого смысла молитву: - Вси рабы Твоя, Боже, упокой во дворех Твоих и в недрех Авраама, - от Адама даже до днесь послужившая Тебе чисто отцы и братiи наши, други и сродники! Разве случайно сказано здесь о служении? И разве не радость чувствовать свою связь, соучастие "с отцы и братiи наши, други и сродники", некогда совершавшими это служение? Исповедовали наши древнейшие пращуры учение "о чистом, непрерывном пути Отца всякой жизни", переходящего от смертных родителей к смертным чадам их - жизнью бессмертной, "непрерывной", веру в то, что это волей Агни заповедано блюсти чистоту, непрерывность крови, породы, дабы не был "осквернен", то есть прерван этот "путь", и что с каждым рождением должна все более очищаться кровь рождающихся и возрастать их родство, близость с ним, единым Отцом всего сущего. Среди моих предков было, верно, не мало и дурных. Но все же из поколения в поколение наказывали мои предки друг другу помнить и блюсти свою кровь: будь достоин во всем своего благородства. И как передать те чувства, с которыми я смотрю порой на наш родовой герб? Рыцарские доспехи, латы и шлем с страусовыми перьями. Под ними щит. И на лазурном поле его, в середине - перстень, эмблема верности и вечности, к которому...

© 2000- NIV